28 ноября 2020 14:17

28 ноября 2020 14:17

фото: Личный архив Обидбека Бегматова

Аксакал на страже безопасности

Мгновенно оценив чрезвычайную ситуацию, опытный путеец принял все меры, чтобы не допустить крушения поездов

Узнав о том, что мы собираемся написать о нём в газету, мастер участка производства Новочарской дистанции пути (ПЧ-27) Восточно-Сибирской дирекции инфраструктуры Обидбек Бегматов искренне удивился: мол, я всего лишь исполнял свои служебные обязанности и ничего героического не совер-шил.
В то ясное, солнечное утро 6 октября он, как и прежде, был на посту, на страже безопасности движения поездов на перегоне Салликит – Сакукан, а если конкретно, то контролировал действия работников подрядной организации ООО «Лидерстрой», которые занимались отсыпкой скальником земполотна строящегося второго пути – так называемой скальной наброской.

Этот процесс является составной частью комплекса мер, направленных на исключение деформации земполотна, – как и сезонные охлаждающие устройства (СОУ), представляющие собой вертикально установленные в тело насыпи трубы, залитые хладоном.

Всё это вкупе позволяет минимизировать негативные проявления, вызванные оттайкой вечной мерзлоты – особо опасного фактора, присущего бескрайним просторам суровой приякутской лесотундры.

В 10 часов 20 минут по местному времени в размеренном ритме работ по подвозу и выгрузке скальника произошёл неожиданный резкий сбой. Незадачливый водитель МАЗа-самосвала Н. (работник того самого «Лидерстроя») попытался сдать назад, но не рассчитал радиус поворота – и выворотил с корнем опору, которая упала в негабарит и повисла на проводах.

Пока растерянные подрядчики-лидерстроевцы разводили руками, судили-рядили и усиленно соображали, что же делать дальше, опытный мастер-путеец Обидбек Бегматов мгновенно оценил всю опасность сложившейся чрезвычайной ситуации: с запада шёл, уже был на подходе к рухнувшей опоре, пригородный пассажирский поезд Таксимо – Новая Чара, с востока же подпирал грузовой состав. Он, не медля ни секунды, вызвал по рации «западного» сигналиста Розият Абдурахманову и приказал ей срочно принять все возможные меры по остановке пригородного пассажирского: установить на рельсы петарды и активно подавать флажком сигналы машинисту для экстренной остановки.

Затем ту же команду он передал и на восток, сигналисту Юрию Милюкову. Получила экстренное сообщение и диспетчер ПЧ-27 Наталья Кокотко, которая оперативно оповестила всех причастных о чрезвычайной ситуации на перегоне.

Таким образом, идущие на препятствие поезда были срочно остановлены. Упавшую опору удалось, навалившись всем миром, оттащить с верхнего строения пути, и поезда продолжили движение, задержка составила всего лишь 5–7 минут.

– Благодаря грамотным, решительным действиям опытного мастера-путейца Обидбека Бегматова удалось избежать тяжёлых последствий – схода подвижного состава, – отмечает старший ревизор по безопасности движения поездов Северобайкальского региона ВСЖД Владимир Полетаев. – Честь ему и хвала, нашему уважаемому аксакалу, который, даже находясь на заслуженном отдыхе, продолжает верой и правдой служить родной железной дороге.

Более 40 лет отработал наш герой на железнодорожном транспорте. Он пошёл по этой стезе ещё на родине: после окончания профтехучилища устроился помощником машиниста локомотивного депо Душанбинского отделения Среднеазиатской железной дороги. Отслужил в рядах Советской армии, в ракетных войсках стратегического назначения, и вернулся обратно в родное депо. Затем постепенно дорос до машиниста тепловоза – и в этом статусе вместе с 30 коллегами-деповчанами прибыл на БАМ по приглашению руководства локомотивного депо Новая Чара.

Его определили на якутскую станцию Хани, в оборотное локомотивное депо Тындинского отделения Байкало-Амурской железной дороги. Там-то, на суровых северных маршрутах Хани – Юктали и Хани – Новая Чара, и ковалась сталь характера молодого машиниста третьего класса Обидбека Бегматова.

Но в 1995 году волна сокращений не обошла стороной и локомотивное депо Хани – его закрыли. Наш герой устроился монтёром пути второго разряда в ПЧ-27. Через полтора года тяжкого труда, прошедшего в обнимку с остроконечным ломом, дедовской лопатой, метлой и лапой, его направили в Северобайкальск на курсы – обучаться специальности бригадира по текущему содержанию пути. Затем он отработал почти 18 лет на станции Мурурин в должности дорожного мастера. По льготной «якутской сетке» ушёл на пенсию в 52 года, но тем не менее до 58 лет работал в своей родной дистанции пути – в общей сложности 23 года.

За этот период он обучил немало молодых путейцев, щедро передавал им свой богатейший опыт. Его многолетний добросовестный труд отмечен именными часами начальника дороги, памятной медалью «40 лет БАМу», знаком «За верность профессии» и благодарностью начальника структурного подразделения.

После окончательного выхода на заслуженный отдых новочарский путеец-аксакал прикупил домик с участком в Новосибирской области, но всё же большую часть своей жизни проводит на северах, в местах своей «боевой юности». Здесь сказывается не только притяжение неброской красоты пейзажей Крайнего Севера, но и зов сердца вкупе с регулярными приглашениями руководства дистанции пути «ещё чуть поработать», приехать буквально на сезон-два-три… Да к тому же и все внучата здесь проживают, на станции Хани, и дочка Насиба – где же любящему деду и отцу усидеть одному в пригороде огромного шумного мегаполиса.

Когда у нас заходит речь о «былом и думах», мой собеседник улыбается: да всякое, дескать, бывало, особенно в период работы машинистом тепловоза: и пожар однажды довелось тушить на вверенной технике, и экстренно тормозить, дабы избежать столкновения с заглохшей на железнодорожном переезде огромной фурой, и чего ещё только не было – всех случаев предотвращения угроз безопасности движения поездов и не упомнишь сейчас.

– За период своей многолетней трудовой деятельности Обидбек Одилбекович зарекомендовал себя квалифицированным специалистом, настоящим профессионалом, умеющим оперативно решать поставленные руководством дистанции задачи, – отмечает главный инженер ПЧ-27 Денис Заулочнов. – Он грамотно подходит к выполнению всех этапов технологического процесса, хорошо знает нормативные документы ОАО «РЖД», Восточно-Сибирской дороги и неукоснительно руководствуется ими в повседневной практике. За трудолюбие, требовательное отношение к себе и другим наш уважаемый аксакал пользуется заслуженным авторитетом среди коллег.

Да, именно с такого замечательного, надёжного профи, яркого представителя старой железнодорожной гвардии, думается, стоит брать пример молодёжи не только Новочарской дистанции пути, но и всея Восточно-Сибирской железной дороги.
Сергей Ринчинов