02 декабря 2021 15:20

Не море топит, а лужа

Наперекор традиции – в воскресный вечер, в самый что ни на есть prime-time, 21.00, в эфир телеканала «Россия» 29 января выйдет первая серия экранизации романа Александра Солженицына «В круге первом».

Поставил сериал Глеб Панфилов. Кстати, Глебу Анатольевичу удалось уговорить Александра Исаевича выступить и в несвойственной для писателя роли – читать закадровый текст.

Накануне премьеры Глеб Панфилов со товарищи дал пресс-конференцию. Выяснилось, что созданная еще в период съемок фильма Панфилова «Романовы. Венценосная семья» кинокомпания «Вера» приобрела у Александра Солженицына права на экранизацию романа «В круге первом» для кино и телевидения. Проект включает в себя телесериал и кинофильм. Часть прав на сериал уступили телеканалу «Россия». Так что эта часть проекта реализована по заказу РТР.

По сути, это первое обращение в нашем кино к творчеству великого современника. При этом автор телевизионного сценария сам Александр Исаевич, киноверсии – Глеб Панфилов. Киноформат не способен отразить все линии романа (670 страниц), вот почему кинофильм (270 минут) будет, что называется, по мотивам.

В роли заключенного Глеба Нержина (прототипом которого был сам Солженицын) – Евгений Миронов. Игорь Кваша сыграл Сталина. Занято немало и других выдающихся актеров – Инна Чурикова, Андрей Смирнов, Игорь Скляр и другие. В образе зятя прокурора зрители увидят Дмитрия Певцова. Пятнадцать лет назад свою первую роль он сыграл в «Матери» Глеба Панфилова – экранизации горьковского романа. То был блистательный актерский дебют, удостоенный высшей европейской кинонаграды «Сезар».

Нынешний герой Певцова – преуспевающий молодой дипломат Иннокентий Володин. Его тесть – прокурор Макарыгин. Казалось бы, и сам Иннокентий – плоть от плоти властей предержащих. Тем не менее он звонит в американское посольство – предупредить о готовящейся передаче советскому разведчику неверным американцем сведений об атомной бомбе.

Именно над тем, как определить по голосу говорившего по телефону, и работают обитатели тюремной «шарашки», и именно с их помощью попадает в капкан Иннокентий...

Такова остросюжетная завязка, и вкупе с добротной литературной основой, конгломератом звездных исполнителей, не говоря уже о режиссерском мастерстве, язык не повернется назвать эту экранизацию сериалом – настолько девальвирован ныне сей жанр.

Съемки проходили в Подмосковье и на Валдае. Кстати, там сохранилась дача Сталина – точная копия кунцевской «ближней» резиденции, где умер генералиссимус. Больше того, реквизит, использованный на съемках эпизодов с диктатором, чаще всего подлинный, можно сказать, хранящий еще отпечатки пальцев Иосифа Виссарионовича. А в павильонах «Мосфильма» построили декорации «шарашки» и внутренней тюрьмы на Лубянке. Снаряжались киноэкспедиции в Звенигород, зимнюю натуру снимали в самой Москве. График был поистине спартанский – абсолютная сосредоточенность...

– К этому фильму я шел тридцать лет, с того самого момента, когда впервые прочитал роман «В круге первом», – сказал журналистам режиссер-постановщик сериала Глеб Панфилов. – Это книга о судьбе писателя и о проблеме выбора, с которой сталкивается каждый из нас.

Жизненный путь математика Глеба Нержина, принявшего решение вновь вернуться в лагерный барак, но не противоречить совести, автобиографичен. Вышел гимн победе совести над всевластием хамов. Этой мыслью вообще пронизано все творчество Солженицына. «Если ж мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не дает дышать, – это мы сами себе не даем» – так завершает он статью «Жить не по лжи».

Глеб Нержин выбирает лагерь вместо «шарашки» – это сюжетный апогей романа, ключ к пониманию автора. Александр Исаевич тоже выбрал когда-то для себя лагерь, потому что «не море топит, а лужа».

Генрих Белль прозорливо заметил, что Александр Солженицын оставил далеко позади себя и Сартра, и Камю, довершая древнее противопоставление «тюрьмы» и «воли», ведь он вершит свою картину ада не философски, не на притче, но на фактах жизни, лишенных логических подпорок, предписаний и надуманности. Чего стоит сцена допроса вроде бы всесильного министра Абакумова и зэка Бобынина: дрожащий генерал, явственно представляющий все круги гулаговского ада, и независимый узник, которому нечего терять, для которого многие испытания уже изведаны.

В том перевернутом мире многое переосмыслено. Спецы, натасканные на поиски врагов народа, смотрятся как истинные ученые эпохи социализма, а с другой стороны – юные сотрудницы, молодые лейтенанты госбезопасности вроде бы не так уж и надежны, зато на иных зэков власть может положиться вполне...

