26 ноября 2020 09:23

26 ноября 2020 09:23

Страна за Байкалом

Баргузин – это не только байкальский ветер, не только большая река и острозубый с белыми вершинами хребет. Это целая страна.
Первое упоминание о ней встретил в двух источниках: в «Сокровенном сказании», известном как «Тайная история монголов», а также в летописи Рашид-ад-Дина – персидского придворного историка. Так, в последней упоминается страна Баргуджин Токум, куда за какие-то прегрешения был отослан в ссылку предок Чингисхана в седьмом колене. Тогда это словосочетание переводилось как «скалистые теснины».

Баргузин – это не только байкальский ветер, не только большая река и острозубый с белыми вершинами хребет. Это целая страна.

Первое упоминание о ней встретил в двух источниках: в «Сокровенном сказании», известном как «Тайная история монголов», а также в летописи Рашид-ад-Дина – персидского придворного историка. Так, в последней упоминается страна Баргуджин Токум, куда за какие-то прегрешения был отослан в ссылку предок Чингисхана в седьмом колене. Тогда это словосочетание переводилось как «скалистые теснины».

 

Толкование это вполне правдоподобно, если учесть, что протяженная долина реки (около 300 км) окаймлена с одной стороны Баргузинским хребтом, с другой – Икатским. Баргузинские горы давно манили меня, да не очень удобные пути подъезда все оттягивали плотное знакомство. Но в очередное лето давний товарищ по походам Анатолий предложил проехать на его машине по долине Баргузина и посмотреть на самую высокую гору хребта с отметкой 2841 м. Семечко упало на подготовленную почву. Собрались за два дня, нашли карты района. В компанию вошел еще Валера, альпинист, бывший чемпионом Союза. С такими друзьями сам черт не страшен.

Мы знали, что в 1986 году очень спортивная команда иркутян (кстати, наших друзей) поднялась на предвершину, но непредвиденные трудности остановили их в 300 м от макушки. Я был в альпинистской подготовке «слабым звеном», но надеялся, что в компании с зубрами на что-то сгожусь.

 

Стоял июль. Проехали знакомые юго-восточные берега Байкала. Влево ушел отворот на Энхалук с сосново-песчаными пляжами мыса Облом и залива Провал. Дорога отошла от Байкала и, петляя, полезла от старого села Татаурово на хребет Морской с тем, чтобы спуститься к Байкалу уже перед Гремячинском. Правда, перед этим справа заблестело зеркало озера Дикое. Знакомое по старым фотографиям, оно мне представлялось красивым и таинственным в соответствии с названием. На деле же оказалось большим лесным озером с подболоченными берегами и множеством комаров. Ночевали перед Гремячинском. А наутро, конечно же, не могли проехать мимо известнейшего курорта с более чем двухсотлетней историей.

 

altСледующая остановка – Усть-Баргузин. Большой поселок с большой историей. О больших делах говорят кучи щепы и корья уже на дальних подступах. Много древесины сплавили по этой реке, много сигар-плотов ушло по Байкалу на нужды хозяйства страны. Сейчас все утихло, все в прошлом. Хотя тяжелогруженые лесовозы часто встречаются на трассе. Выждав перерыв на обед команды парома, мы переправились на другой берег Баргузина, где дорога продолжается вверх по долине.

 

Меньше часа езды, и мы въезжаем в Баргузин. Ныне это поселок городского типа, а когда-то – уездный город с кипучей торговой и культурной жизнью. Мы знали, что при школе имеется хороший музей, но стояла середина лета, и он, естественно, был закрыт. На удивление, уговаривать показать музей не пришлось. Татьяна Сергеевна Филиппова вообще-то учитель информатики, а музей – это дело ее души, которым она занимается с тех пор, как молодым специалистом по распределению попала в этот край. Совсем неожиданно осмотр начали со старого кладбища. Оказалось, оно может рассказать о прошлом не меньше, чем архитектурные памятники. Вот только три факта. Со школы помним, что сюда ссылали братьев декабристов Вильгельма и Михаила Карловичей Кюхельбекеров. Вильгельм по окончании срока выехал в Европу, Михаил же осел здесь основательно. Вел просветительскую работу, основал опытное агрономическое хозяйство (до сих пор имеется местечко Карлычево Поле), женился, завел детей. Здесь же и умер. Но вы бы видели, в каком состоянии его могила!

