14 августа 2020 05:15

14 августа 2020 05:15

фото: Владимир Медведев

Сам себе избиратель

Отобрать для итоговой книги два десятка рассказов нелегко, но не труднее, чем их написать, особенно если они и сейчас нравятся самому автору

В редакцию «ВСП» бывший корреспондент нашей газеты писатель Владимир Максимов пришёл наутро после дня рождения с новой книгой.
– Расскажи, Володя, каково оно, когда тебе, без недели 72-летнему, говорят: можете, мол, забрать из типографии своё «Избранное».

– Я тебе лучше расскажу, что чувствует этот человек, когда в министерстве культуры, выделившем на издание книжки 280 тысяч, дают тебе 100 экземпляров и говорят: «Это ваш гонорар. Нет, не надо?».

Что до моего возраста, то у меня к числу 72 всегда было отношение хорошее. Потому что в 1972-м я окончил охотоведческий факультет. Ну и не над всяким в 72 года в минкульте посмеиваются: дескать, поздравляем, Владимир Павлович, это ещё один шаг на пути к вечности, а деньги мы вам дали потому, что по опросам библиотек вы являетесь одним из самых читаемых региональных писателей.

– В «Избранном» по определению почти всё должно быть из разряда ранее напечатанного. Но может быть, и что-то новое есть?

– Пусть новое издают те, у кого старого нет. А если серьёзно, то тяжело это – когда сам себе избиратель. Очень хотелось включить сюда с одной повестью 40 рассказов – получилось 20. В оглавлении, правда, 19 – это такая изюминка, неправильность, вроде марки, которую делает раритетной отсутствие одного зубчика. Причём выпал из оглавления, наверно, самый лучший – «Ненаписанный рассказ», к которому в 1998 году Валентин Григорьевич Распутин написал предисловие. И определил его в журнал «Юность». Это была моя первая московская публикация.

– А единственная повесть в книге – на чём ты остановил свой выбор?

– «В одном провинциальном городе». Она написана о самом тяжёлом периоде моей жизни. Когда я, уверенный в том, что могу идти с прямой спиной и у меня есть позвоночник, почувствовал: у меня вместо него жгутик нейлоновый. Бросил аспирантуру в Ленинграде на её третьем году, когда всего-то и оставалось, что защититься. Стал работать на буровой: почерпну, мол, жизненного опыта – и стану писать. А у меня ни одного рассказа тогда, в 30 лет, не было. И это состояние безвыходности в повесть вошло. Она заканчивается оптимистично, как и было в жизни, собственно говоря.

– У тебя относительно недавно вышли целых три книжки в солидном московском издательстве «Вече», причём в очень серьёзной серии – «Сибириада». Это роман «Не оглядывайся назад», цикл байкальских повестей и рассказов «Снег, уходящий вверх» плюс «Живая душа» – с романом и повестями.

– И они ещё у меня попросили – я им прислал роман «Уходящее время». Вроде бы в этом году собираются его издать.

– Не слишком ли балуют тебя издатели?

– Если в 60 лет я с искренней достоверностью говорил в интервью, что я совершенно счастливый человек, то сейчас я могу сказать: «Всё-таки счастливый человек».

– Завтра ты уезжаешь до конца сентября в наше Переделкино – Порт Байкал. Там у тебя 18-соточное имение. Будешь работать над книгой, которую ждёшь к Новому году?

– «Краткий миг бытия»? Нет, над ней уже работают в издательстве. А я решил, поскольку возраст у меня уже солидный, все свои рассказы, все повести, два романа – словом, всё написанное, вычитать. С февраля всё вычитываю набело. И радуюсь тому, что мало обнаруживаю огрехов. И тому, что мне не стыдно за ранее написанное. Более того, я себе иногда говорю: «А ведь неплохо написал, змеёныш!»

К декабрю, думаю, эту работу закончу. И тогда приступлю к вычитке книги, которая практически готова. Это повесть «Ахиллес, Александр Великий и прочие». Писал её года два, и она меня настолько измучила, что я раз десять пытался её бросить. Помогло упрямство и стремление дойти до сути.

Кто такой Александр Великий? Это самый несчастный человек в мире. Он осуществил все свои мечты и желания, но не получил от этого удовлетворения. Потому что вектор развития он выбрал не тот. И то, что ему сказал Диоген из бочки, оказалось самым правильным: «Не загораживай мне солнца».

– В общем, поведёшь жизнь затворника, да?

– Лето для меня – это огромное количество гостей. Родственники, друзья-сослуживцы… Из Иркутска, Ангарска, Питера. Приезжает сын с невесткой и со своими шалунами-ребятишками. Они у меня месяц гостят. При них я даже не пытаюсь сесть за стол – бесполезно.
Владимир Медведев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31