Вот так оказалось, что и через сто лет после «Преступления и наказания» может быть создан поистине шедевр, который выламывается из рамок тривиального сюжета и достигает поднебесных вершин мирового эпоса. Есть гарантия, что столь самобытный и чуждый конъюнктурной суеты мастер, как Глеб Панфилов, не расплескал в своей трудной дороге очарования первоисточника.

Этот роман написан полвека назад. Писатель и надеяться не мог, что наступит день, когда «В круге первом» прочтут хотя бы его друзья по «шарашке», которым, по словам Натальи Солженицыной, автор посвятил эту горестную повесть. Уезжая в Ташкент, в «раковый корпус», он спрятал ее в тоненьких скрутках в бутылке из-под шампанского.

Известно, что автор романа уже ознакомился с отснятым материалом и остался доволен.

– У всех героев были прототипы, и большинство актеров удивительно походили на них внешне, – отметила Наталья Дмитриевна Солженицына. – Это стало для нас радостным потрясением, как и тщательный выбор деталей. Этот фильм будет «учебным пособием» по тому времени, о котором написан роман.

Андрей ПЕТРОВ

Теплые встречи на Крайнем Севере

Столица российских нефтяников Ханты-Мансийск гостеприимно принимала участников Конференции по культурному измерению сотрудничества стран Арктического Совета.

В этом году Арктический Совет, представляющий собой уникальный форум взаимодействия правительств арктических государств – постоянных участников совета представляющих коренные интересы народов обширного Арктического региона, отметит свое десятилетие.

В период с 2004 по 2006 год он работает под председательством России, по инициативе которой впервые за время существования Совета самое пристальное внимание было уделено вопросам культурного сотрудничества восьми арктических стран: Дании, Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Финляндии и Швеции.

На конференции «Арктическое партнерство как основа сохранения традиционных культур народов Севера» выступил министр культуры и массовых коммуникаций России Александр Соколов. Он говорил о том, что доступность сферы культуры, развитость ее инфраструктуры и гарантированная возможность этнокультурной и конфессиональной идентификации являются одними из важнейших оценок состояния современного общества.

Особенно хорошо понимают значимость влияния культуры на формирование положительного имиджа региона как на внутрироссийском, так и на международном уровне в Ханты-Мансийском национальном округе – Югре, превратившемся за последние годы из отдаленной сибирской окраины в опорный край российской энергетики. А успехи в экономике, в свою очередь, стали надежной базой для социального и духовного развития Югры.

Нефтегазодобывающие компании стали надежными спонсорами международных и всероссийских культурных проектов югорчан – фестивалей «Дух огня», «Чайка», «Золотой бубен», выставок «Югра художественная», «Россия-Арт-Югра», «Северного археологического конгресса».

Участники конференции приняли декларацию, поддерживающую инициативу по дальнейшей активизации культурного сотрудничества между странами – участницами Арктического Совета, и выразили благодарность России и правительству ХМАО за гостеприимство и прекрасную организацию встречи.

Заместитель министра образования Финляндии Линна Марку отметил, что глобализация рынка, технологические процессы, если ими умело управлять, позволят на новом, более качественном уровне вести разработку природных богатств Севера не в ущерб коренному населению. Он также пригласил гостеприимных хозяев форума в Хельсинки, на рабочую встречу по проблемам родственных финно-угорских языков.

Именно это древнейшее наречие звучало на спектакле театра обских угров «За солнцем идущие, за миром смотрящие», завершившем культурное действо в Ханты-Мансийске, воистину становящемся территорией устойчивого развития и культурным центром страны.

Андрей ШАЦКОВ

О чем рассказали раскопки

Успенский собор, который восстанавливают в Омске, еще до революции считался одним из самых больших и красивых в Сибири.

На торжественной церемонии его закладки присутствовал сам цесаревич Николай – будущий император Николай II. Этот храм был взорван в тридцатые годы. Летом 2005-го было принято решение его восстановить.

В самом центре города, на месте, где раньше стоял собор, провели археологические раскопки, давшие ряд ценных находок. Так, например, в храме обнаружили могилу священника – предположительно священномученика Сильвестра, казненного большевиками, чья судьба была неразрывно связана с этим храмом. В склепе рядом найдена икона Богоматери. Кроме того, обнаружено множество интересных фрагментов внутреннего и внешнего убранства собора. Теперь они тщательно изучаются реставраторами, историками искусства и духовенством с целью воссоздания первоначального облика храма.

Многие из этих находок сейчас представлены на выставке «Успенский собор: вчера, сегодня, завтра». Здесь демонстрируются также фотографии, посвященные ходу восстановительных работ, и творения омских иконописцев, выполненные для отреставрированного собора.

