02 декабря 2021 16:43

Путешествие вокруг моря

Музей истории Восточно-Сибирской железной дороги, несмотря на свою молодость, известен далеко за пределами Сибири.

На завершившейся в Петербурге Всероссийской конференции технических музеев его ставили в пример. Еще недавно музей располагался в подвальном помещении управления ВСЖД. С переездом в здание вокзала Детской железной дороги, говорит его директор Людмила Данилейко, перед музеем открылись новые возможности.

– Наша экспозиция была посвящена истории создания железных дорог и строительству Транссиба. В первую очередь она была рассчитана на детей. Ведь на Детскую железную дорогу ребята приезжают со всей линии, здесь они проходят практику. Поэтому нам очень хотелось, чтобы дети узнали богатую историю железной дороги.
Недавно музей пополнился залом, который посвящен Кругобайкальскому участку Транссиба. За короткое время нам удалось собрать большой материал об изысканиях, о строительстве и эксплуатации этой уникальной по сложности воплощения инженерной мысли железнодорожной ветки. Многие объекты КВЖД, а среди них 39 тоннелей, 47 противообвальных галерей, более 200 подпорных стенок, около 450 больших и малых мостов, дошли до наших дней почти в первозданном виде.
Много документов мы привезли из центральных архивов Москвы и Петербурга. Часть удалось найти в Иркутске. Наши поиски продолжатся и в этом году.
Диорамы, созданные художником Виктором Огиенко, и макеты, сотворенные руками учащихся Иркутского художественного училища и сотрудника Детской железной дороги Виталия Беляева, привлекают внимание посетителей центрального музея и его филиала на станции Байкал.

– А когда у музея появился филиал?
– Осенью 2005 года, когда праздновалось 100-летие сдачи Кругобайкальского участка в постоянную эксплуатацию. К этому событию в порту Байкал был открыт отреставрированный железнодорожный вокзал, где и разместилась музейная экспозиция.
Мы постарались уделить больше внимания истории эксплуатации этого уникального участка. Руководство ВСЖД поставило перед нами задачу показать историю создания Кругобайкальской железной дороги, так как не все туристы, посещающие Священное озеро-море, попадают в Иркутск и в наш центральный музей.

– В конце января выйдет в свет большой альбом о Кругобайкальской железной дороге.
– Да. Это уже второй альбом нашего сотрудника кандидата исторических наук Александра Хобты о Кругобайкалке. Он подготовил его совместно с преподавателем Иркутского государственного университета путей сообщения доктором исторических наук Валерием Третьяковым. В нем также использованы материалы Петербургского центрального музея железнодорожного транспорта и Государственного центрального архива Санкт-Петербурга. Первый альбом-путеводитель «Путь длиною в столетие», подготовленный Александром Хобтой, увидел свет в 2005 году и сразу получил премию губернатора Иркутской области.
В прошлом году выпущена брошюра о министре путей сообщения Михаиле Ивановиче Хилкове. В ней показана его деятельность в период изысканий и строительства Транссиба и Кругобайкальского участка. Вся издательская работа проводится в тесном сотрудничестве с Дорожным центром научно-технической информации и его директором Татьяной Николаевной Гордиенко.
Мы рады, что по инициативе нашего музея на станции Слюдянка установлен памятник министру Хилкову, а на Детской железной дороге совместно с ее руководством создана так называемая «натуральная площадка» начала ХХ века, на которой разместились паровоз, деревянная платформа, путейская будка, водонапорная колонка.

– Людмила Ивановна, в конце 2005 года в Иркутске прошла научно-практическая конференция «Кругобайкальская железная дорога – связующее звено Транссиба и уникальный памятник инженерного искусства». Каковы ее итоги?
– Во-первых, необходимо отметить, что в работе конференции приняли участие представители почти всех дорожных музеев ОАО «РЖД», музеев Иркутска, а также ученые и краеведы. Участники единодушно отметили большую роль Восточно-Сибирской магистрали в сохранении и восстановлении памятников железнодорожного и архитектурного наследия.
После конференции при Управлении ВСЖД создан координационный комитет по развитию Кругобайкальской дороги как музейного и туристического комплекса. Нашему музею совместно с Иркутским государственным университетом путей сообщения поручено разработать программу развития туризма на КВЖД, а также провести инвентаризацию всех памятников инженерного искусства и выявить новые объекты, перспективные в плане создания туристической инфраструктуры.
Мы планируем открыть на станциях, в зданиях действующих вокзалов Кругобайкальской дороги сеть музейных экспозиций, отражающих работу и быт строителей и железнодорожников, историю строительства тоннелей, галерей и мостов.
Собираемся возвести часовню на станции Маритуй, на месте бывшей железнодорожной церкви. Здесь в 1904 –1905 годах размещался военный госпиталь. Мечтаем вернуть на Кругобайкалку железный мост, который был вывезен оттуда и много лет служил Транссибу в районе станции Выдрино. «Старика» списали и собирались порезать на металлолом, но вмешались работники музея.
Мы ведем большую просветительскую работу, делимся архивными документами и фотографиями с железнодорожными школами-интернатами, проводим фотовыставки по железнодорожной тематике, на которых выставляют работы не только известные фотомастера, но и преподаватели железнодорожных школ, участники альпинистского лагеря со станции Ангасолка.

