16 сентября 2021 14:02

16 сентября 2021 14:02

фото: Картина М.М. Гармашева

Продиктовано временем

Эксплуатация дорог показала необходимость наличия на них собственных медицинских работников

Железнодорожная медицина в России зародилась в середине позапрошлого века во время строительства магистрали Петербург – Москва.
Трасса этой дороги проходила в сложных географических условиях. В работах участвовали десятки тысяч человек, занятых изнурительным физическим трудом, живших во временных бараках и землянках, плохо питавшихся. Это приводило к массовым заболеваниям, травматизму, сопровождавшихся смертями. Для смягчения ситуации вдоль линии по распоряжению Главного управления путей сообщения и публичных зданий, руководившего строительством, было открыто 10 лазаретов.

Последующая эксплуатация этой и других дорог показала необходимость наличия на них собственных медицинских работников. Они стали появляться в штатах не только казённых, но и частных железных дорог, бурный рост числа которых проходил в 60–70 годы XIX века. В тот же период были построены основные дороги, составившие ядро нынешней Юго-Восточной.

Первой из них стала Рязанско-Козловская. В разделе «Личный состав железных дорог к 1 января 1867 г.» справочника, изданного Департаментом железных дорог, мы можем увидеть фамилии «врачей на линии» – Чулкова и Пулло. Первый находился в Рязани, второй в Козлове.

В Козлове была организована больница, имевшая первоначально 10 коек. Через 12 лет в 4 зданиях, построенных к тому времени, размещалось помещение для приёма больных (аналогия нынешних поликлиник), 6 обычных и 4 инфекционных палаты, операционная и аптека.

Следующей в нашем регионе стала строиться Козлово-Воронежская, на которой в аналогичном справочнике по состоянию на 1 января 1868 года должность управляющего дорогой не указана (дорога пока не введена в эксплуатацию), но уже имелся врач – доктор медицины, надворный советник (гражданский чин, соответствующий подполковнику в армии) Казимир Антонович Котович. По данным более позднего адрес-календаря Воронежской губернии, он вступил в должность в 1867 году, а с 1871-го вместе с ним работал врач Гавриил Андреевич Майзель.

В штате объединённой Козлово-Воронежско-Ростовской дороги в 1887 году имелся старший лекарь Николай Степанович Тенов и участковые, трое из которых работали на участках, расположенных в Воронежской губернии, – Фёдор Васильевич Григоров, Александр Андреевич Ландшевский и Алексей Иосифович Остен-Сакен.

После создания Общества Юго-Восточных железных дорог в составе его управления появился врачебный отдел со старшим лекарем Иваном Григорьевичем Бочарниковым (данные 1897 года).

В адрес-календаре 1899 года можно увидеть, что в управлении создана врачебная служба. Возглавлявший её И.Г. Бочарников именуется главным доктором, в пределах губернии работали уже 7 участковых врачей и организована железнодорожная больница. В то время во всех 12 уездах губернии, имевших 2,4 тыс. населённых мест, функционировало 69 пунктов приёма больных врачами и 180 – фельдшерами.

Работа врачебных служб на железных дорогах была регламентирована утверждёнными министром путей сообщения 20 июня (по старому стилю) 1893 года «Правилами врачебно-санитарной службы на железных дорогах, открытых для общего пользования».

На них возлагалось выполнение следующих функций: оказание врачебной помощи работникам и членам их семей, а также пострадавшим от несчастных случаев или заболевшим во время поездки по железной дороге; исключение случаев допуска к работе, связанной с безопасностью движения, лиц, имеющих физические недостатки, препятствующие исполнению обязанностей; надзор за санитарным состоянием дороги.

Медицинскую помощь оказывали врачи, фельдшеры и повивальные бабки с соответствовавшим требованиям этих правил образованием. Они наделялись правом проезда по своим участкам на всех поездах, включая товарные, паровозах, в отдельных случаях на дрезинах и могли в неотложных случаях даже требовать от начальников станций останавливать поезда для посадки и высадки себя и больных.