Сергей ВИКТОРОВ
Фото автора

Вспоминая Высоцкого

Сегодня, 25 января, – день рождения Владимира Высоцкого.

По традиции в этот день друзья и коллеги вспоминают актера и поэта, выразившего в песнях печали и надежды своего времени.

Заслуженный артист России Александр Трофимов в спектакле «Преступление и наказание» Театра на Таганке играл роль Раскольникова, а Высоцкий – роль Свидригайлова:
– Как партнер он меня, тогда еще совсем молодого артиста, завораживал своей энергетикой. Я ощущал ее в буквальном смысле этого слова. Его внутренняя сила не подавляла, не заставляла думать: «Боже мой, с кем я вышел играть!» Наоборот, возникал искреннейший азарт. Тем более что эти два персонажа – Раскольников и Свидригайлов – вступают в некий поединок. И вот это ощущение азарта, некоего озноба, который начинал тебя пробивать, желание сделать что-то сейчас, вместе, в контакте с этим человеком, я очень хорошо запомнил.

Заслуженная артистка России Ирина Мазуркевич в фильме «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» играла невесту арапа, роль которого исполнял Высоцкий:
– В то время я не очень хорошо себе представляла, что такое Высоцкий, ведь во время съемок «Арапа» мне было 16 лет. Это сейчас девицы в таком возрасте уже взрослые, а тогда все было по-другому. Тем более что до 15 лет я жила в Мозыре, у меня не было его записей, не было и магнитофона. В газетах о Высоцком не писали, по радио не говорили. Когда я приехала в Мозырь на каникулы и сказала подружке, что буду сниматься с Высоцким, она чуть не упала: «Как! С самим Высоцким?!» Я говорю: «А кто это?»

Мы с ним много общались помимо съемок, причем по его инициативе. А поскольку в Москве я жила одна, то, естественно, я очень дорожила этим общением. Он водил меня на выставки, в рестораны, если надо было позавтракать, вез в какую-нибудь гостиницу на шведский стол. Его пускали всюду. Конечно же, он приглашал меня в театры, в том числе и на свои спектакли. Много раз в Театре на Таганке я смотрела и «Гамлета», и «Доброго человека из Сезуана».

Он был совсем ненавязчивым и очень деликатным. Думаю, что во мне его больше всего привлекало то, что я не смотрела ему в рот и за ним не бегала. Как это делали люди, которые знали, кто он такой.

Народный артист России Иван Бортник, которому Высоцкий посвящал песни, в том числе и знаменитую «Ах, милый Ваня, я гуляю по Парижу...»:

– Я и по сию пору ощущаю эту утрату, хотя прошло уже много лет. Ведь наше дружество началось, когда нам обоим было уже за тридцать – а в этом возрасте люди сходятся тяжело. Уникально одаренный человек, в отношениях с друзьями Володя был удивительно доброжелателен и нежен. А более любознательного человека я просто не встречал в жизни. Его интересовало буквально все. Я вот по своей лености многое пропускал, а он, пока не проникнет в суть предмета, не успокоится. Удивительная черта!

Меня поражало, как он работал над своими песнями. Бывало, сидим за столом, завтракаем, он подергивает подбородком, вдруг говорит: «Погоди». Идет в кабинет и пишет. Мне очень нравились его «Две судьбы» – песня замечательная и неразгаданная. Он постоянно ее дописывал, переписывал, а я его умолял: «Слушай, закончи ты ее». И он мне говорил: «Если бы не ты, я бы эту песню так и не закончил».

Популярность, особенно поначалу, доставляла ему удовольствие. Но иногда и утомляла, ведь его осаждала масса беспардонных людей. Какие-то дамы подкупали консьержку, чтобы днем забраться на чердак, – Володя жил на восьмом этаже – и часа в три ночи врывались в квартиру. Мы же ночные люди – сидим, пьем чай, разговариваем, и вдруг звонок в дверь. Открываешь – безумные глаза. Володя называл их сумасшеччие – через два «ч»: «У, б..., опять сумасшеччие».

В нем многое было намешано. Он плох был, когда был сильно пьян. У него тогда была только одна мысль – продолжить. Однажды я спрятал от него водку. Он умолял: «Ванечка, милый, ну хочешь, я на колени перед тобой стану». И встал на колени. Меня уговаривали и Эдик Володарский, и другие: «Слушай, ну дай ты ему». Я говорю: «Не дам!» А потом пришел Яша, администратор, и говорит, что Любимов просит Высоцкого немедленно явиться в театр. Володя крикнул: «Да пошли вы все!» – и стремглав бросился к балкону. Перемахнул через перила и повис. И – немая сцена. Я какими-то двумя-тремя прыжками бросился к нему, схватил за руки и вытянул. И еще ударил. После чего он взял старинную кузнецовскую гитару и разбил ее в щепки.

