15 октября 2021 22:51

Россия иммигрантами прирастать будет?

Момент, когда на картах демографов идущая вверх кривая смертности пересеклась с идущей вниз кривой рождаемости и в России началась стремительная убыль населения, назвали «точкой невозврата».

От этого термина – холодок по коже.

Неужели все предопределено и остается лишь безучастно наблюдать за угасанием страны?

Наступивший год принес с собой очередную напасть.

С 2006-го в России начнется уменьшение не только населения в целом, а уже и его трудоспособной части.

Темпы будут расти стремительно. В нынешнем году количество тех, кто создает материальные ценности и кормит детей и пенсионеров, сократится на 40 тысяч человек. Дальше – больше. С 2010-го страна будет терять миллион трудоспособного населения в год.

Все активнее озвучивается идея, что единственная возможность спастись от вымирания и сохранить свою экономику – принимать иммигрантов. Однако если все произойдет так, как прогнозируется, то к 2050-му нам будет нужно легализовать 70 миллионов мигрантов.

Это еще одна Россия. Только населять ее будут уже не русские люди. Рожать русских могут только русские, но русские рожать расхотели.

Все народы, пройдя некий порог развития, утрачивают демографическую инерцию. Много рожают в государствах со слаборазвитой экономикой. Если ковырять землю сохой, то единственный способ увеличить благосостояние – это увеличить число рук, держащих сохи. Но появляются новые технологии, и главную роль начинает играть не число, а квалификация работников.

Патриоты-теоретики убеждают, что, дескать, наш гражданский долг (наш, а не дяди на трибуне!) родить хотя бы двоих детей для простого воспроизводства, а лучше и третьего – для прироста населения.

Практики, то есть люди детородного возраста, не спешат проявлять такой патриотизм. Почему?

Относительно новая для России ситуация – очень большая, на порядки, разница в уровне жизни у различных групп населения. Стало быть, говорить о нации в целом – неправильно, нужно рассмотреть каждую группу.

Десять – пятнадцать процентов наших благополучных соотечественников могут обеспечить столько детей, сколько захотят, а хотят часто много. Среди причин – и православнопатриотические, и ориентация на стандарты Америки, где после сексуальной революции многое было сделано для возвращения к традиционным семейным ценностям.

Наконец, они плодятся и размножаются просто потому, что женщины просят. По статистике алкоголизма и преступности мужчины в России обгоняют слабый пол настолько, что дай бог одна женщина из двух имеет шанс получить здорового мужа без лагерных привычек. А уж мужчина, который при этом достаточно зарабатывает, чтобы содержать две семьи, вообще такая редкая птица, что женщина старается не замечать его полетов на сторону. Около 30 % детей в России рождаются вне брака, и ни один социально адекватный человек не сочтет это позором.

Теперь о среднем классе.

Часть социологов долго изощрялась, пытаясь доказать, что у нас его вообще нет. У одних доход подкачал, у других – образование. И вдруг оказалось, что каждый третий гражданин России относит себя к среднему классу. С доходом от двух тысяч рублей до трех тысяч долларов на человека в семье.

Что ж, ну и хорошо, если так. В социологии есть понятие виртуальных процессов: если чего-то нет, но все считают, что оно есть, то оно как бы и возникает.

Так вот, средний класс изо всех сил пытается сохранить то положение, которое имел в обществе раньше. Это не всем удается, потому что к прежним атрибутам достатка – трем ключам (от квартиры, машины и садового домика) добавились вещи, которые прежде считались элитными: компьютер, импортная сантехника, посудомоечная машина, евроремонт и т.д. Добавим в этот ряд и стоимость образования для ребенка.

Сами-то поступали в вузы как все, по конкурсу, но сейчас поступать «как все» – значит заплатить, по крайней мере за подготовительные курсы.

Средний класс и портит статистику: не желает заводить второго ребенка. Непатриотично? Нет, просто люди думают о будущем своего ребенка и трезво сознают, что сейчас для того, чтобы вывести его хотя бы на их нынешний уровень, нужны усилия всей семьи.

Эти позиции разделяет рабочая аристократия, которая и раньше тянулась за интеллигенцией. А ныне, пережив со своим производством все фазы краха и возрождения, особенно желает детям лучшей судьбы.

Названные группы «несознательных» людей, рождающих «недостаточно», заняты тем, что происходит во всех развитых странах, но нас пока мало касается.

Это – повышение качества нации.

В постиндустриальном обществе старые профессии меняют свое содержание, не говоря о том, что возникают новые. Поэтому дети не могут просто идти по стопам родителей.

