02 декабря 2021 15:31

Школа бескорыстия

На днях стартовал очередной этап Первой национальной благотворительной программы «Миллиард мелочью». Ее цель – собрать для детей, больных раком, миллиард рублей на операции и медикаменты.

В минувшем году уже удалось спасти жизнь пятидесяти ребятишек. На лечение каждого требовалось от 20 до 250 тысяч долларов – неподъемные для обычной семьи деньги.

Программа «Миллиард мелочью» организована Союзом благотворительных организаций России. Среди ее активных участников немало серьезных коммерческих компаний и банков. Однако, как признал, подводя итоги прошедшего этапа акции, президент союза Петр Ищенко, он в очередной раз убедился – благотворительность в России жива в основном за счет отзывчивости граждан.

– Мы рассчитывали, что будут преобладать корпоративные деньги, – говорит Ищенко. – Действительно, 60 процентов поступило от бизнес-структур. Остальные 40 процентов составили пожертвования от частных лиц, и многие суммы были весьма скромные, меньше тысячи рублей, – их передавали люди явно небогатые. Запомнился случай, когда дама, обязавшаяся полностью оплатить лечение одного ребенка, продала ради этого свою квартиру. Что интересно, две трети дарителей – мужчины, хотя традиционно считается, будто благотворительность скорее женское дело.

В Москве, сообщила представительница «Московского благотворительного собрания» Ольга Суворова, за последние несколько лет возникло огромное количество небольших по численности организаций, которые не имеют ни своего бюджета, ни даже помещения – только добрую волю. Они-то и оказываются в деле благотворительности наиболее активными, а их помощь – самой действенной. Люди устраиваются волонтерами, в личное время собирают деньги на операции детям.

Столица, считает Петр Ищенко, вообще лидирует в деле благотворительности, давая около 80 процентов средств при реализации проекта «Миллиард мелочью».

По идее, власти просто обязаны всячески поощрять благотворительность – самый короткий и эффективный способ перераспределения средств от богатых к остро нуждающимся. И сугубо добровольный, что немаловажно. Однако преимущественно пока все сводится к адресованным бизнес-структурам призывам проявлять в благом деле большую активность и ответственность. А еще некоторое время назад были ликвидированы налоговые льготы для благотворителей. Дескать, больно сильно в этой сфере воруют. По сути, государственные органы расписались в неспособности контролировать благотворительные бюджеты и в качестве награды за это переложили к себе в карман те 2 – 3 льготных процента, которые хоть как-то стимулировали коммерсантов жертвовать деньги на добрые дела.

– Почему у нас равняются на жуликов, ведь подавляющее большинство потенциальных благотворителей – нормальные люди, которые действительно хотят помочь другим, – возмущается директор Центра неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль. – Необходимо принять новый закон о благотворительности, нынешний абсолютно не работает. Это видно хотя бы из того, что лишь 16 процентов из 1,2 миллиона долларов, собранных Международным фондом помощи детям Беслана, были пожертвованы россиянами.

Еще четыре года назад на Гражданском форуме благотворительные институты предлагали учредить комиссию, куда вошли бы основные участники этой деятельности: власть, бизнес и некоммерческие организации, выполняющие роль посредников в перераспределении средств от доноров к нуждающимся. Это позволило бы создать в стране единую систему, которая ко всему прочему обеспечивала бы прозрачность принимаемых решений и движения денежных потоков. Идея была одобрена властями, однако на этом все и закончилось.

Правда, есть надежда, что положительные изменения могут произойти в нынешнем году. Ряд влиятельных некоммерческих организаций (партнерство «Форум доноров», Международная ассоциация бизнес-коммуникаций, российское отделение Всемирного фонда дикой природы и другие), а также известные общественные деятели, в числе которых Ирина Роднина, Александр Журбин, Светлана Сорокина, выступили с инициативой сделать 2006-й Годом благотворительности. Цель – создать в стране условия для эффективного партнерства государства, деловых кругов и благотворительных организаций и широко информировать население об этой деятельности.

Представители российских благотворительных институтов считают, что целесообразно организовать на федеральном уровне некий фонд срочной социальной помощи – своего рода благотворительное МЧС, чтобы с помощью доноров заблаговременно создавать необходимые резервы.

Анна ТКАЧЕВА


    Справка

    В России существует около 150 тысяч благотворительных организаций. Между тем, как сообщили инициаторы Года благотворительности, 55 процентов российских граждан признались, что ничего о них не знают. И лишь 2 процента опрошенных лично сталкивались с их деятельностью.