 

Еще непригляднее могила Шандора Петефи – великого венгерского поэта. По бытующей здесь версии-легенде, он был взят в плен во время русско-австрийского сражения и инкогнито доставлен сюда в ссылку, где под псевдонимом Петрович провел остаток жизни. От забытого захоронения осталась разваливающаяся ограда да какая-то доска. Венгерская экспедиция занималась этим захоронением, даже говорят, что останки увезли на родину, ведь для маленькой Венгрии Петефи – национальный герой. Хотя официальная история гласит, что поэт похоронен в собственном имении.

Лучшая часть кладбища – еврейская, как по изначальному обустройству, так и по ухоженности. Оказывается, в бытность Баргузина уездным городом еврейская диаспора составляла несколько тысяч небедных людей. Особо выделяется монумент, по размерам не уступающий памятнику Минину и Пожарскому, сооруженный в честь духовного идеолога основания государства Израиль – золотопромышленника Моисея Новомейского. На одной из центральных улиц увидели чудо русской сибирской архитектуры – дом XIX века с колоннами из лиственницы.

 

Долина Баргузина в этой части довольно широка и заселена по обеим сторонам. Решили начать знакомство с левобережной части и, проехав по мосту, направились на север. Издали заблестели блюдца Алгинских соленых озер в белоснежной окаемке. За деревней Уро дорога приближается к лесным отрогам Икатского хребта, один из которых увенчан скальным останцем, образующим разнообразные фигуры. Самый обширный скальный массив получил несколько неожиданное для этой земли название – Саксонский замок. А буряты считают, что здесь живет хозяин местности Тумурши-ноен с женой Тудугиш-хатан.

Напротив, через долину, уже начала открываться панорама Баргузинского хребта со снежными вершинами. Через несколько километров к северу по скоплению шестов с флажками находим следующее сакральное место. Каменный бык прилег отдохнуть на полянке у дороги. Ни одна машина не проедет мимо без обязательного «брызгания» и подношения божествам. В волосяную веревку на шее Бухе Шулуна (Бык-Камень) вплетены тысячи разноцветных ленточек. Он оберегает долину и ее жителей от черных сил.

 

Еще через пяток километров в степи раскинулся Сад камней. Разнообразные по форме и размерам глыбы как бы растут из поверхности земли. Река Ина, пожалуй, самый крупный приток Баргузина, славится обилием рыбы и охотничьих угодий. На берегу имеется термальный источник. Сверившись с картой в районе деревни Хилгана, переезжаем на правый берег Баргузина. Пару раз минуем соблазнительные указатели «минеральный источник», торопимся попасть в этот день в район предполагаемого выхода к самой высокой горе Баргузинского хребта. Определяем отправную точку и спускаемся на ночлег к ближайшей речке Шаманке. Наутро, оставив машину в одном из дворов деревни, стартуем в горы. Дорожка петляет по сосновым борам, превращается в звериную тропу с частыми пометками медвежьего пищеварения. В истоках ручья Иохан – два горных озера. Тут уже настоящее медвежье царство... 

 

С помощью карты и компаса определяем нашу цель – высшую точку, так как она явно не выражена в массиве хребта. Мои альпинисты намечают наиболее перспективный путь восхождения.  

Осыпи, кое-где выходы скал, и вот он, гребень. Часа через три мы на предвершине с туром. На этом месте когда-то уже были иркутяне – наши друзья, но дальше их не пустил глубокий разлом в гребне из разрушающейся плиточной породы. Пристегнув веревку к обвязке, Толя проходит этот разлом. По готовым перилам без особого труда прохожу и я. Валера же идет сзади, снимая веревку. Дальнейшие 300 метров проходятся без осложнений, и мы на вершине. Записка в туре повествует историю восхождений. Оказывается, первыми были московские туристы в 1965 г., затем ребята из Улан-Удэ в 1986-м. Теперь мы. Завидная регулярность: восхождения через 21 год – негусто. Наверное, поэтому гора пока не имеет названия. В записке, оставленной в туре, предлагаю назвать ее по имени жившего тут народа – Баргут. У лагеря в ручье нас ожидает бутылка шампанского. Мы покорили гору в день пятидесятилетия Анатолия. Кто еще так празднует юбилей?

 

После спуска в долину мы еще успели побывать на курорте Кучигер, посмотреть минеральные источники на реке Аллб. В примыкающей березовой роще на деревьях подвешено около сотни миниатюрных люлек с куколками – это женщины просили у божеств детей. Но наиболее почитаема в отношении материнства – богиня Янжима, что живет у скалы рядом с деревней Ярикто. По количеству священных мест Баргузинская долина, пожалуй, не имеет себе равных.
Петр Болданов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30