Чтобы лишь сохранить за собой место в социальной нише, они должны иметь не только два диплома (один уже не котируется), но и навыки обращения со всеми достижениями цивилизации. И этими недешевыми достижениями их надо окружать с малых лет. Чтобы тот же компьютер осваивали естественно, как табуретку, в отличие от наученных родителей, которые до сих пор лупят по клавиатуре с такой силой, словно хотят пробить четыре копии.

Наглядный пример повышения качества нации я наблюдала в семье самарского фермера из трех человек, включая подростка, которая вместе с одним наемным работником обслуживала стадо в несколько сотен голов и производила молока, масла и сыра больше, чем сохранившийся в прежнем виде близлежащий колхоз. Но то был штучный фермер, получивший ветеринарное образование, прошедший конкурсный отбор и стажировку в Голландии, и коровы у него были племенные, привезенные из Голландии же.

Опустимся еще на ступень, к основанию социальной пирамиды. Здесь стоят люди, которые сами росли, как трава, и для своих детей другой судьбы не мыслят.

Из таких семей в армию идут дети, сразу же получающие диагноз «дефицит массы тела». Зато, к радости ура-патриотов, в этих семьях много рожают.

Наконец, 10 – 15 процентов выпавших из общества – люмпены, которых в советское время поддерживала на плаву политика социального равенства.

Утратив поддержку государства, часть люмпенов потеряла работу, пропила квартиру – и так до неопознанного трупа, похороненного за казенный счет в общей траншее. Другие зацепились, создав за пределами общества свою «обезьянью экономику»: пустил на кухню в однокомнатке жильца, который оплачивает коммунальные услуги, – вот и сохранил квартиру; доел за кем-то общепитские пельмени – вот и сыт; сдал бутылки – вот и пьян.

Люмпены плодятся много и неряшливо, разбрасывая детей по приютам. Оставленные в «семье» убегают сами, пополняя четырехмиллионную шайку малолетних бродяг. В статистике рождаемости эти дети дают заметную прибавку, но дальше-то что?

Когда говорят, что надо стимулировать рождаемость, повышая пособия матерям, меня берет дрожь.

Это кого собрались стимулировать? Ведь ясно, что тысяч рублей в месяц на ребенка не дадут, дадут сотни, а такой доход привлекателен только для людей из социальных низов. Они же превратят воспроизводство себе подобных в бизнес!

Мало вам, что из-за них на наши деньги содержится три миллиона милиционеров? Мало повального алкоголизма и наркомании?

А как же «точка невозврата», спросите вы. Если не повысить рождаемость, вымрем!

Ну никакие мы не особенные... Все развитые нации стареют, все пытаются чтото делать для подъема экономики – ввозят гастарбайтеров, размещают производства за рубежом. Но при этом зреет понимание того, что времена экстенсивного развития прошли. Человечество не может плодиться бесконечно, этого планета просто не выдержит. По некоторым прогнозам, мировое население начнет уменьшаться, достигнув 12 миллиардов. Стало быть, мы идем в русле глобального процесса, сокращение рано или поздно настигнет каждую нацию. Если она должными темпами повышает свое качество, то катастрофических спадов экономики не будет.

Ольга НЕКРАСОВА,
социолог, кандидат
философских наук

    Справка

    Согласно поправкам в федеральный закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», единовременное пособие при рождении или усыновлении ребенка увеличено с 1 января 2006 года с 6 до 8 тысяч рублей. Кроме этого, возросли с 500 до 700 рублей ежемесячные выплаты по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет.


Комментарий
Дмитрий Богоявленский, демограф, старший научный сотрудник Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН:
– Совершенно не изучен вопрос об оптимальном количестве населения России. Подразумевается, чем больше народа живет в стране, тем лучше. Между тем уровень жизни от числа жителей не зависит. Маленькие Нидерланды – куда более процветающее государство. Сравним, как используют трудовые ресурсы они и как мы. В аграрном секторе в Нидерландах (как и в Англии, и в ФРГ) занято 2–3 процента населения, в России – 12, в промышленности у них трудятся 25 процентов жителей, а у нас – 40, в сфере услуг – 70 и, соответственно, 46.

Сексуальной энергии все меньше

Доктор медицинских и кандидат философских наук, заведующий лабораторией системных исследований здоровья Научноисследовательского центра профилактической медицины Минздрава РФ, профессор Игорь Гундаров считает, что в вымирании нации виновата вовсе не бедность.

