15 мая 2021 20:41

15 мая 2021 20:41

фото: Государственный музей Л.Н. Толстого

«Зашёл в наш вагон…»

Новые штрихи к портрету Льва Толстого добавили воспоминания его современников о совместной поездке по магистрали

В рамках рубрики «К 155-летию Юго-Восточной железной дороги» газета «Вперёд» расскажет о путешествиях по магистрали известных людей.
Сегодняшняя публикация – о последней поездке Льва Толстого, в ходе которой он вёл разговоры на нравственные темы. О том, какие именно аспекты действительности он затронул в беседах с пассажирами, сообщалось в статье, опубликованной в газете «Голос Москвы».

Рано утром 28 октября 1910 года писатель решился на шаг, который собирался сделать уже давно. В письме супруге, Софье Андреевне, переданном через дочь, Александру Львовну, он отметил, что не мог поступить иначе.

«Положение моё в доме становится, стало невыносимым, – написал Лев Толстой. – Кроме всего другого, я не могу более жить в тех условиях роскоши, в которых жил, и делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста: уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и тиши последние дни своей жизни».

Дочери сказал только, что поедет сначала к своей сестре, монахине Марии Николаевне, в Шамардинский монастырь Калужской губернии. С сестрой до конца своих дней он сохранил большую дружбу, несмотря на расхождение с нею в вопросах веры. Болезнь, случившаяся в пути, помешала осуществлению планов. Писатель вынужден был выйти на станции Астапово Рязанско-Уральской железной дороги (сейчас – станция Лев Толстой ЮВЖД). Здесь он и провёл свои последние земные дни.

…Отъезжающих на пролётке, запряжённой парой лошадей, было двое: непосредственно сам Толстой и его старый друг и единомышленник, врач Душан Маковицкий (тот жил в Ясной Поляне с 1904 года).

Статья «На пути в Козельск» появилась в номере газеты «Голос Москвы» за 18 ноября 1910-го, то есть спустя неделю после кончины знаменитого старца.

Следует сказать, что «Голос Москвы» представлял собой ежедневное общественно-политическое издание, выходившее в 1906-1915 годах. Сейчас в Интернете можно ознакомиться с рядом его архивных номеров. Они представляют большой интерес, поскольку живо откликались на события и не лакировали действительность. Автор статьи, созданной буквально по горячим следам, – воспитанница Белёвской гимназии Т. Таманская.

Итак, 28 октября Таманская собралась отправиться из Белёва Тульской губернии в Козельск Калужской губернии. В зале 1-го класса она неожиданно увидела Толстого и его спутника. Спутник писателя, о котором упомянула несколько раз, был как раз Маковицкий. После второго звонка Толстой зашёл в вагон – единственный пассажирский вагон товарно-пассажирского поезда. Пассажиров было много. Среди них преобладали крестьяне. Толстой завёл разговор с одним из них. Спрашивал, где работал, куда едет, сколько душ в семье, какой надел, кто помещик, бывают ли ссоры с помещиком?

«На последний вопрос крестьянин ответил, что ссоры случаются и дело доходило до губернатора, так что были присланы солдаты».

Толстого спросили, куда он едет. В Оптину пустынь – последовали слова. На что ему сказали:

«Хорошо, отец, хорошо, вот ты там на старости лет и посвятись, чтобы душу свою спасти».

Он в ответ полушутя, полусерьёзно: так и собирается сделать.

Разговор коснулся крестьянской нравственности. Один из пассажиров – местный землемер г. В. – начал доказывать, что у крестьян нет никаких нравственных устоев. Мол, соберутся лес резать, не найдут межи и – глядишь – уже поругались и подрались. Толстой в тон землемеру возразил:

«Соберутся учёные люди в Государственную Думу, смотришь – уже поссорились и до драки недалеко, а тоже вот и учёные, – и добавил: – Я за то люблю крестьян, что они мало рассуждают».

Он заметил, что считает главным их недостатком суеверие и что интеллигентные люди должны им помочь от этого освободиться.

В это время он заметил, что крестьянин дал своему сыну, парню лет 16-ти, курить. Толстой сказал ему:

«Зачем ты сыну вред делаешь? Я вот теперь чаю не пью, а землянику, и так привык, что не могу без неё обойтись. Очень она вкусная».

В беседе приняла участие Таманская. Толстой задал вопрос о наличии у неё способностей к преподаванию и любви к детям. Она ответила утвердительно.

Писатель посоветовал ей поступить сельской учительницей и учить ребятишек. Таманская спросила о том, чего следует придерживаться при школьном образовании.

«Л. Н. сказал, что ответ на это я найду в книге: «Мысли мудрых людей», а ещё лучше в «Евангелии».

Также он сказал, что в жизни, кроме зла, есть и добро, в которое глубоко верит.

По приезде в Козельск Толстой попросил спутницу показать ему, где стоят извозчики, оставил ей автограф на листе почтовой бумаги.

«Толстой простился со мной… навеки» – этими словами заканчивается статья в «Голосе Москвы».

Сейчас, по прошествии 110 лет со дня кончины на станции Юго-Восточной магистрали Льва Толстого, нам дорого всё, что связано с его именем. Давняя публикация в московской газете добавляет новые штрихи к портрету великого старца.
Виктор Минаков
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28