01 августа 2021 12:39

01 августа 2021 12:39

Отрезанная горбушка

Герой, удостоенный двух орденов Красной Звезды, посвятил свою жизнь магистрали

Солдатская память цепко хранит имена павших товарищей, имена тех, с кем делился последним куском хлеба, мёрз в заснеженных окопах, поднимался в атаку под яростным огнём противника. Ветеран, бывший железнодорожник Арсентий Капитонович Питеркин вспоминает с трепетом и болью: «Нет уз крепче и святее скреплённого кровью фронтового братства. Оно навсегда».

1-1.jpgАрсентий Капитонович родился 7 декабря 1920 года в селе Большая Таяба Яльчикского района Чувашской Республики в многодетной крестьянской семье, где было одиннадцать детей, восемь из которых мальчишки. Все они были призваны на военную службу и прошли Великую Отечественную войну. Четверо погибли на фронте, а остальным удалось вернуться домой. Среди них был и Арсентий. По воспоминаниям ветерана, его призвали в октябре 1940 года. Он попал на Дальний Восток в береговую оборону Тихоокеанского флота. Новобранца зачислили связистом в 206-ю отдельную роту связи, базировавшуюся около островов Оскольд и Путятин.


– Когда в июне 1941 года фашисты вторг-лись на территорию нашей страны, многие были убеждены, что советские войска быстро разгромят врага. Мы верили в мощь наших вооружённых сил. На деле оказалось, что наши войска были не готовы противостоять противнику, – начинает свой рассказ Арсентий Капитонович. – В жаркое грозное лето 1941 года гитлеровские полчища стремительно начали захватывать города и сёла, продвигаться на восток, к Москве. Как вспомню то время, сердце до сих пор сжимается от боли. Прямо скажу, что тогда мы были в недоумении и растерянности, не находя ответа на вопрос: почему не можем остановить противника и дать ему сильный отпор?


Арсентий Питеркин, как и многие его сослуживцы, рвался на фронт. Однако тревожное положение было и на дальневосточной границе. Вот-вот на страну могла напасть империалистическая Япония, союзница фашистской Германии. И всё же солдаты продолжали писать рапорты с просьбой направить их на фронт. Наконец осенью 1942 года настойчивые просьбы были удовлетворены. Питеркина с товарищами отправили в район города Котовска Тамбовской области, где формировалась 33-я гвардейская пехотная дивизия под командованием генерала Утвенко. Зачислили бойца пехотинцем в противотанковую роту 91-го полка в звании младшего сержанта. А вскоре перебросили под Сталинград. Боевое крещение Арсентий Капитонович принял уже в ноябре.


– Было очень трудное время. Сейчас как вспомню, ей богу, волосы дыбом встают! Беда, свалившаяся на нашу страну в тот период, сплотила народ, – не может сдержать чувств ветеран. – Была ровная голая степь под Сталинградом, где окопался наш батальон, – плохое укрытие. Занимали оборону, ожидая подхода других частей. Немецкие самолёты по несколько раз в день бомбили, расстреливали нас на бреющем полёте. Полевая кухня не могла пробиться на позицию. Ели убитых лошадей в сыром виде, поскольку даже разжечь огонь не представлялось возможным. Немцы заметят – начнут стрельбу. Обогреться было тоже негде. Холод и голод мучили нас. Но мы выстояли, не отступили…


А потом пришёл приказ взять деревню на высотке. Когда батальон поднялся в атаку, враг открыл огонь из пушек прямой наводкой. Застрочили пулемёты, и наши залегли, прижавшись к земле. Потом медленно поползли, используя каждый кустик, каждую ложбинку. Чем ближе подползали к деревне, тем яростнее и плотнее становился огонь противника.


– Огненная завеса встала перед нами! На правах командира отделения я полз впереди и, когда вскочил, чтобы бросить гранату в траншею врага, вдруг почувствовал острую боль и упал. Пуля пробила мне руку, ещё осколок снаряда застрял в ноге. Это случилось в начале 1943 года. Бойцы взяли высоту и деревню, но уже без меня, я был ранен, – продолжает рассказ ветеран.


Несколько месяцев Арсентий Капитонович лечился в госпитале города Камышина, где с радостью узнал о разгроме немцев под Сталинградом, пленении фельдмаршала Паулюса. После выздоровления Арсентий Питеркин уже как связист принимал участие в составе Западного фронта в боевых действиях на Курско-Орловской дуге. Под шквальным огнём противника тянул кабельную связь на передовую, устранял повреждения. Навсегда запомнились ветерану бои под городом Кромы (сегодня это посёлок) летом 1943 года. Это было большое танковое сражение. С обеих сторон участвовало по тысяче танков. Стояли ясные, жаркие дни, но из-за разрыва бомб, снарядов и мин солнца не было видно. Советские танки, прорвав оборону противника, ушли вперёд. А советскую пехоту немцы прижали с флангов губительным огнём. Нависла опасность полного отрыва танков от наступающей пехоты. Связь со штабом танковой бригады оборвалась. Старшему сержанту Арсентию Капитоновичу как заместителю начальника телефонной станции приказали восстановить связь. Послать было некого, и тогда на задание он отправился сам, прихватив с собой одного бойца.


