28 октября 2020 02:59

28 октября 2020 02:59

фото: архив автора

Латвия, Литва, Восточная Пруссия

Освобождение Прибалтики стало важным этапом на пути к Победе

Летом 1944 года произошли важные события на фронтах Великой Отечественной войны: в ходе нескольких наступательных операций были освобождены от оккупантов Белоруссия и Украина. Но под пятой врага оставалась советская Прибалтика. Да, советская, вошедшая незадолго до войны в состав СССР.

В последние десятилетия много и недобро обсуждается история трёх стран и народов, живущих рядом с Россией на восточном берегу Балтийского моря. Она – кто спорит – драматична. Только-только двинувшиеся навстречу цивилизации малочисленные латыши и эстонцы были придавлены в XIII веке немецким Ливонским орденом. В XVI веке они оказались под властью Швеции. Нанеся ей удар, Пётр I включил земли Эстонии и Латвии в состав России. Пруссы (ещё один прибалтийский народ) просто не выдержали напора немецкого Тевтонского ордена, захватившего их земли. К XVIII веку этих людей не осталось, исчез прусский язык. И Пруссия стала у всех ассоциироваться с захватившими её германцами и их воинственным духом. Иначе складывалась судьба Литвы, которая вобрала в себя западные древнерусские земли, а в XVI веке, соединившись с Польшей, стала одним из серьёзных врагов России на западе… Но всё это оставалось в прошлом: реальностью было то, что под фашистской властью находились в 1944 году советские люди – жители трёх республик.


4-2.jpgВ сентябре 1944 года Ленинградский и 3-й Прибалтийский фронт мощными ударами с востока освобождают Эстонию. В октябре 2-й Прибалтийский фронт ведёт наступление в Латвии. Немцы ожидали усиления боевых действий на её территории, но вместо этого 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты перешли в наступление южнее, на территории Литвы, и отсекли к 10 октября группировку немецких войск, остававшуюся в Латвии, от основных сил – от Восточной Пруссии, от её центра Кёнигсберга, принадлежавших Германии.


Октябрьские дни в Прибалтике коротки и промозглы. Таким было и 5 октября 1944 года, когда в середине дня советские войска форсировали реку Венту. Немцы отходили на предварительно укреплённые позиции, переправлялись на западный крутой берег реки Вирвичай. Пехотинцы – рота лейтенанта Шилова – на машинах преследовали противника. Но здесь остановились, встретив сильный пулемётный и артиллерийский огонь.


Немцы ещё отступали к подготовленному рубежу, но понимали, что их ждёт передышка. В этой ситуации прекратить напирать на врага значило вскоре оказаться под его плотным огнём. И Шилов отдал неожиданный приказ – форсировать реку. Во главе своих бойцов он бросился в холодную воду. Рота догоняла и даже опережала отступающих немцев. Вражеские пулемёты с берега перестали бить, ведь они стреляли бы по своим. Фашистам не дали опомниться и буквально у них «на плечах» ворвались во вражеские укрепления. Немцы покидали окопы, бежали – началась паника. Рота Шилова продолжила преследовать врага. Потом оказалось: ему не просто не дали остановиться на подготовленном рубеже – получилось захватить большой плацдарм на западном берегу. С него начала дальнейшее наступление советская танковая бригада. Рота во время атаки уничтожила свыше 70 врагов. Трофеями стали восемь исправных бронетранспортёров, самоходное орудие «Артштурм», четыре станковых пулемёта.