Евгений БОГАЧЕВ,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск

Мраморная Екатерина вернулась в Москву

Во Вводном зале Третьяковской галереи в Лаврушинском переулке во вторник состоялась торжественная церемония передачи статуи Екатерины II работы скульптора Александра Опекушина в дар Москве от Республики Армения. Мраморная скульптура, созданная к 100-летию со дня кончины Екатерины II, была в 1896 году установлена в Екатерининском зале Московской городской думы (бывший Музей В.И.Ленина), а после революции не раз меняла свое местонахождение. Наконец памятник попал к скульптору Сергею Меркурову, который сохранил его и в 1951 году передал в дар Ереванской картинной галерее. Здесь скульптура находилась все последующие годы. В июле 2003 года на государственном уровне было принято решение о возвращении статуи в Россию. В 2003 году постановлением правительства Республики Армения было решено вернуть памятник Москве. Статуя была доставлена в Третьяковскую галерею, где была проведена ее реставрация. Скульптура весь юбилейный год будет выставлена в Третьяковской галерее, а затем ее установят в Царицынском дворце.

Дмитрий БЕРЕЖНОЙ.
Москва

Бивни и рога как предмет искусства

На Таймыре завершился второй международный фестиваль «Полярные маки». По словам организаторов, его целью является сохранение и развитие народного творчества народов России и популяризация фольклора коренных народов Таймыра. На этот раз главной темой фестиваля стали возрождение и развитие косторезного мастерства. В нем приняли участие мастера-косторезы из Усть-Енисейского и Хатангского районов Таймыра, Дудинского центра народного творчества, Таймырского окружного центра национальных культур, студенты Норильского колледжа искусств и Таймырского колледжа, представившие работы, выполненные из бивня мамонта и рога северного оленя.

Сергей КРИВОЗЕРЦЕВ.
Таймыр

Кукольный турнир за «Золотую маску»

Бурятский театр кукол «Ульгэр» со своим спектаклем по мотивам бурятских народных сказок «Поющая стрела» стал номинантом премии «Золотая маска». Кроме «Ульгэра» на премию претендуют Абаканский театр кукол «Сказка» и Санкт-Петербургский театр кукол «Бродячая собака». Победитель будет определен в четырех номинациях: «Лучший спектакль», «Лучшая режиссерская работа», «Лучшая работа художника» и «Лучшая актерская работа». XII фестиваль «Золотая маска» пройдет в марте-апреле 2006 года в Москве. Церемония вручения национальной премии состоится 17 апреля на Новой сцене Большого театра.

Павел ПАВЛИНОВ.
Москва

Сам с усами

220 лет назад родился Огюст Монферран.

В отличие от многих заморских спецов той поры Монферран явился в Россию незваным.

Он не знал ни одного русского слова и ни одного русского человека.

Благо в Петербурге едва ли не всяк разумел по-французски. И Монферрану повезло. Он встретился с генералом Бетанкуром, который возглавлял не только Институт Корпуса инженеров путей сообщения, но и комитет по делам строений и гидравлических работ. Тут вершилась судьба проектов, тут трудились Карл Росси и Василий Стасов. Бетанкур был накоротке с самим императором.

Монферран принес в комитет блестяще сделанные пером и акварелью рисунки колонны Траяна, триумфальной арки Септимия Севера, конной статуи Марка Аврелия и других сооружений Рима. Бетанкур решил поручить ему проект перестройки Исаакиевского собора. Тем более что царь просил Бетанкура, чтобы кто-нибудь занялся этим храмом. Он получался уродливым донельзя – «низ каменный, а верх – кирпичный, двух царствований памятник приличный» (За эту шутку автору отрезали язык и уши.) Все маститые зодчие отказывались что-то изменить: перестроить нельзя, только лишь вовсе срыть и возводить заново. Но Александр I не хотел строить новый, усматривая в этом оскорбление «памяти его основателей», и ни один проект не принял.

