10 августа 2020 18:35

10 августа 2020 18:35

фото: иван куртов

Модельный бизнес для техники

Процессная модель делает подготовку и эксплуатацию путевых машин предсказуемой и управляемой

В марте в Санкт-Петербургской механизированной дистанции инфраструктуры (ПЧМ Санкт-Петербург) началось внедрение процессной модели организации работы предприятия. В течение марта сотрудники дистанции рассмотрели функциональные направления предприятия и приступили к описанию всех процессов.
«Внедрение бизнес-моделей на предприятиях – проект холдинга ОАО «РЖД», и наша дистанция действует в рамках его реализации, – объясняет начальник ПЧМ Санкт-Петербург Олег Шиманский. – Теоретически, бизнес-процесс или модель – это устойчивая, целенаправленная совокупность взаи­мосвязанных действий или последовательность работ».

Выполнение этой последовательности работ преобразовывает входы в выходы, при этом под «входом» понимается процесс, задача, «выходом» будет выполнение процесса или результат. Например, ремонт техники, её подготовка – это вход, а выход – непосредственно введение техники в эксплуатацию. Это же будет значиться в модели конечным результатом процесса.

Сама процессная модель – это уже графическое описание процессов. В специальной программе изображается последовательность действий, связи между ними, их атрибуты и параметры. Таким образом, описывается ход осуществления конкретного процесса, количество и качественный состав его участников, перечисляется сопроводительная документация и так далее. Понятно, что для каждого процесса предусматриваются разные атрибуты и параметры.

«Чтобы визуально смоделировать сценарии процессов, мы используем специальный способ описания, или нотацию моделирования. Это платформа ARIS – автоматизированная система управления бизнес-моделированием, – говорит Олег Шиманский. – С её помощью можно описывать почти все стороны и направления деятельности пред­приятия, например, подготовку различных видов путевой техники, а также её эксплуатацию».

«Главный процесс ПЧМ Санкт-Петербург – содержание специального подвижного состава и техники на комбинированном ходу в целях обеспечения выполнения работ по содержанию объектов инфраструктуры железной дороги, – объясняет главный инженер предприятия Михаил Климов. – Этот основной процесс – совокупность семи подпроцессов, каждый из которых в свою очередь, раскладывается на свои подпроцессы. На данный момент мы смоделировали 57 схем FAD и 17 схем EPC».

Схема FAD – это модель окружения процесса, она описывает, что в этом конкретном процессе заложено: цели и риски, показатели реализации этого процесса и регламентирующие документы. Эта модель – для описания масштабных, крупных процессов.

Модель EPC – это событийная цепочка отдельного процесса, она отражает логику выполнения действий. Эта модель описывает мелкие подпроцессы.

Смотрю на схемы, они напоминают алгоритмы, которые школьники изучают на уроках информатики. «Да, есть некое сходство. Только это более подробный алгоритм со многими сопутствующими факторами. Например, нужно отремонтировать трактор. Кто должен это проконтролировать? Какие сопроводительные документы нужны? Какие ресурсы необходимы? И так далее», – поясняет Михаил Климов.

Сколько всего будет описано процессов, то есть сколько в итоге будет визуализировано схем, сказать сложно.

«Создание схем мы планируем закончить к концу апреля, – говорит Михаил Климов. – Эта кропотливая и масштабная работа. В описание процессов вовлечены сотрудники всех направлений деятельности предприятия: технологи, ремонтники, экономисты, кадровый отдел и другие. На описание одного процесса можно потратить несколько часов, потому что он может включать не меньше сотни шагов».

В качестве примера разглядываем одну из схем EPC. Чтобы разобрать, что написано в графах схемы, приходится масштабировать документ до 300% – так много в ней пунктов.

Сначала описывать процессы предприятия помогал начальник производственно-технического отдела Дирекции по эксплуатации путевых машин Тарас Матюшенко. Сейчас это дело доверили молодому специалисту Евгению Зиброву, который недавно подал заявку на участие в конкурсе «Новое звено».

На предприятии внедрение процессной модели считают делом сложным, но интересным. «Нужно организовать всё так, чтобы эта модель дала ожидаемый эффект, принесла пользу, – продолжает Михаил Климов. – Вообще, глобальная цель внедрения этой процессной модели – это повышение эффективности деятельности холдинга «РЖД» в целом, и структурных подразделений в частности».

Очевидно, что у дирекции и каждого её структурного подразделения процессные модели будут разными, поскольку задачи и организация работы на каждом предприятии различны. После того, как будут графически изображены все процессы каждого линейного предприятия, получится цельная картина работы всей дирекции.

Конечная цель внедрения бизнес-модели – повышение прозрачности и устойчивости самих процессов, повышение эффективности взаимодействия сотрудников за счёт того, что за ответственными людьми будут закреплены конкретные роли. В таком случае, станет возможным адресное планирование инвестиций.

«Выявлять слабые места в технологических процессах – вот основная задача процессной модели, – поясняет Олег Шиманский. – Мы начинаем выстраи­вать и описывать процессы, и тут вдруг понимаем: ага, вот здесь нам не хватает гаечного ключа для закручивания гайки. А здесь нет человека, который бы выполнил задачу, а вот сюда нужно дополнительное финансирование. Такое видение позволяет нам перенаправить, перераспределить ресурсы. Мы понимаем, какие управленческие решения нужно принять для исключения проблемных моментов, чтобы усовершенствовать работу всего предприятия».

Ольга Беляева