Отважный командир роты, которому спустя почти полгода, 24 марта 1945 года, было присвоено за тот бой звание Героя Советского Союза, был слесарем, работавшим на Московско-Казанской железной дороге. Родился он в 1910 году в Меленковском районе, в деревне Кошкинка, которая сейчас называется Лужки. Когда семья Шиловых в поисках лучшей доли перебралась в Муром, Семён окончил семь классов школы и стал слесарем в паровозоремонтных мастерских. Из биографии Шилова известно, что в 20-х годах его на некоторое время переводили работать на другой узел дороги – в Красноуфимск. В апреле 1942 года Семён Шилов был призван в армию. Оборонял Сталинград, штурмовал немецкую укреплённую линию на реке Миус, форсировал Днепр, освобождал Крым. По его фронтовой биографии можно изучать историю важнейших событий войны. В Муром он вернулся с четырьмя орденами и звездой Героя Советского Союза, которой был отмечен за тот бой в Прибалтике. Работал после войны слесарем на льнофабрике имени Войкова. И, как вспоминают его земляки, там почти никто не знал, что рядом с ними Герой Советского Союза: Шилов не надевал наград даже по праздникам.


До начала 1945 года продолжились бои в Литве: её освобождение было трудным. 28 января был взят Мемель – так в Германии называли захваченный ею ещё в 1939 году вопреки каким-либо международным договорённостям литовский город Клайпеда. Но уже в середине зимы главным в наступательной операции стал Кёнигсберг.

Среди медалей Великой Отечественной войны, связанных с освобождением других стран от фашизма, есть только одна, в названии которой не значится столичный город, – «За взятие Кёнигсберга».


4-3+.jpgШтурм Кёнигсберга стал одной из самых ярких страниц в истории победного 1945 года. Восточная Пруссия считалась неприступной твердыней «исконной» Германии. Хотя, вспоминая историю, нельзя пройти мимо того, что при Елизавете Петровне в 1758 году Россия в результате военных действий присоединила к себе эти земли. Но преемник императрицы Пётр III, придя к власти, отдал их.


В Кёнигсберге восстанавливали, отстраивали мощные укрепления. Так получилось, что союзники-англичане в августе 1944 года, нанося авиаудар по Восточной Пруссии, только усугубили ситуацию. Они разбомбили жилые кварталы с мирным населением и оставили невредимыми укрепрайоны и военные заводы. Это вызвало решимость жителей и гарнизона защищать Кёнигсберг любой ценой. В городе было 15 старых фортов с артиллерией и единой огневой системой. Каждый форт был готов к круговой обороне и являлся крепостью с гарнизоном. В промежутках между фортами находилось 60 дотов и дзотов. По окраинам города была создана вторая оборонительная линия, использовавшая каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки. Была и третья линия обороны. Подвалы кирпичных строений связывали подземные ходы, вентиляционные окна были превращены в амбразуры. Под землёй находились арсеналы и военные заводы. Кёнигсберг обороняли до 130 тыс. солдат и офицеров вермахта, у них было около 4 тыс. орудий и миномётов, более 100 танков и 170 самолётов. Самое удивительное, что, вдохновляя их, германская пропаганда вспомнила зимой 1945 года в качестве примера оборону Севастополя, которую советские войска вели 250 дней. И заверила, что Кёнигсберг так же неприступен. И назначенный комендантом Кёнигсберга в январе 1945 года генерал Отто фон Ляш был уверен, что город будет сдерживать натиск советских войск месяцами.


3-й Белорусский фронт под командованием маршала Василевского сосредоточил для штурма Кёнигсберга группировку численностью более 106 тыс. человек, 5200 орудий и миномётов, 538 танков и самоходных артиллерийских установок, 2174 самолёта. Город брали в первых числах апреля мощными ударами с севера и с юга, которые разделили войска гарнизона. Этому предшествовали шквальный артиллерийский обстрел и удары бомбардировщиков. Сапёрам удавалось подбираться к фортам с особо крупными и эффективными зарядами и взрывать, казалось бы, непробиваемые стены.


Среди тех, кто отличился во время взятия города-крепости, был работник Горьковской железной дороги Александр Беспалов, уроженец села Сеславское рядом с Владимиром. В 1938 году пятнадцати лет от роду он пришёл работать художником в клуб железнодорожного узла Владимир. В 1942 году его призвали в армию. За отвагу в бою под Рославлем он получил орден Славы III степени: Беспалов уничтожил гранатой пулемётную точку, ворвался во вражескую траншею, в блиндаж и взял в плен трёх гитлеровцев.


