31 октября 2020 19:26

31 октября 2020 19:26

фото: Личный архив Людмилы Маковецкой

Краски из сентября сорок пятого

Дети Великой Отечественной войны умеют ценить мирное небо над головой и работать наравне со взрослыми, стойко переносить все лишения и радоваться обыденным, на первый взгляд, вещам.
– Когда началась война, мне было всего 7 лет, – с грустью начинает свой рассказ Людмила Александровна Маковецкая.

Родилась она 28 марта 1934 года в селе Шаманка Шелеховского района Иркутской области, где большая семья Казанцевых (эту фамилию она носила до замужества) из 11 человек находилась на спецпоселении: родители стали жертвами политических репрессий и были высланы с Алтая.

– Нас с детства приучили заботиться о своих ближних и нести ответственность за свои поступки. Я, например, знала, что мне надо полы помыть, прибраться, постирать и подоить корову: мама сильно болела и не могла этим заниматься. А ещё за каждым на огороде были закреплены грядки.

В 1941 году Казанцевы переехали в село Горячий Ключ Иркутского района. Когда 22 июня объявили о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз, в семье поначалу не осознали всего ужаса происходящего. Только с уходом на фронт отца и старшего брата Георгия в детские души закралась тревога.

Семья осталась без единого трудоспособного работника. Мать, Федосья Алексеевна, по состоянию здоровья не могла работать в леспромхозе. Старикам, деду и бабушке, самим нужен был уход. Старшая сестра Полина вынуждена была оставить учёбу в школе и идти работать в ЛПХ. Лес вывозили на лошадях по ледяным дорогам. Когда директор предприятия пожалел хрупкую девочку и взял в штат конторы на счётную работу, радости не было предела.

С переездом в Горячий Ключ у семьи не стало подсобного хозяйства, огорода. Земля осваивалась с трудом. Картошки на зиму не хватало. Спасала черемша, ели её в любом виде, а ещё сдавали в столовую и меняли на продукты. Одевались плохо, постоянно мёрзли, а хорошую одежду меняли на картошку, но при этом детей нередко обманывали, подбрасывали им мёрзлые клубни.

Брата не стало 28 августа 1943 года. Узнав об этом, старшая сестра ничего не сказала маме: берегла её. Плакала в подушку, но хранила горькую тайну. О том, что сын погиб и похоронен в селе Церковщина Смоленской области, мать случайно узнала от соседей. Когда пришла похоронка, она пошла за 50 километров в военкомат, а там от пережитого горя не могла даже вспомнить, как зовут сына. Вернулась домой, упала на кровать и долго голосила.

Брату было всего 19. С фронта часто писал письма и обещал: «Спуску фашистам не дадим. У меня специальность бравая. Разобьём фашистов, вернёмся домой с победой. Братья и сёстры, знайте, что вас не какой-то чужой дядя защищает, а родные брат и отец». Этим письмам брата 76 лет, Людмила Александровна хранит их как святыню.

Вспоминается ей и военный хлеб по карточкам: детям по 200 граммов, иждивенцам – по 150. Рассадив ребятню вокруг стола, мать делила его так, чтобы у всех были кусочки одинаковые и никому не было обидно. Только себе не оставляла.

Несмотря на тяготы военных лет, никто не бросал учебу. Чернила тогда варили из березовых губок, писали на старых книгах, карандашей не было.

– Конечно, – вспоминает Людмила Александровна, – были семьи, где больше голодали и детишек одеть было не во что. Самое удивительное, что даже в таких условиях мы все хорошо учились. Мама всегда довольная приходила с родительских собраний. Нашу семью всегда ставили в пример, потому что все помогали друг другу. Я училась в 5-м классе, а уже косила, заготавливала  сено. Отец вернулся с войны в сентябре 1945 года. В декабре 1944-го его ранило, он долго лечился  в госпитале. Он привёз с собой краски. Они, краски из сентября 1945-го, предназначались не для рисования. Отец знал, что у мамы был холст и она сможет на первое время нам сшить одежду.

После войны семья жила дружно, дети взрослели, становились самостоятельными. Четверо получили высшее образование.  Жаль только, что после окончания войны отец прожил всего 8 лет.

– Контузии и ранения сделали своё дело. Да и не жалел он себя. Вечно был в работе, недоедал, недосыпал. Думал лишь о том, чтобы детей вырастить.

Людмила окончила Иркутский пединститут, учила детей в начальных классах. Затем почти три десятка лет проработала в МВД в должности старшего инспектора отделения по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних. За долголетнюю добросовестную службу в органах транспортной милиции майор милиции в отставке Маковецкая награждена медалями за выслугу лет трёх степеней, удостоена других государственных и общественных медалей, а за активную общественную деятельность президиумом общественной организации ветеранов МВД России награждена орденом «За заслуги». В марте нынешнего года Людмиле Александровне исполнилось 85 лет. 

Леонид Максимов, почётный железнодорожник, полковник милиции в отставке
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30