21 октября 2021 13:44

21 октября 2021 13:44

фото: иван куртов

Вернуть дыхание

Врач – о работе в ковидном госпитале в самый разгар эпидемии

Александр Беседин – один из десяти работников ЧУЗ «КБ «РЖД-Медицина» г. С-Петербург», удостоенных государственной награды – медали Луки Крымского – за большой вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией и самоотверженность, проявленную при исполнении профессионального долга. В обычной жизни он – врач-профпатолог: проводит медицинские осмотры, обязательные для сотрудников ряда производств, решает вопросы профессиональной пригодности работника или лица, поступающего на работу.
В апреле 2020-го Центральную клиническую больницу ОАО РЖД в Москве перепрофилировали под ковидный госпиталь, и из-за стремительно растущего потока пациентов потребовалась дополнительные силы для борьбы с коронавирусом. Среди врачей, откликнувшихся на просьбу о помощи, был Александр Беседин. «Решил поехать в Москву без колебаний, – вспоминает он. – Я работал в первом инфекционном отделении, созданном на базе отделений кардиологии и нейрохирургии. В силу их специфики каждое койко-место было оснащено «кислородной точкой», к нам поступали наиболее «тяжёлые» пациенты с дыхательной недостаточностью, требовавшие круглосуточной ингаляции кислорода. Каждый день одного-двух человек переводили в реанимацию. К счастью, через какое-то время их состояние стабилизировалось – пока я работал, умер лишь один пациент».

Труд врачей осложняли костюмы и очки, которые постоянно запотевали – не помогали даже специальные средства. Чтобы надеть защитную форму и снять её, в день уходило около часа. «Переодевание после смены было настолько трудоёмким, что стоило подумать о нём – и хотелось остаться в костюме», – рассказал Александр. Каждая смена длилась по восемь часов: с 00.00 до 8.00, с 8.00 до 16.00 и с 16.00 до 00.00. Поесть можно было только перед работой или после неё. Руководство больницы обес­печивало медиков бесплатным питанием.

После работы «на передовой» Александр вернулся к своим постоянным обязанностям. Сегодня он и его коллеги проводят медосмотры сотрудников холдинга и дочерних организаций – это необходимо для выявления хронических болезней и ранних симптомов профессиональных заболеваний.

Ежедневно профпатолог осматривает большое количество работников, но даже в условиях «человеческого конвейера» специалисты внимательно относятся к каждому. Большая часть того, что делает врач такой категории, называется «Экспертиза профессиональной пригодности», и для пациента это не просто марш-бросок по кабинетам, а кладезь информации, которая может полностью изменить его жизнь. Иногда профпатологи выявляют серьёзные заболевания на ранних стадиях развития, пациент начинает лечение вовремя и остаётся жив. Бывает, в кабинете профпатолога разыгрываются драмы, ведь этот врач может отстранить от работы. А иногда медосмотр помогает сохранить человека в профессии – при обнаружении заболеваний он может получить работу, не вредящую здоровью.

Опыт Александр накопил с годами – из Ростовского медицинского института в 1988 году он шагнул в профессию с дипломом терапевта, после прошёл переквалификацию и работал неврологом. С 2007 года трудится профпатологом. В Санкт-Петербург переехал десять лет назад по большой любви к городу. «Ранее часто бывал в Северной столице в гостях у родственников, очень нравилось тут, хотелось остаться. Когда обосновался в Питере, устроился в железнодорожную больницу. Сбылись две главные мечты – работать по специальности, которая мне интересна, и жить здесь», – рассказывает Александр.

«Думаю, моё желание помогать людям родилось вместе со мной», – уверен он. По его словам, в работе медика есть такой моральный аспект: с одной стороны, взаимодействуя с пациентами, он должен абстрагироваться от всего и личное – симпатии, антипатии, эмоции – оставить за порогом кабинета. С другой стороны, человек бездушный врачом быть не может или, во всяком случае, не должен – без сочувствия невозможно помогать сотням пациентов.

Ещё больше интересных новостей в нашем телеграм-канале.

Все наши публикации читайте на канале «Гудка» в «Яндекс Дзене».

Мария Трошина