В Кёнигсберге Беспалов участвовал в штурме 4-го форта. Немцы оказали там ожесточённое сопротивление наступавшим. Вот как рассказывается в наградном листе: «Продвижению стрелков мешали три пулемёта врага. Немцы вели интенсивный огонь из миномётов и «фердинандов». В этот момент тов. Беспалов взял с собой четверых бойцов и бросился к вражеским пулемётам. Ворвавшись в немецкую траншею, в короткой рукопашной схватке он ножом заколол немецкого офицера. Семь гитлеровцев бросились на Беспалова, но он, прижавшись в изгибе траншеи, короткими очередями уложил всех немцев. В это время его товарищи расправились ещё с двумя пулемётами. Уничтожив вражеские пулемёты, тов. Беспалов с криком «Вперёд!» бросился к немецкому блиндажу, где находился ротный командный пункт немцев. Его встретили огнём, мгновение – и в блиндаж полетели две гранаты. Вслед за разрывами гранат тов. Беспалов вскочил в блиндаж: немецкий офицер – командир роты – и семь унтер-офицеров сдались в плен. Отправив пленных в штаб, тов. Беспалов с тремя оставшимися бойцами бросился к другому блиндажу, откуда строчили пулемёты. В это время из траншеи выскочили до двадцати немцев, окружили храбрецов и стали кричать: «Рус, сдавайся!» – «Русские не сдаются!» – крикнул Беспалов и короткой очередью из автомата уложил пятерых гитлеровцев. Семерых фашистов уложили его товарищи, а восемь сдались в плен. Воспользовавшись прекращением огня, стрелки броском ворвались в немецкие траншеи. Захваченный Беспаловым офицер дал ценные сведения о расположении ОП и огневых точек».


Во время боя 7 апреля немцы засели в подвалах домов и пулемётным огнём не давали возможности продвигаться советской пехоте. Беспалов сумел скрытно подобраться к одному из домов, залез на чердак. Но там оказались два немецких снайпера, они бросились на него. Одного из них Беспалов убил прикладом автомата, второй сдался в плен. В подвале дома было 30 немцев. Они пытались уничтожить Беспалова гранатами. Он был контужен, но подоспевший взвод спас героя. Четыре офицера и 26 солдат противника сдались в плен. Наградной лист подводил итог: за дни штурма Кёнигсберга Беспалов уничтожил 57 немецких солдат и офицеров и 140 захватил в плен.


7 апреля под контроль советских войск перешёл северо-запад города, были заняты порт, вокзал, и стало ясно, что сражение проиграно. Однако и на следующий день фон Ляш отверг предложение капитулировать. Лишь вечером 9 апреля генерал отдал приказ прекратить сопротивление. Уже наутро он был заочно приговорён в Германии к смертной казни. Но это теперь не имело значения. Реально ему предстоял советский плен: около десяти лет фон Ляш отбыл в лагере возле Воркуты.


Сейчас бункер, где была подписана капитуляция, стал музеем, рассказывающим о том, как укрепляли немцы Кёнигсберг и как брали его советские войска. Операцию эту они провели поистине блестяще: за десять дней с минимальными потерями – около 3,7 тыс. человек убитыми и пропавшими без вести. Потери врага составили до

42 тыс. убитыми, в плен попало 92 тыс. немецких солдат и офицеров.

Пройдёт ровно год – и эта территория Особого военного округа, согласно решению Потсдамской конференции, переданная в состав РСФСР, получит 7 апреля 1946 года статус Кёнигсбергской области. 4 июля у неё появится новое название – Калининградская.


Немецкое население получило возможность покинуть земли, которые когда-то захватили их предки, расширяя «жизненное пространство». И в новый регион поехали люди из разных республик Советского Союза, чтобы открыть следующую страницу в истории Восточной Пруссии. Страницу, на которой не будет ни войн, ни геноцида.

Николай Морохин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31