06 августа 2021 03:37

06 августа 2021 03:37

фото: Алёна Зудина

Расшифровку ведут знатоки

Коллектив, который уже несколько лет подряд подтверждает Паспорт доверия, работает как часы

Машинист проверяет плотность и целостность тормозной магистрали, затем замеряет давление, продувает… Давление упало ровно на 0,4 атмосферы. Хорошо. После опробования тормозов можно отправляться… Постепенно меняется пейзаж за окном кабины машиниста, и вот уже остаётся позади станция Толоконцево. А внимание только усиливается. На этом участке допустимая скорость не больше 50 км/ч, держит – 34 км/ч. Всё в порядке...

Поле для деятельности

Техник-расшифровщик единого центра расшифровки лент скоростемеров и электронных носителей памяти систем безопасности Горьковской ДМВ Юлия Боровикова отрывается от монитора на минуту, улыбается. За чёрными и цветными кривыми диаграммы она видит станцию, входные и выходные светофоры, человека и его действия. Соответствуют ли они инструкциям? Есть ли ошибки? Имея дело с обеспечением безопасности движения, мелочи нельзя упускать из виду! Об этом помнит каждый в коллективе, работающем на доверии. Очередная комиссионная проверка уже позади, и Паспорт доверия остаётся на своём законном, почётном месте – украшает стену рабочего помещения техников-расшифровщиков в моторвагонном депо Горький-Московский. Здесь сосредоточенные девушки внимательно изучают данные с контактных кассет регистрации, отмечают нарушения, допущенные локомотивными бригадами, анализируют и передают информацию дальше. «Наша задача – показать руководству поле для деятельности», – так говорят о своей работе сами техники.


– И они правы, – подтверждает главный инженер моторвагонного депо Горький-Московский Сергей Батурин. – Всё, что за смену девушки расшифруют, все нарушения безопасности движения, выявленные техниками, заносятся в автоматизированную систему учёта нарушений безопасности движения. А далее в соответствии с зоной своей ответственности машинисты-инструкторы должны расследовать эти случаи в течение трёх дней.


Начальник центра расшифровки Наталья Русских добавляет:

– Для руководителей депо мы готовим много справок по проследованию поездов, выдержке перегонного времени. Сейчас очень внимательно относятся к соблюдению графика движения поездов. Приходится уделять время анализу. Я и сама порой расшифровываю кассеты регистрации. Пусть это не входит в мои обязанности, но навык терять не стоит.


Подтверждая звание

1.jpgПростор, свет, воздух – атмосфера, созданная в центре расшифровки, как нельзя лучше подходит для непростой работы техников. За двумя круг-лыми столами девушки проводят смену, вглядываясь в череду сменяющихся цифр, букв, линий. Здесь нужна не только предельная внимательность, но и обширные знания. Раз в три года техники-расшифровщики обязательно проходят курсы повышения квалификации, и каждый месяц посещают технические занятия, которые организуются с привлечением разных специалистов: машинистов-инструкторов, мастеров ремонтных цехов, руководителей дирекции. Чтобы правильно выстроить систему и создать комфортные условия для работы техников, ушло несколько лет. Ещё до организации единого центра отдел по расшифровке скоростемерных лент ТЧм Горький-Московский имел статус эталонного объекта. В 2011 году внедрили элементы бережливого производства – у каждого техника-расшифровщика появилось по два монитора. Это значительно сократило время на обработку информации, ведь специалисты работают сразу в двух программах. На одной – расшифровывают кассеты, на другой – заносят информацию в базу данных.


– Думаю, всё это и послужило толчком к тому, чтобы организовать единый центр на базе нашего депо, – рассказывает Наталья Русских. – Сейчас мы расшифровываем кассеты со всех моторвагонных депо Горьковской ДМВ. Создан сервер, на который поступает информация с регионов. После расшифровки данные хранятся в электронном архиве. В 2016 году благодаря слаженной работе мы получили Паспорт доверия, и подтверждаем его снова и снова. Подвижной состав меняется, а мы постоянно учимся, стремимся к идеалу, к тому, чтобы у руководства возникало меньше вопросов. Коллектив, работающий на доверии, – звучит приятно. Да и мотивация у нас хорошая – ощутимая премия.


Согласны с этим и работники. Юлия Боровикова говорит о центре с заметной внутренней удовлетворённостью:

– Не хочется подвести, поэтому стараемся поддерживать работу на должном уровне и соответствовать требованиям. Мы следим, чтобы не было просрочки лент, успеваем их расшифровывать в течение трёх суток. Я пришла сюда уже после модернизации. И сразу же заметила, что руководители заботятся о нашем удобстве. Понадобились новые стулья – выделили. Недавно поменяли линолеум и лампы на более яркие, светодиодные. Теперь глазам комфортнее. Даже если на улице пасмурно, у нас всегда тепло и уютно.


