01 декабря 2022 19:01

01 декабря 2022 19:01

Заброшенные обелиски

Расположенный в центре Санкт-Петербурга Новодевичий монастырь мало кому известен. Услышав это название, многие думают, что речь идёт о Москве. И это неудивительно. Ещё несколько лет назад ничто, казалось, не напоминало о существовании культового учреждения недалеко от Московских ворот. Основательность сталинских высоток не располагала к мыслям о том, что здесь когда-то была совсем другая жизнь. Всё изменилось с того момента, когда в 1990 году монастырь вернули верующим.

Фото Татьяны КуценинойРасположенный в центре Санкт-Петербурга Новодевичий монастырь мало кому известен. Услышав это название, многие думают, что речь идёт о Москве. И это неудивительно. Ещё несколько лет назад ничто, казалось, не напоминало о существовании культового учреждения недалеко от Московских ворот. Основательность сталинских высоток не располагала к мыслям о том, что здесь когда-то была совсем другая жизнь. Всё изменилось с того момента, когда в 1990 году монастырь вернули верующим. Началась реставрация, и из-под снятого слоя штукатурки на зданиях показался лепной декор XIX века.

 

С заселением первых послушниц и монахинь задышали стены старого монастыря, который по приказу императора Николая I
был основан в 1848 году на выезде из города по пути из Петербурга в Москву. Известно предание, что на постройку первой деревянной церкви Казанской иконы Божией Матери игуменья Феофания попросила купца Громова дать ей в долг необходимое количество лесоматериала. Прошло два месяца после освящения церкви, а матушка всё ещё не имела возможности выплатить долг. И тогда благочестивый купец подписал все счета: «Всю сумму получил сполна. Громов». Таким образом, он пожертвовал монастырю задолженность, и в дальнейшем вместе с женой они не раз приносили свои сбережения в святую обитель.

 

Со временем в монастыре появилось ещё пять церквей. А первая из них была перестроена – стала каменной. Главный собор освятили 2 июля 1861 года во имя Воскресения Христова. В 1895 году комплекс украсила стройная четырёхъярусная колокольня с золочёным куполом.

 

Над созданием монастырского ансамбля в разные годы работали архитекторы Н.Ефимов, Л.Бонштедт, Л.Бенуа, В.Косяков и другие. После закрытия монастыря в 1925 году наименее пострадавшей из всех оказалась Казанская церковь. Может быть, сыграл свою роль факт, что здание на тот момент было практически новым. При строительстве его были использованы самые современные материалы и технологии: керамическая плитка, майолика, литые рельефы под резьбу по камню, черепица на куполе. А может, и просто месторасположение храма: с Московского проспекта он практически не виден. Так или иначе, храм сохранился до наших дней и сегодня переживает своё второе рождение. Великолепный пятиглавый Воскресенский собор воссоздан пока только снаружи. Безвозвратно утрачена красавица-колокольня.

Казанская церковь – у входа в некрополь

Вместе с монастырём варварскому разграблению в 30-е годы подвергся и некрополь. Небольшое монастырское кладбище считалось в своё время одним из наиболее ценных исторических некрополей Санкт-Петербурга. Было оно очень дорогим, дешёвых и бесплатных мест не предоставлялось. Дорожки отсыпались песком, устраивались газоны, цветники, высаживался декоративный кустарник. Склепы украшали богатые иконы, серебряные венки, на могилах теплились лампады. Из шести монастырских церквей две располагались на кладбище.

 

Одна из них – усыпальница петербургского лесопромышленника И.Громова (помните историю с постройкой первой церкви?). На кладбище в основном хоронили видных государственных и общественных деятелей, военачальников, известных учёных, литераторов, артистов. К 1887 году здесь было похоронено более трёх с половиной тысяч человек. Погребения продолжались до 1934 года. Большинство могил не сохранилось. Однако и сегодня оставшиеся памятники XIX века впечатляют своей монументальностью. Надгробные сооружения выполнены из редких пород мрамора, в оформлении использовано художественное литьё. После революции большая часть могил осталась без ухода. Скорее всего, родственники похороненных здесь людей покинули родину или были репрессированы.