    Согласно опросу, проведенному службой «Кассандра» на съезде Ассоциации российских банков, 34 процента респондентов ответили, что участие их банков в благотворительной деятельности приносит в основном моральное удовлетворение. Только 39 процентов считают, что в благотворительности заложен серьезный имиджевый и рекламный потенциал. 75 процентов предпочитают жертвовать средства напрямую, без посредничества общественных организаций, испытывая к ним недоверие.



А как у них?

На Западе преимущественно жертвуют на экологию, религию, развитие искусств. В России, по данным Ассоциации менеджеров, проводившей опрос руководителей крупных компаний, 70 процентов пожертвований идет на социальные нужды – медицинскую помощь детям, инвалидам, старикам, а также на спорт. По результатам того же опроса выяснилось, что у нас 61 процент респондентов предпочитают жертвовать деньги разово, под конкретный проект, и лишь 13 процентов выделяют на благотворительность фиксированную долю прибылей. В то время как на Западе благотворительные пожертвования, как правило, планируются заранее, закладываются в бюджет. Разница, вероятно, объясняется тем, что в Штатах или Германии в роли покровителя обездоленных успешно выступает государство.

Меценат помог Эрмитажу

Уникальную акварель Джакомо Кваренги (с автографом мастера и надписью на обороте!) подарил Государственному Эрмитажу петербургский меценат.

Неизвестную ранее работу выдающегося архитектора и блестящего рисовальщика «Нарвские триумфальные ворота. Главный фасад» (1814) Алексей Калиниченко приобрел на личные средства в Германии специально для музея. Находка раритета – уже сенсация. Тем более когда это не только первоклассный рисунок Дж. Кваренги, но и запечатленный тушью и акварелью памятник русской государственности. Причем несохранившийся памятник – тем выше ценность рисунка! Триумфальные ворота из временного материала – дерева и алебастра – были спешно воздвигнуты по проекту Дж. Кваренги у Нарвской заставы в 1814 году специально для торжественной встречи русской гвардии, возвращавшейся морем из Франции после победоносного окончания войны с Наполеоном. В первозданном виде до наших времен они не сохранились. О существовании замечательной акварели – документа с изображением ворот, автографом первостроителя и текстом на трех языках – в Эрмитаже узнали в марте прошлого года. Эрмитаж сообщил владельцу о заинтересованности в ней, и тот назначил цену из уважения к знаменитому музею несколько ниже исходной.

Начались неизбежные даже для Эрмитажа проблемы с поиском средств, которые не были, да и не могли быть предусмотрены в музейном бюджете. Между тем объявились другие покупатели, из Франции и Германии. И лишь благодаря бескорыстной помощи молодого отечественного предпринимателя и мецената Алексея Калиниченко раритет все-таки оказался в Эрмитаже.

Алексей ЕЛКИН.
Санкт-Петербург

Музицируют в благотворительных целях

Руководители администрации и предприятий Серпухова выпустили музыкальный диск, средства от продажи которого будут направлены на благотворительность.

Диск содержит 15 песен, среди исполнителей – глава города, руководитель налоговой инспекции, начальник отдела развития предпринимательства, директор фонда «Возрождение и развитие г. Серпухова», а также представители ряда крупных организаций.

Александр ЕГОРОВ.
Московская обл.

Шинели для «братьев меньших»

Крещенские морозы, охватившие всю территорию России, ударили не только по людям, но и по животным. Работники зоопарков идут на все, чтобы уберечь подопечных от холода.

Так, в Челябинском зоопарке обезьяны греются в солдатских шинелях, подаренных животным сердобольными представителями военного автомобильного училища. Самые теплолюбивые звери спасаются от холода в воздушных струях мощных тепловых пушек-вентиляторов. В Липецком зоопарке пошли дальше и отменили для своих питомцев «сухой закон». По решению администрации каждой макаке для согрева в день полагается по 300 граммов кагора (100 граммов 3 раза в день). Аналогичные методы борьбы с холодом в Ярославском цирке. Индийских слонов здесь вынуждены поить разбавленной водкой.

Соб. инф.

Посвятили детям

Проведение благотворительных марафонов в Новгородской области стало хорошей традицией.

На днях завершился 14-й марафон «Рождественский подарок». В этом году он был посвящен детям.

Участие в нем приняли свыше 20 тысяч жителей области и более 900 предприятий. За три дня предприятиями и частными лицами в фонд марафона было перечислено 8 миллионов 146 тысяч рублей.

В первый же день марафона мобильная группа волонтеров начала сбор вещей для детей из малоимущих и многодетных семей. Оказалось, в Великом Новгороде довольно много желающих передать нуждающимся одежду, игрушки. И несмотря на то, что официальный срок рождественской акции истек, волонтерские рейды продолжаются.