– Вымираем, заметьте, не от нехватки еды. Еще в середине 80-х рождаемость превышала 17 человек на тысячу населения, к концу 80-х сократилась до 8,5, к 2002 году чуть повысилась – до 9,8. Но, по сути, у нас двукратное падение.
Подсчитали, что за двадцать лет Россия потеряла 14 млн. потенциальных граждан, которые так и не родились. Сложился стереотип, что молодые семьи не хотят рожать из-за резкого ухудшении экономического положения, а также желания «пожить для себя».
Ничего подобного.

– Считаете, что молодежь мечтает трудиться, трудиться и трудиться, а вместо дискотек нянчить детей?
– Не волнуйтесь, они все успевают. По данным опроса, который провели в Московском университете на излете минувшего века, 61 процент студенток хотят иметь двоих детей, 23 процента – троих, 4 процента – четверых и более. Между тем согласно коэффициенту суммарной рождаемости в 80-е годы на одну женщину приходилось примерно 2,2 ребенка, а сейчас – 1,2. Получается, что абсолютное большинство мечтает не менее чем о двух детях, а рожают одного. То есть хотят, но не могут.

– Как это понимать?
– Есть два основных механизма, пресекающих появление детей, – противозачаточные средства и аборты. Если рождаемость снижается вдвое, значит, на столько же должно возрасти число абортов и применение контрацептивов.
А этого нет. Более того, число абортов в стране уменьшилось в два раза, даже криминальных. Стало быть, есть что-то такое, чего мы раньше не учитывали.
И это сфера сексуальной энергии, уровень которой снижается. По классификации ВОЗ, нормой признано, когда в 1 мл мужской семенной жидкости содержится 20 млн. сперматозоидов.
Так вот в Москве, по данным центров репродукции, концентрация составляет всего 7 – 8 млн. единиц.

– Неудивительно, если в голове только и крутится – как семью прокормить?
– А вот и нет. Мы взяли данные Госкомстата по уровню рождаемости в зависимости от материального достатка. По всей России было обследовано почти 50 тыс. домохозяйств. Анонимно, очень тщательно, с записью – кто, что и сколько потребляет, у кого сколько детей. Оказалось, что у самых бедных на 10 семей приходится 8–9 детей до 14 лет. А у самых богатых на 10 семей – только по два ребенка.
Все ведущие демографы уже признают, что сам по себе подъем экономики рождаемость не стимулирует. Прежде всего на репродуктивную функцию влияет психоэмоциональный фактор, именно он является основой воспроизводства потомства и очень чутко на все реагирует.
Мои коллеги-гинекологи утверждают, что причины бесплодия многих и многих семей связаны отнюдь не с заболеванием супругов или последствиями неудачных абортов. Просто появилась новая, очень агрессивная модель жизни, что не замедлило сказаться на репродукции нации.
Озлобленность, агрессивность, страх не способствуют воспроизводству потомства. Известно, что некоторые виды животных не размножаются в неволе.
Казалось бы, почему? Вроде живут в чистоте, их хорошо кормят, не надо ничего опасаться. Ан нет, происходят некие психические процессы, тормозящие репродуктивную способность.
Проводили и такой опыт. К нормальной группе крыссамок подсаживали агрессивную особь, которая всех кусала и третировала. Через какое-то время самок помещали в нормальные условия, но они теряли способность к зачатию. То же случается с обезьяной, если ее самца переводят к «даме» в соседнюю клетку.
Она начинает сходить с ума от ревности и обиды, а в итоге, даже если самца возвращают, теряет способность к репродукции.

– С женщинами и агрессией вроде бы ясно.
Но ведь именно высокий уровень агрессивного мужского гормона тестостерона делает из обыкновенного мужчины «мачо».
– Гормон действует на бессознательном уровне. А мы говорим о другом. О сознательно-агрессивных настроениях в обществе. Изучили связь между уровнем агрессии и репродуктивной способностью в странах СНГ. Проанализировали динамику убийств за 10 лет и сопоставили с рождаемостью.
Везде общая зависимость: чем выше прирост убийств, тем глубже падала рождаемость. Та же картина в государствах Восточной Европы. Аналогичные результаты получили, исследовав ситуацию в СССР и России за тридцать лет. Вывод: существует какой-то скрытый фактор половой энергии, уровень которой либо катастрофически падает, либо, наоборот, позитивно влияет на рождаемость.

– Позитивно – это как?
– Вспомните разгромленную Германию после Первой мировой войны. Выхолощенные души, депрессия, масса самоубийств. Однако немцам внушили, что пора подниматься с колен и браться за работу, дали льготы среднему классу.
И все у них наладилось.
Всплеском рождаемости отозвалась и Россия, когда Ленин отказался от идеи военного коммунизма и ввел НЭП. Конец 80-х – начало 90-х: эйфория перестройки, и снова кривая рождаемости ползет вверх.
Вот они, неэкономические рычаги управления демографией.