Так выпал шанс Монферрану. Он дневал и ночевал в библиотеке Института Корпуса инженеров путей сообщения, срисовывал из альбомов образцы лучших храмов мира. Получилось две дюжины листов. Бетанкур их передал Александру I. И царь назначил Монферрана императорским архитектором, поручив ему перестройку Исаакиевского собора.

Кстати, в самом бетанкуровском комитете схватились за голову, проведав о решении царя, ведь даже после этого Бетанкур отказал Монферрану в должности начальника чертежной – дескать, молод еще, определил его только чертежником, правда, старшим, и в этой должности Монферран, уже будучи придворным архитектором, официально служил десять лет.

Монферран максимально сохранил остов ринальдиевской постройки. Александр I утвердил проект. И закипела работа по строительству собора, который принес безвестному доселе архитектору всемирную славу.

Многострадальный (строился сорок лет) храм стал четвертым в мире по величине – после соборов Святого Петра в Риме, Святого Павла в Лондоне и Святой Марии во Флоренции. Высота – сто один с половиной метра, вместимость – четырнадцать тысяч прихожан. Собор обошелся казне в двадцать три миллиона рублей.

С земли не каждый разглядит детали грандиозного барельефа работы Ивана Витали, где преподобный Исаакий благословляет римского императора Феодосия Флавия. В этой многофигурной композиции – на срезе фриза – полулежит некто в тоге с макетом храма, который он прижимает к груди. Это не кто иной, как Монферран!

Строитель собора явился незаурядным новатором: по его идее колонны устанавливали до (!) возведения стен. В 1836 году соорудили перекрытия и металлический купол – один из крупнейших в мире. На его золочение ушло сто килограммов золота. Его сплавляли с ртутью – адская смесь! Десятки мастеровых умерли от ядовитых испарений при золочении. Зато вот уже полтора века ни разу не приходилось заново золотить шапку Исаакия (в блокаду купол ради маскировки покрывали серой краской – чтобы не сверкал).

В 1841 году собор вчерне был готов, приступили к его отделке. За строительство Исаакиевского собора архитектор был удостоен чина действительного статского советника, а также получил сорок тысяч рублей серебром и украшенную бриллиантами золотую медаль на Андреевской ленте. Александрийский столп, установленный на Дворцовой площади, «стоил» ордена Святого Владимира III степени и ста тысяч рублей серебром. На них Монферран купил роскошный особняк на Мойке, жил на широкую ногу: пинакотека, антиквариат... Цари – Александр Первый и Николай – к нему благоволили. Но вот Александр Второй невзлюбил Монферрана. Казус, конечно. Но говорили, что виной тому... усы. Они полагались в ту пору лишь военным, а Монферран возьми да и отпусти их. Царь не просто разгневался – сурово отчитал новоявленного усача. Даже в благословенный день освящения собора – 30 мая 1858 года – царь демонстративно отвернулся от, казалось бы, главного виновника торжества. Монферрану сделалось настолько плохо, что его чуть ли не на носилках отнесли домой. И он уже не поднялся с постели – умер через месяц.

Когда царю доложили, что Монферран в завещании просил похоронить себя в подвалах собора, последовал резкий отказ. Гроб отправили во Францию, погребли на Монмартре...

На гербе Монферрана красовался девиз: «Не весь умру». И он был прав.

Хотя его прах и покоится вдали от детища всей его жизни, не весь умер – остался в памятнике, который с каждым веком прирастает в своем значении и величии.

Сверкающая шапка Исаакия в любое время – в насупленные пасмурные дни, летний зной и солнечную морозную пору – словно рукотворное светило. Глянешь – и душа радуется.

Андрей ПЕТРОВ

Откуда мастера берутся

Знаменитая Строгановка, старейший художественный вуз страны, отметила свое 180-летие. О том, в каких условиях происходит сегодня становление будущих мастеров, рассказывает ее проректор профессор Александр Стасюк.

– На протяжении всей своей истории наш вуз неизменно следовал традициям, заложенным еще при его создании самим графом Строгановым. Они активно развиваются и в наши дни. Ведь прежде всего наша задача – подготовка художников для промышленности, тех, кто создает все многообразие предметного мира, формирующее среду обитания человека. А если говорить о перспективах и задачах, то свою основную цель мы видим в подготовке высокопрофессиональных кадров, которые будут создавать красивые и востребованные произведения самого широкого профиля – от одежды до архитектуры.