Собранные вещи доставляют в комитет по соцзащите. Затем поступившие дары распределяются среди малообеспеченных семей.

Также детям были переданы лекарства на сумму свыше 600 тысяч рублей. Новгородское отделение Российского детского фонда приобрело для воспитанников школы-интерната им. Я. Павлова в Деревяницах спортивное и кухонное оборудование. А Новгородское областное отделение Красного Креста провело новогодние елки для 740 детей. Учреждения культуры области передали в фонд марафона билеты на посещение Новгородского академического театра драмы им. Ф.М. Достоевского и Киноцентра.

Закончился марафон грандиозным телевизионным шоу, в котором были названы адреса добрых дел.

Елена ФИЛАРЕТОВА.
Новгород

Подарки на миллион

Республиканский благотворительный марафон «Именем детства – во имя детства» проходит в Чувашии.

Его цель – сбор средств для оказания помощи детям-инвалидам, сиротам и оставшимся без попечения родителей, материальная поддержка юных талантов.

В Чувашии действуют 20 школ-интернатов и детских домов, в которых находятся более трех тысяч воспитанников. Они уже получили подарки от предприятий и организаций республики без малого на 1 миллион рублей. Также передано спортивное оборудование на сумму 379 тысяч рублей.

Марафон стартовал 15 декабря и сейчас в разгаре. В фонд милосердия уже перечислено более 916 тысяч рублей. В республиканское отделение Детского фонда люди приносят игрушки, детские вещи, канцелярские товары.

В рамках благотворительного марафона в учреждениях здравоохранения и социальной защиты районов и городов республики будет организован сбор книг, детских товаров. Фармацевтические фирмы проведут акцию «Витамины – детям» – воспитанникам домов ребенка, социальных учреждений, детских домов и интернатов передадут витаминные препараты. Пройдут тематические радиомарафоны, сбор вещей для малоимущих семей, благотворительные обеды, концерты и встречи.

Александр МОРОЗОВ.
Чебоксары

Трудное счастье Онохиной

Ирина Онохина, хозяйка большого семейного детдома, говорит: «Просто не представляю, что бы сейчас делала, если бы у меня не было этих детей. Каждый день думаю: спасибо тебе, Господи, что надоумил взять их и я живу нормальной, полноценной жизнью...»

Суп Ирина Онохина варит в десятилитровой кастрюле. Иначе необычному семейству не хватит. Ирина воспитывает 11 несовершеннолетних неродных детей. Еще четверо уже выросли, живут теперь отдельно. Итого – 15. Есть и своих двое – Максим и Ольга. Оля как вышла замуж, так начала рожать Ирине Даниловне внуков: Илью, Яшу, Колю, Машу и Сашеньку. У Максима дочка одна приемная – Анечка и родная – Олеся.

– Сегодня приемная Наташа позвонила, говорит: «Мам, мы в субботу придем и детей оставим», – улыбается Ирина Даниловна. – Конечно, как иначе, тоже ведь внуки. А на праздники все съезжаются. Сегодня вот Рудик заглянул. Он письмо получил из Германии: друзья нашей семьи купили аккордеон и подарили Аленке моей, очень дорогой – семь тысяч евро стоит, концертный...

Рудик (Рудольф Данилович, кандидат технических наук, работает в Кировском политехническом университете) – это брат Ирины Даниловны. А Аленка – приемная дочка. Она на отлично окончила училище искусств, учится в Нижегородской консерватории по классу аккордеона. Вообще все дети Ирины Онохиной занимаются бесплатно в балетной и музыкальной школах, бесплатно ходят в бассейн три раза в неделю, посещают и воскресную школу. Минувшим летом она со всеми детьми съездила на отдых в Абхазию, проезд и путевку оплатил кировский губернатор Николай Шаклеин.

Наследственная профессия Онохиной – фотожурналист. Ее отец был фотокорреспондентом в кировской областной молодежной газете «Комсомольское племя», оттуда и на войну отправился, после Победы вернулся в «Кировскую правду», а потом долгие годы трудился в фотохронике ТАСС собкором сразу по трем регионам. Мама – тоже фотожурналист.

Фотографы – это люди, которые много видят. У них свой, очень четкий взгляд на вещи. И когда Российский детский фонд стал агитировать за то, чтобы семьи брали приемных детей, обещая при этом определенные льготы по квартирам, квартплате, оплате труда, Ирина Даниловна, посоветовавшись с мамой, братом и родными детьми, осознала, что это – ее. В самом деле, не так-то уж это и трудно для хорошей женщины – просто быть матерью. Желательно строгой. Потому что нестрогая, пьющая, никакая в жизни тех детей уже есть... Словом, Онохина решилась, и с тех пор в ее доме не умолкают детские голоса.