– Была ночь, – вспоминает ветеран. – Мы ползли, прижимаясь к земле. Вскоре немцы запустили осветительные ракеты, и нас обнаружили, открыли огонь. Но останавливаться было нельзя. Связь следовало восстановить как можно скорее. Мы тащили тяжёлые кабельные катушки ползком несколько километров, при этом кабель не раз обрывался. Приходилось возвращаться назад, ощупью находить место обрыва и соединять его вновь.


Спустя годы, 2 мая 2004-го, Арсентий Капитонович получит трогательное письмо от однополчанина Михаила Толмачёва. Вот некоторые выдержки из него: «Дорогой, уважаемый друг, однополчанин Арсентий! Во-первых, поздравляю Вас с праздником нашим большим – 59-й годовщиной Дня Победы над фашистской Германией! Арсентий! Помнишь, как я прибыл 23 августа 1943 года в батальон связи 9-го отдельного танкового корпуса с Толиком Алябьевым? И сразу же с тобой пришлось выполнять боевое задание – тянули полевую связь по четыре двухсотметровых кабеля в катушках через шею и по одному в руках от землянки через степь, болото и лес. Нас с тобой застала очень тёмная ночь в августе. Танки наши рычали в сосновом лесу. Стал ты прозванивать проложенный на земле кабель, а связи не оказалось… Был обрыв, и долго мы с тобой искали тогда в кромешной темноте повреждение. Нашли, соединили, снова прозвонили кабель, убедившись, что связь восстановлена. Но кабель опять был порван в лесу нашими танками… Мы дошли с тобой до фашистского логова в Берлине, одержали Победу и, к счастью, остались живы до сегодняшнего дня. Крепкого тебе здоровья, Арсентий. С праздником, Днём Победы!»


Тогда задание всё же удалось выполнить, и связь между командным и наблюдательным пунктом корпуса была восстановлена. Арсентия Капитоновича наградили первой и самой дорогой для него медалью «За отвагу». Битва на Курско-Орловской дуге вошла в историю Великой Отечественной войны как битва, в которой была нанесена смертельная рана фашистской Германии.


Потом Арсентий Капитонович участвовал в боях за освобождение территории Украины, Белоруссии. Тогда 9-й танковый корпус получил наименование Бобруйского, а за освобождение города Барановичи корпус наградили орденом Красного Знамени. В августе 1944 года корпус достиг государственной границы. Это был радостный, незабываемый момент, ведь об этом дне мечтали с начала войны. Дальше путь лежал на Берлин. 28 января Арсентий Питеркин вместе со своим батальоном вышел к Одеру. Наступали в Померании, овладели 16-ю городами. Батальон наградили орденом Красной Звезды. За три года кровопролитных боёв 9-й танковый корпус уничтожил 60 тысяч вражеских солдат и офицеров, огромное число боевой техники. Однако велики были и потери с нашей стороны. По окончании войны корпус наградили орденом Суворова II степени. Ему присвоено наименование Берлинского за участие в Берлинской операции. 38 воинов корпуса были удостоены звания Героя Советского Союза, многим вручили ордена и медали. Удостоен двух орденов Красной Звезды и Арсентий Капитонович. Первую награду ветеран получил за форсирование реки Вислы, а вторую – за штурм Берлина.


Выписка из наградного листа: «В проведённых боевых операциях корпуса с 14.1.45 по 30.1.45 года тов. Питеркин действовал как отлично знающий своё дело, волевой командир. В трудных условиях боевой обстановки, несмотря на сильный огонь противника, умелым руководством своим подразделением добился бесперебойной связи командного пункта корпуса с частями. Особо отличился тов. Питеркин в районе д. Опатувек, где под сильным артминобстрелом противника сумел наладить чёткую работу центральной телефонной станции. За самоотверженную образцовую работу по обеспечению связью командования корпуса и проявленное при этом мужество и отвагу тов. Питеркин достоин правительственной награды орденом Красной Звезды.


Советская армия одержала сокрушительную победу над фашизмом. Безмерным было всеобщее ликование. Радовался вместе со всеми и наш герой. Однако домой он вернулся не сразу, отслужил в армии ещё более года, обучая молодых призывников. А по возвращении в конце 1946 года устроился дежурным склада топ-лива паровозного депо Канаш Казанской железной дороги, с которой связал свою трудовую жизнь навсегда.


– Все годы военной службы я не расставался с кожаным портмоне, в котором хранил по просьбе мамы кусочек домашнего хлеба, испечённого ею на день моих проводов в армию, – признаётся ветеран. – Тогда, в 1940-м, отрезанная горбушка упала на пол и «приземлилась» горбом. Мама обрадовалась: «Это хорошая примета, Арсентий! Ты вернёшься домой! Отломи от горбушки кусочек, возьми с собой и никогда с ним не расставайся, верни его потом мне». Конечно, он давно превратился в твёрдый сухарь, но я выполнил завет матери.

Александр Дробинин, смотритель комнаты-музея ТЧэ Канаш