03 декабря 2021 23:18

03 декабря 2021 23:18

фото: иван куртов

Поэзия движения вперёд

Многолетний железнодорожный опыт помогает в музейной работе

Инженер-путеец, внедряющий новации, хранитель железнодорожной истории – Владимир Мителенко прошёл путь от дорожного мастера до руководителя Северо-Западного территориального управления Федерального агентства железнодорожного транспорта. Сейчас он возглавляет Центральный музей железнодорожного транспорта (ЦМЖТ) – один из старейших научно-технических музеев страны. Об этом – наш разговор в преддверии 70-летия, которое Владимир Иванович отметит завтра, 16 октября.

– Владимир Иванович, за тридцать лет работы на железнодорожном транспорте вы руководили и одной дистанцией пути, и всем путевым хозяйством Октябрьской магистрали. Что было сложнее?

– Управлять тяжелее, когда только начинаешь. Меня назначили руководить дистанцией пути в 27 лет: возглавлял коллектив матёрых путейцев, большинство из которых были старше меня. После этого стал начальником самой большой дистанции на Южно-Уральской железной дороге, где до этого работал главным инженером, – Карталинской ПЧ. Железнодорожники старшего поколения знают, что такое Карталы: все селекторы начинались с них. В направлении Экибастуз – Магнитка шла перевозка тяжёлых грузов. На Магнитку поступал уголь с Экибастузского угольного бассейна, окатыш, металлическая руда. В обратном направлении шла переработанная продукция. Это направление пересекалось с другим, не менее сложным – Челябинск – Оренбург. Затем я работал первым заместителем начальника службы пути Южно-Уральской железной дороги, поэтому, приехав на Октябрьскую магистраль, был уже подготовленным руководителем. Для меня не стало проблемой в достаточно короткий период вывести Ленинград-Витебскую дистанцию пути, начальником которой меня назначили, на высокий уровень, и она стала лучшей на Октябрьской дороге, в связи с чем мне было доверено управление всем путевым хозяйством магистрали, которое я возглавлял почти семь лет.

– Как укреплялось путевое хозяйство дороги?

– На железнодорожном транспорте я начинал работать в то время, когда щебень с платформы выгружали лопатами. Возглавив службу пути Октябрьской магистрали, всегда стремился к снижению затрат – в первую очередь даже не финансовых, а физических. Чтобы путейцы затрачивали меньше сил, нужно было усовершенствовать технологи­ческие процессы ведения хозяйства.

Когда пришёл на Октябрьскую дорогу, грузы перевозились внутри страны, с востока на запад и в обратном направлении. Порты Северо-Запада не выполняли такой существенной функции, как сегодня. Поэтому на магистрали и состояние пути, и подготовка людей были слабыми.

В конце 1990-х годов мы провели мощную реконструкцию главного хода Санкт-Петербург – Москва, в том числе с перспективой под высокоскоростное движение, и обеспечили возможность скорости 200 км/ч, а на отдельных участках – 250 км/ч.

– По вашей инициативе впервые был применён комплекс по замене тяжёлых железобетонных шпал и другие новации. Внедрялись ли ещё какие-то прогрессивные технологии, облегчившие труд путейцев и улучшавшие состояние пути?

– Комплексная механизация работ в путевом хозяйстве связана с именем Виктора Тимофеевича Семёнова, моего предшественника на должности заместителя начальника Октябрьской дороги, а потом заместителя министра путей сообщения по путевому хозяйству. Под его непосредственным руководством шёл переход на более современные технологии. Появились новые машины – шлифовальные и выправочные, машины глубокой очистки щебня и другая техника, которая на порядок отличалась от той, что была ранее. Всё это прошло через меня – не только через мои руки и голову, но и через душу.

– Труд в путевом хозяйстве – один из самых непростых. С каким чувством вы вспоминаете эти годы?

– Знаете, отец однажды взял меня, студента, с собой в шахту. Я там провёл несколько часов. Сотни метров над тобой, тесный свод… Для жизни это – потерянное время: ты не живешь там, а существуешь. А в путевом хозяйстве идёшь по перегону – птицы поют, солнце палит, ливень, буря в лицо хлещет, но ты – живёшь. Вокруг тебя люди, ты всё время в движении. В этом есть поэзия, познание жизни и возможность найти применение своим способностям.

Быть руководителем любого ранга интересно: человек, увлечённый своим делом, в состоянии воплотить свои мысли и самые смелые мечты. В этом есть и романтика, и мощь, и сила.

Конечно, когда тебе доверена безопасность движения поездов, это постоянный груз ответственности, и он заставлял всё время интенсивно работать. И в результате получать удовлетворение от того, что многое на глазах менялось к лучшему: и состояние пути, и подготовка коллектива.

– Коллеги, работавшие с вами, называют вас «строителем коммунизма» – в отдельно взятой Ленинград-Витебской дистанции пути. Вы расселили бараки, в которых десятки лет жили работники, обеспечили путейцев жильём и условиями труда на линии от Ленинграда до Оредежа…

– Да, строить приходилось очень много: жилые дома, бытовые корпуса, табельные, производственные помещения. Поначалу только единицы из работников Ленинград-Витебской дистанции пути жили в благоус­троенных квартирах. Когда я уходил с дистанции пути на должность заместителя начальника дороги, практически все работники ПЧ за шесть лет были обеспечены жильём. Строительство, созидание – это немаловажно. Эта работа велась при участии моих коллег – Леонида Давыдовича Бравера и Александра Сергеевича Низковского.

– Почти пять лет вы трудитесь на более понятной простому человеку, но не менее простой с управленческой точки зрения ниве культуры. Какой вам видится роль музеев?

– История нашего музея насчитывает 208 лет. За этот период собрано много экспонатов, и практически каждый из них – чьё-то изобретение. Можно нарисовать прекрасную картину, но чтобы придумать паровоз, нужно быть инженером, иметь совокупность знаний по физике, химии, механике, другим наукам. Экспонаты воспитывают в наших посетителях умение мыслить, пробуждают восхищение инженерным делом. При этом в каждом предмете заключена эстетика, изящество, красота движения. Всё это развивает человека, готовит его к тому, чтобы стать личностью. Студенты транспортных вузов и техникумов постоянно бывают у нас: образовательный и просветительский процесс начинается с истории железнодорожного транспорта.

– В период пандемии учреждения культуры оказались в сложном положении. И всё же, какие цели ставите?

– Нужно привести в порядок третий этаж Музея мостов, открытого два года назад. Сегодня важно сохранять то, что есть. Каждый предмет, который поступает к нам, – не только прошлых веков, но и сегодняшнего времени, нужно сохранять, консервировать, потому что следующие двести лет пролетят незаметно. А это проблема, в первую очередь, площадей. У нашего музея больше 70 тыс. исторических экспонатов, их число растёт, а хранить негде. Мы в состоянии экспонировать лишь малую часть того, что имеем.

У нас несколько площадок: Цент­ральный музей на Садовой улице, Музей мостов, Пионерский Парк на станции Лебяжье с «живыми» локомотивами. И каждый день идёт работа над интересными проектами. Не зная историю, нельзя двигаться вперёд.

Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале.

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене»

Беседовала Наталья Александрова