Вот как в сегодняшний вечер. Еще до сольного номера Юли, очень хорошо сыгравшей на скрипке, перед нами выступил небольшой хор с песней о котенке:
«Котенок был такой прекрасный,
Котенок был такой несчастный.
На лапках он едва стоял
И так смотрел, и так дрожал
– От мягких ушек до хвоста
Он был, конечно, сирота.
Он промяукнул мне: «Спаси!»
Сказала мама: «Не проси!»
Он всхлипнул, заморгал глазами
И перелез на туфлю маме.
Сказала мама: «Как тут быть?»
Я закричал: «Усыновить!»


Я не осмелилась спросить 6 – 8-летних детей, понимают ли они, что эта песня – про них. Раз уж поют, значит, что-то понимают. Нам, взрослым и маленьким обычным родительским детям, не дано знать, каково это – практически с рождения быть социальным сиротой. Так, есть какие-то осколки воспоминаний, как отвратительно было в пионерском лагере ощущать, что всего в нескольких километрах от этой многолюдной спальни, от столовой, пропахшей молочной лапшой, остались мама с папой, дедушка с бабушкой и любимая собака, а ты тут лежи и плачь в подушку, считая долгие часы до родительского дня...

А они? В настоящее время на гособеспечении находятся семьсот тысяч российских детей. Многие – при живых родителях. Да понимают ли государственные мужи, какое зло, какие воспоминания о совершенно безнадежных слезах полезут на нас в ближайшие годы?

Есть детские деревни, построенные по заветам австрийца Гмайера, а вот у Онохиной семейный детдом устроен по правилам, разработанным в Российском детском фонде. Государственного закона о таких детдомах пока нет.

Иногда биоматери пытаются разыскать своих деток. В семейном дет-доме Онохиной живут три сестры Самсоновых: Катя, Таня и Ксюша. Им шесть, семь и восемь лет. Их мама каждый год рожала по ребенку, причем всегда в одно и то же время – с 1 по 10 марта. Дети нежных белых ночей. Один раз она позвонила Ирине Даниловне и попросила позвать к телефону старшую. А той было, наверное, в то время пять лет. Ирина Даниловна говорит: «Самсонова-старшая спит». – «Ну давайте младшую». – «А младшая – тем более». – «Но это их мама, из района звоню, хочу с ними поговорить. Мой теперешний сожитель часто бывает в Кирове, и я буду с ним ездить и вас навещать». Онохина ответила: «Только через областной отдел народного образования». Больше биомать не звонила.

Галина Сумцова, начальник отдела защиты и охраны прав детства Кировского городского управления образования, прокомментировала это так: «Встречи детей с родными матерями законом не запрещены. Но мы всегда спрашиваем у приемных родителей. Потому что только они на сегодня законные представители детей, и именно они понимают, насколько для ребят полезна встреча с мамой».

Все дети считаются вроде Онохины. Но когда встает вопрос о получении документов, возникают неприятности. Дети не хотят брать собственную фамилию, они хотят быть Онохиными и паспорт получить на эту фамилию. Что практически невозможно: надо спрашивать родных родителей, а их реакция непредсказуема...

Дети Онохиной сами зашивают все дыры на своих вещах и на вещах малышей. Мама не вмешивается. Вот утром одевается Алеша, рукав по шву оторван: «Мама, у меня дыра». Ирина Даниловна говорит: «Иди к Ульяне». Потому что именно Ульяна отвечает за Алешу. Конкретный старший за конкретного младшего.

А что творится летом в Варнаках! Там, в их «поместье» в Нолинском районе, побывала председатель Кировского областного отделения РДФ Валентина Иванова:
«Вы открываете деревенские ворота. Там кедр большой и около него старинные дома – зимний и летний. И двор. Вот я захожу и тихонько заглядываю – боже мой, все они перебирают лук, который в коридоре висит. И маленькие, и большие работают, солнышко светит, утро. Потом говорю: показывайте мне свои грядки. А у них почти гектар земли. Повели меня. Иду вдоль тыквы, кабачков, моркови, чеснока, лука. И ни одного сорняка! Порядок и чистота».

Страшно подумать в чистоте и порядке онохинского дома, что кто-то злой когда-то пару лет назад мог счесть ее теперешних – домашних и талантливых – детей ненужной дикой порослью, сорняками...

Александра ВЯЗОВСКАЯ
Киров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31