Службу возглавлял старший врач, имевший чёткие обязанности. Он должен был не реже 3 раз в год проводить осмотр дороги в её санитарном отношении и осуществлять ревизию врачебно-санитарных учреждений.

Дорога разделялась на участки, которыми заведовали участковые врачи. От них требовалось проезжать по своему участку для осмотра больных не реже 1 раза в неделю; принимать больных на станциях; посещать их на квартирах в случае необходимости. Приём больных в приёмных покоях должен был начинаться фельдшером в 8 часов, врачом – в 9. Там, где приёмных покоев не имелось, – по отдельному графику с доведением часов приёма до персонала объявлениями на видных местах. В них же указывались адреса врачей, фельдшеров и акушерок.

Для предупреждения распространения заразных болезней на участковых врачей возлагалась также обязанность осматривать не реже 1 раза в месяц работников определённых профессий (в основном, контактировавших с пассажирами).

При появлении на участке инфекционных болезней участковый врач (а также старший врач) должен был немедленно выезжать на место и принимать меры против их распространения.

Кроме того, он обязывался безотлагательно прибыть к месту происшествия несчастного случая с людьми. Им также осуществлялся санитарный контроль состояния зданий, в которых находились люди, он проверял качество питьевой воды на станциях, а также пищи, инвентаря, посуды в буфетах.

Железные дороги должны были иметь необходимое число больниц и приёмных покоев, определяемых самостоятельно с учётом местных особенностей. Расстояние между приёмными покоями не должно было превышать 100 вёрст. Их оснащение регламентировалось. На каждой станции, не имевшей такого, должна была быть станционная аптечка, а в каждом пассажирском поезде – набор наиболее простых медикаментов и перевязочных средств.

Врачебная помощь железнодорожникам, членам их семей, а также пострадавшим от несчастных случаев оказывалась бесплатно.

Предварительные освидетельствования поступавших на службу работников и ежегодные периодические осмотры отдельных категорий персонала проводились врачами в присутствии представителей соответствующих служб. Перечень должностей, на которые это распространялось, устанавливался управляющим железной дорогой.

Согласно ежегодному отчёту Правления в первый год после создания Общества Юго-Восточных железных дорог его врачебная часть состояла из 95 человек. Возглавлял её главный доктор с окладом 6 тыс. руб. в год. В ней имелось 16 участковых врачей, получавших в среднем 1,47 тыс. руб., 42 фельдшера, имевших 400 руб., и 5 акушерок с жалованием 360 руб. в год.

Для сравнения: на дороге была 21 дистанция пути, то есть, условно говоря, участок одной из них обслуживали 3 медработника.

Также для сравнения оплаты труда отметим, что управляющий дорогой имел жалование 20 тыс. руб., начальник паровозного депо в среднем – 1,3 тыс. руб., начальник станции – 850 руб., начальник службы материального снабжения – 4,2 тыс. руб., счетовод в ней – 1 тыс. руб., конторщик – 300 руб. в год.

В 1894 году медицинскими работниками принято 54 тыс. человек из числа служащих на дороге. Наибольшее количество среди заболевших составляли работники станционной службы – 25%, службы ремонта пути – 21%, работники мастерских – 20%.

По видам заболеваний лидерами были общие болезни крови – 31%, органов пищеварения – 21%, органов дыхания – 9,6%. С травмами обратилось 6% больных.

Кроме того, оказана медицинская помощь 58,5 тыс. членов семей работников.

В течение года произошли несчастные случаи, также учитываемые врачебной службой, оказывавшей им помощь, в которых пострадали 116 человек. Из них со смертельным исходом – 40, были ранены 76. Среди пострадавших было 26% железнодорожников.

Дорогой потрачено 14,3 тыс. руб. на борьбу с холерной эпидемией. Из них около половины – на усиление личного состава врачебной службы.

Последующие годы показали правильность решения о создании на железных дорогах собственных медицинских подразделений, которые успешно функционируют в настоящее время.
Виктор Вакуленко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30