 

После закрытия монастыря судьба кладбища оставалась неясной. В связи с созданием музея-некрополя в Александро-Невской лавре туда (вместе с памятниками) были перенесены захоронения актёров Самойловых, Н.Семеновой, певца Ф.Стравинского, художника А.Иванова, композитора Н.Римского-Корсакова. На Литераторских мостках (Волково кладбище) перезахоронили архитектора Л.Бенуа. Но всё-таки на кладбище остались захоронения многих и многих выдающихся людей, которые заслуживают благодарной памяти потомков.

 

Таким был Новодевичий монастырь в начале ХХ века. Фото К.Булла…Моё первое знакомство с некрополем Новодевичьего монастыря состоялось лет десять назад. Тогда, прочитав книгу «Капитан Невельской» и подпав под обаяние личности главного героя, мы с сыном решили найти могилу адмирала. Выяснив, что он похоронен на Новодевичьем кладбище, мы просто-напросто не знали, где это кладбище находится. А потому попали туда не со стороны монастыря, а через боковые улицы. И первое, на что мы наткнулись в одном из дворов, – прямо рядом с помойкой могила К.Победоносцева (ближайшего сподвижника императора Александра III). Поняли: кладбище где-то рядом. Так и оказалось. Дело было поздней осенью, под ногами хлюпала грязь. Могилы стояли припорошенные первым снегом. Смахивая его с надгробий, мы бродили по рядам, не переставая удивляться красоте и запустению отдельных захоронений. И нашли-таки две аккуратные могилы супругов Невельских.

 

Несколько лет назад появились венки на заброшенной могиле адмирала К.Посьета, министра путей сообщения России конца XIX века. Это Совет ветеранов морских соединений и общество «Морской клуб» взяли на себя заботу о могиле. Ежегодно 25 апреля, в день памяти прославленного флотоводца, они приходят сюда и проводят торжественный митинг. Кроме того, навещают и других «своих»: здесь покоятся останки более пятидесяти морских офицеров самого высокого ранга.

 

Редкий случай, когда никого нет у могилы поэта Фёдора Тютчева. Его захоронение найти совсем несложно. Оно недалеко от памятника Н.Некрасову, почти у самого входа.

Скромный букет всегда лежит на могиле Сергея Петровича Боткина. Врачи не обходят вниманием своих предшественников. Здесь у них не только известный клиницист и инфекционист, но и знаменитый акушер Д.Отт, основатель института усовершенствования врачей Э.Эйхвальд и другие.

Безлюдно пока у могил наших коллег – инженеров путей сообщения России. К счастью, сохранился обелиск на могиле профессора Николая Аполлоновича Белелюбского. Мы обязаны ему и сегодня: по мостам, спроектированным им, до сих пор идут поезда.

 

Давайте принесём сюда цветы. И тогда, наверное, кладбищенские работники поймут, что могила не брошена, и не будут устраивать рядом с ней склад строительных материалов.

Пока не найдено надгробие с именем Н.Щукина, отца русского паровозостроения. Но оно должно быть здесь, и мы обязательно его отыщем.

Нуждается в расчистке надпись на обелиске в честь одного из ректоров Института корпуса инженеров путей сообщения Владимира Петровича Соболевского. В следующем году ПГУПСу исполняется 200 лет, и будет очень уместно к юбилею привести в порядок могилу ректора.

 

Не пострадали могилы инженеров путей сообщения Григория Михайловича Романова, Александра Николаевича Еракова. Но и к ним никто не приходит. Разве только монашенки присматривают за порядком, не дают разрастаться сорной траве. Хотя кладбище теперь монастырю не принадлежит. Так что же мешает нам взять на себя эту миссию? Тем более что это не просто благотворительная акция, это наш долг.

Татьяна Куценина