– Расскажите, пожалуйста, немного об истории университета.
– В 1825 году граф Сергей Григорьевич Строганов, предвидя великое индустриальное будущее России, основал в Москве «Рисовальную школу в отношении к искусствам и ремеслам», ставшую впоследствии основным центром подготовки художников для нашей промышленности. До революции в Строгановском училище преподавали и учились такие крупнейшие отечественные архитекторы и художники, как Алексей Щусев, Иван Жолтовский, Федор Шехтель, Николай Андреев, Михаил Врубель, Константин Коровин, и многие другие. В 1918-м Строгановское училище было преобразовано в Свободные Государственные художественные мастерские, а затем в знаменитый ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН. В 1930 году распавшийся ВХУТЕИН дал начало четырем крупнейшим московским художественным институтам, существующим и поныне, – Архитектурному, Суриковскому, Полиграфическому и Текстильному. Строгановское же училище было воссоздано лишь после войны, а в конце 1950-х обрело новое здание, занимаемое по сей день. К слову сказать, в нашем прежнем здании на Рождественке сейчас находится Московский архитектурный институт. Десять лет назад Московское высшее художественно-промышленное училище, как мы раньше именовались, получило статус университета и современную аббревиатуру – МГХПУ.

– На какие средства вы существуете?
– Как и всякий государственный вуз, существуем за счет бюджетного финансирования. Кроме того, стараемся развивать и структуру дополнительного образования, ориентированную и на иностранных студентов, и на тех, кто не прошел по конкурсу. Это так называемые внебюджетные формы обучения, половина дохода от которых идет на развитие вуза, а другая половина – на зарплату преподавателям. У нас действуют и подготовительные курсы, и система дополнительных видов образования: послевузовское, повышение квалификации.

– Сколько у вас факультетов и кафедр? По каким специальностям ведется обучение?
– На сегодняшний день наш университет – один из наиболее многопрофильных вузов России. На трех факультетах и тринадцати профилирующих кафедрах ведется подготовка специалистов по восьми специальностям и семнадцати специализациям. Назову лишь основные: дизайн, искусство интерьера, монументально-декоративное искусство, декоративно-прикладное искусство, реставрация, история и теория искусства. Такой широкий диапазон позволяет нашим выпускникам применять себя практически во всех сферах творчества.

– Как проходит у вас вступительный творческий конкурс?
– Во многих творческих вузах – театральных, музыкальных, художественных – существует разделение на туры. Так сложилось и у нас. Первый тур представляет собой предварительный просмотр домашних работ факультетскими комиссиями. Преподаватели определяют академическую (художественные навыки. – Р.Н.) и профессиональную (уровень культурных знаний. – Р.Н.) подготовку абитуриента. За первым туром следует серьезный творческий экзамен по специальности, включающий в себя рисунок, живопись, композицию и обязательные для всех экзамены по общеобразовательным дисциплинам. Третий этап – это окончательный отборочный конкурс, в котором участвуют те, кто выдержал два предыдущих. Так что шансы поступить к нам обуславливаются уровнем профессиональной подготовки абитуриента и количеством свободных мест.

– Востребованы ли ваши выпускники на современном рынке труда?
– Мы выпускаем около 180 специалистов в год, не считая выпускников-платников. Все они впоследствии находят свое место, а многие из них умудряются очень неплохо подрабатывать уже и в процессе обучения. Наиболее востребованные сегодня специальности – графический дизайн и интерьер. Соответственно и конкурс на них у нас самый высокий – 5 – 7 человек на место.
Важно и то, что образование мы даем универсальное. Так что нашим выпускникам совсем необязательно подыскивать себе работу в сфере их узкой специализации. Говоря образным языком, выпускник покидает стены нашего заведения сразу и композитором, и исполнителем. То есть он умеет и создать образ, и воплотить его своими руками. Он может работать художником, архитектором, кинорежиссером и даже артистом независимо от того, какую он получил специальность в процессе обучения. Такова образовательная специфика нашего вуза. Например, известный сценарист, актер и режиссер Александр Адабашьян оканчивал отделение дизайна.

– Из чего складывается процесс обучения, позволяющий воспитывать специалистов такого уровня?
– Прежде всего это преемственность и школа. Мы имеем сложившиеся традиции, которые стараемся сохранять, конечно, соответствуя при этом духу времени, новым технологиям. Очень важная деталь, которая, как правило, отсутствует в негосударственных и частных вузах, – наличие мастерских. То есть мы имеем возможность обучать художников по стеклу, керамике, металлу, мозаичистов, скульпторов, словом, тех, кто имеет прямую связь с производством. Располагает к творчеству и сама атмосфера вуза. Пройдет, например, студент по коридорам, посмотрит выставки, заглянет в музей и волей-неволей все это впитает. Так что я считаю, что у нас и стены тоже учат, даже нерадивых.

Ростислав НОВИКОВ
Фото Сергея ТРУНИНА

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31