Марина Влади, конечно, продлила ему жизнь. Он ее любил. Он мог часами говорить с ней по телефону – это ведь огромные деньги. Сидел и повторял: «Мариночка, Мариночка...» Мне становилось неловко, и я уходил на кухню. И вот сидишь на кухне, одну чашку выпьешь, другую, полпачки сигарет выкуришь, а он все: «Мариночка, Мариночка...»

Марина привозила нам эспераль, кажется, это слово означает надежду по-испански. Но Любимов сразу его заземлил. Он говорил нам с Володей: «Если вы не вошьете себе в ж... спираль, вы будете уволены из театра». Ему почему-то показалось, что эспераль – это спираль, как вот от электроплитки, поэтому ее быстро-быстро зашивают, чтобы она, не дай Бог, не выпрыгнула... Однажды Володя прислал мне открытку с такими стихами: «Скучаю, Ваня, я, кругом Испания, они пьют горькую, лакают джин. Без разумения и опасения, они же, Ванечка, все без пружин. Извини за графоманию. Обнимаю, Володя».

Иногда думаешь, каким бы он сейчас был? Наверное, уже основательно облысевшим, в очках. У него же астигматизм был. Его очень веселило это слово. У меня, говорил он, этот, как его, «астигматизьм».

Александр РУДНЕВ

Долгое «прощание с Матерой»

Во МХАТе имени Горького состоялся бенефис Любови Стриженовой. Актриса выступила в спектакле «Прощание с Матерой» по повести Валентина Распутина.

Любовь Стриженова – яркая актриса школы Станиславского. Ей не требуется криком и неестественной жестикуляцией повышать «эмоциональный градус» роли. Необходимого эффекта она достигает естественной, не утрированной мимикой, сдержанным, полным изящества жестом. Она не нуждается в фонограмме, если ее героиня должна петь и играть на гитаре, – и то и другое она прекрасно может сделать «живьем», неизменно вызывая бурные аплодисменты зрителей.

Образ Настасьи в «Прощании с Матерой», пожалуй, даже более типичен, чем «воительница и хранительница» Дарья в исполнении Светланы Коркошко. Таких, как Дарья, увы, единицы: они словно распутинская лиственница, что своими корнями «держит» Матеру-родину. Куда больше безответных, терпеливых, смиряющихся помимо своей воли старух вроде Настасьи.

Они скрепя сердце делают то, что им не по душе, но души при этом никому не отдают. Настасья одной из первых вслед за мужем Егором уезжает из Матеры в поселок за Ангарой. Но ни она, ни Егор без Матеры жить не могут. Егор вскоре умирает на новом месте («Старые деревья не пересаживают», как говорит Дарья), а Настасья, влекомая неудержимой силой, едет хоть краешком глаза взглянуть на свою «родову» перед самым ее затоплением. Все, что ей остается на донышке жизни в квартире со всеми удобствами, – кошка Нюня, которую она хочет взять с собой в поселок за рекой, но и кошка куда-то исчезла, сверхъестественным инстинктом домашних животных чуя беду...

Спектакль «Прощание с Матерой» впервые был поставлен во МХАТе восемнадцать лет назад режиссером из Якутии Андреем Борисовым. Его манера – резко контрастная, жестковатая, с нарочитой скупостью оформления, с упором на технические возможности поворотных и подъемных механизмов – для МХАТа последних лет уже достаточно непривычна. И сама Татьяна Доронина, и режиссеры Юрий Аксенов, Борис Щедрин, и другие ставят теперь по-иному, «на полутонах», с впечатляющими, точными в деталях, дающими ощущения простора декорациями.

Режиссерская работа и неброская, но необыкновенно жизненная, правдивая игра в «Матере» народного артиста России Николая Пенькова (Павел, сын Дарьи) несколько сгладили нарочито острые углы постановки Борисова. Сменились к тому же почти все актеры, впервые игравшие «Матеру». Кроме одной – Любови Васильевны Стриженовой в роли Настасьи.

Может быть, именно поэтому Валентин Распутин, выйдя на сцену по завершении спектакля, назвал Стриженову своеобразным «оберегом» «Матеры» во МХАТе, залогом ее сценического долголетия. Татьяна Доронина сказала, что образ нынешнего Московского Академического художественного театра создан именно такими тонко чувствующими актерами, умеющими волновать человеческие сердца, как Любовь Стриженова. А появившаяся на сцене маленькая внучка актрисы как бы символизировала преемственность поколений и веру в то, что традиции настоящего русского театра никогда не прервутся.

Андрей ВОРОНЦОВ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31