Екатерина НАГАЕВА

В стране бездетных вдов работать будет некому

Рост российской смертности назван экспертами ООН одной из самых серьезных проблем развития человека начала XXI века.

Министерство экономического развития и торговли обнародовало уточненный прогноз социально-экономического развития нашей страны на 2006 год и первые прикидки жизненных перспектив россиян до 2008 года.

Картина вырисовывается нерадостная – численность населения будет постоянно сокращаться. Уже в нынешнем году прекратится рост числа занятых в экономике (в 2004 – 2005 гг. увеличение работоспособного населения составило 1,5 млн. человек).

В 2006 году россиян трудоспособного возраста станет на 40 тысяч меньше, в 2007-м – на 412 тысяч, а в 2008 году – на 631 тысячу.

Причем, что удивительно, на фоне этих колоссальных потерь постепенно будет увеличиваться регистрируемая безработица.

Если в 2004-м она составляла 1,7 млн. человек, то к 2008 году ожидают уже 2,2 миллиона безработных.

Эксперты МЭРТ объясняют это тем, что в 2005 году размер пособия по безработице вырос. По новому жилищному законодательству жилищные субсидии теперь предусмотрены и для безработных граждан.

Так что быть безработным становится выгоднее, нежели низкооплачиваемым тружеником.

Характерно, что начиная с 90-х годов постоянно растет мужская смертность.

Средняя продолжительность жизни россиянина сейчас всего 58,5 года (у женщин – 72 года). Сильный пол в России живет на 16 лет меньше, чем в Европе, а вдов в возрасте от 30 до 44 лет в нашей стране вчетверо больше, чем в США Согласно данным Федеральной службы госстатистики, главными причинами смертности в нашей стране являются сердечнососудистые заболевания, несчастные случаи (в частности, убийства, самоубийства), а также отравление алкоголем.

Согласно исследованию Всемирного банка, распространенному в декабре 2005 года, в России один из самых высоких показателей насильственных смертей среди стран Центральной и Восточной Европы, она держит второе место по количеству самоубийств. Летальный исход от дорожно-транспортных происшествий в нашей стране в два раза выше, чем в государствах Евросоюза (20,6 случая на 100 тыс. человек).

Курение, злоупотребление алкоголем, некачественное питание и малоподвижный образ жизни – основные причины преждевременной смерти россиян, констатируют эксперты. Свою лепту вносит психосоциальный стресс, вызванный продолжительным экономическим кризисом, изменением рынка труда, крушением системы социальных гарантий.

По мнению многих российских демографов, сегодня главным фактором, от которого всецело зависит судьба нашей страны, является рождаемость.

Для того чтобы происходило простое воспроизводство населения, то есть замещение умерших новорожденными, коэффициент рождаемости должен быть 2,15. Другими словами, каждая россиянка должна дать жизнь хотя бы двум маленьким гражданам. В нашей стране этот показатель составляет всего 1,3.

Эксперты МЭРТ возлагают надежды на мигрантов. Если в 2004 году миграционный прирост российского населения составил 99 тысяч человек, то в 2008 году, согласно прогнозу, достигнет 159 тысяч. В перспективе увеличение переселенцев сможет почти на 20% компенсировать сокращение численности населения из-за естественной убыли.

Ольга ЛАТЫШЕВА

    Комментарий

    Николай Герасименко, заместитель председателя комитета Государственной думы РФ по охране здоровья:

    – В настоящий момент ситуация с рождаемостью и смертностью в России остается крайне неудовлетворительной. Необходимо принять концепцию демографической политики России. При ежегодной рождаемости примерно 1 миллион 400 тысяч человек умирает в России около 2 миллионов 300 тысяч человек в год. У нас супернизкая, по европейским меркам, рождаемость при «африканской» смертности.
    Сто лет назад численность россиян равнялась 4 процентам от численности населения всего мира. Сегодня мы составляем менее 2 процентов, а к 2050 году нас будет менее одного, при том, что Россия занимает более 6 процентов мировой площади.
    Качество управления в регионах необходимо оценивать по динамике демографического развития и составлять соответствующие рейтинги компетентности губернаторов. Кроме этого, нужно, чтобы премьер-министр в конце каждого года представлял Государственной думе доклад о демографической ситуации в стране и результатах деятельности правительства в данной области.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31