И действительно, обстановка здесь почти домашняя. Комната приёма пищи полностью оснащена: чайник, холодильник, микроволновка, бойлер, мягкие кресла, большой кухонный стол. А по подоконникам заботливо расставлены цветущие фиалки и сочно-зелёные фикусы. На рабочих столах – идеальный порядок. Во всём заметна женская рука. Как-никак в коллективе 13 девушек!


Захватывающее следствие

Перед началом поездки дежурные выдают машинистам бланки предупреждений, где указаны все ограничения, например, по скорости. А машинисты обязательно заполняют маршрутный лист. После окончания рейса кассета регистрации вместе с бланком информации по выполненной поездке сдаётся дежурному по депо. А далее поступает к техникам-расшифровщикам. Юлия Боровикова показывает мне устройство УСК. Сюда, в небольшой разъём, вставляем кассету. Мы ждём от 2,5 до 5 минут, пока программа считает информацию. Тогда на одном из мониторов появляется диаграмма. Для меня это лишь красные, синие и зелёные кривые. Как их читать? Юлия объясняет:


– Здесь мы видим практически всё: станции, светофоры, время отправления, скорость движения, давление в тормозных цилиндрах… Вот машинист продувает тормозную магистраль, затем проверяет плотность, опробует тормоза. Курсором замеряем 2,5 минуты и смотрим справа информацию. В пути следования машинист должен обязательно опробовать тормоза. Он опробовал пневматические, при скорости 59 км/ч, а наполнение составило 1,1 атмосферы. Это пока норма. Зимой будет другая – 1,5–2 атмосферы. Нельзя сначала опробовать электропневматические тормоза, а потом «пневматику» – считается нарушением. Отпускать тормоза тоже нужно по правилам, ступенями. Вообще, у машинистов тяжёлая работа...


В электронном архиве программы стационарного устройства дешифрации СУД-У кассеты регистрации без допущенных локомотивными бригадами нарушений хранятся месяц, с нарушениями – год. Как признаётся Юлия Боровикова, явление это не слишком частое. Но в некоторых случаях приходится вести настоящее расследование. Техники советуются между собой и вместе выстраивают цепочку событий, приведшую к ошибке машиниста. Вот и сейчас идёт захватывающее следствие.


– У меня пропадание записи, – делится с Юлией её соседка по столу техник-расшифровщик Анна Сурвилло. И вместе девушки комментируют:

– Либо комплексное локомотивное устройство безопасности выключилось, либо запись пропала по какой-то другой причине. Когда такое случается, появляется жирная красная полоса. Её хорошо видно. Посмотрите, остановка, скорость нулевая, и вдруг она резко выросла до 93 км/ч. Но машинисту же точно нужно было разогнаться. Значит, что-то произошло, нужно расследовать.


Железнодорожные ритмы

А ведь когда-то вместо кассет регистрации были скоростемерные ленты, на которых фиксировалась только малая часть тех параметров движения, которые сегодня можно увидеть на экране.

– Вот она, запись! – Наталья Русских показывает мне длинную бумажную ленту, чем-то отдалённо напоминающую кардиограмму, только ритмы здесь не сердечные, а железнодорожные. Чтобы рассмотреть обозначения, приходится напрягать зрение.


– Да, раньше техники использовали лупы, – подтверждает мою догадку Наталья Русских. – А ещё были шаблоны, их прикладывали к ленте. Так смотрели, например, какая скорость на этом участке допускается. Приходилось изрядно покорпеть над лентой. К тому же половину нарушений было невозможно обнаружить. Когда внедрили комплексное локомотивное устройство безопасности (КЛУБ-У), машинисты возмущались, ведь им без него было гораздо проще работать. Сейчас в КЛУБ-У отображается порядка 50 параметров.


Конечно, не только интерес заставляет техников быть предельно внимательными. От количества и типа обнаруженных нарушений зависит размер премии. А для наглядности в центре расшифровки установлен экран мотивации, на котором каждую смену отмечается количество нарушений, обнаруженных каждым из работников.


Два круглых стола работают как часы. За одним – техники расшифровывают кассеты, поступающие с регионов, за другим – кассеты моторвагонного депо Горький-Московский. А чтобы не уставать от монотонности и быть универсалами, девушки меняются каждую смену. Сегодня кто-то занимается Казанским территориальным управлением, в следующий раз он же – Горьковским, и так далее. На специальном бланке учитываются объёмы работ каждого расшифровщика.


– Я очень довольна нашим сплочённым коллективом, – говорит Наталья Русских. – Девочки выполняют все требования с первого раза, повторять не приходится. Главное, я чувствую их увлечённость делом, личную ответственность. Это и помогает нам не сдавать позиции и соответствовать предъявляемым требованиям.


Алёна Зудина