29 ноября 2021 14:57

Окленд, Иркутск, далее везде

Однажды вышла Нина Бызова прогуляться по Окленду, что в Новой Зеландии, куда приехала погостить к дочери, получающей там второе высшее образование, и дошла до железнодорожной станции у морского порта.

По профессиональной привычке присмотрелась к вагонам, к местной разновидности колесного «племени» и сразу определила, насколько изношены гребни и поверхности катания колесных пар.

И уже дома у дочери написала письмо в здешнюю железнодорожную компанию, что она, Бызова, такая-то и такая-то, имеет желание увидеться с главным лицом их вагонного хозяйства, ее коллегой по профессии, и обсудить с ним ряд профессиональных проблем. Дочь перевела послание на английский язык и отправила по Интернету. А через три дня пришло приглашение на встречу.

И уже новозеландским коллегам пришла пора удивляться, что далеко в России, в Иркутске, есть методики восстановления гребней колесных пар, которых нет в Новой Зеландии. Не может ли уважаемая коллега из России поделиться с ними своим богатым опытом?

«Думаю, вполне, – сказала она, – только нужна от вас полная документация, в том числе и по металлу…» «Но мы должны для этого получить разрешение…» – услышала в ответ.

В день отлета ей вручили в аэропорту папку со всей документацией и соответствующей просьбой. За многочасовой полет от Окленда до Москвы было у Нины Егоровны достаточно времени и бумаги просмотреть, и подумать, как им лучше помочь, и подивиться тому, что и на пенсии продолжает крутиться судьбы ее стальное колесо, которому она посвятила всю жизнь.

…После окончания Абдулинского железнодорожного училища, что на Урале, она попросилась работать в Сибирь, где кипели комсомольские стройки. Приехали с подругой Людой в Вихоревку, на создающееся Братское отделение Восточно-Сибирской железной дороги. В восемнадцать лет стали осмотрщиками вагонов. Через три года также вместе поступили они в Омский институт инженеров транспорта и вернулись на Восточно-Сибирскую уже инженерами в вагон-лабораторию, которую впоследствии Нина и возглавила.

Творческое, захватывающее было само время. Электрификация, реконструкция всего Транссиба. Вдвое тяжелели поезда. Пошли восьмиосные цистерны. Молодежь занимала командные посты – двадцатипятилетние и тридцатилетние становились начальниками предприятий, главными инженерами служб, основателями разных творческих групп, которые брались решать самые разные проблемы. У вагонников, например, по износам гребней колес. Только по нефтеналивной станции Суховская ежесуточно отцеплялось по этой причине до двухсот пятидесяти цистерн, а их на полигоне до Тихого океана обращались тысячи. После двух-трех обточек колесо надо было списывать.

В вагонной службе Восточно-Сибирской магистрали и в депо Иркутск-сортировочный собралась небольшая команда из толковых инженеров, которая взялась за решение этой проблемы. Начальник службы Иван Козубенко, сам участник многих новых инженерных разработок, обещал любую поддержку самым смелым экспериментам. Нина Бызова стала мотором этой команды. Она прорывалась в самые закрытые оборонные институты, лаборатории, производства – от авиационных до спутниковых. Изучала металлургию, лазерную обработку металлов, оборудование, все то, чего не было на «гражданке». Возила к ним сегменты колес и целые колесные пары на наплавку гребней и поверхностей. И везде ей охотно помогали.

Так создавалась своя технология ремонта, триумфом которой стало прохождение первой восьмиосной цистерны от Иркутска до Тихого океана с наплавленными гребнями. Нина Бызова сама контролировала ее прохождение по каждой станции и ПТО огромного полигона, постоянно по селектору запрашивая все данные. Через три месяца пробега исследовали одну из наплавленных колесных пар: износ вчетверо меньше, чем у обычных! Еще три продолжали бегать целый год. Это была победа!

На железные дороги пошла телеграмма за подписью заместителя министра Владимира Гинько: «Всем начальникам дорог командировать своих специалистов в Иркутск для изучения метода наплавки гребней». Еще из одной, более поздней, министерской телеграммы можно назвать сумму экономического эффекта, что дало применение их метода на сети, правда, в ценах того времени – более 760 миллиардов рублей в год.

Первой наградой для Нины Бызовой стал знак «Почетный железнодорожник». Затем были звания лучшего изобретателя и рационализатора МПС. Подписанный Президентом РФ указ о присвоении ей звания заслуженного рационализатора России. И, разумеется, патенты на изобретения способа восстановления гребней колесных пар, восстановления деталей клина тягового хомута, на сами установки и оборудование, которыми все это делается. Ими на сети уже оснащено более 150 производств.

Но есть у Нины Егоровны и печаль, что не успела, хотя и было в свое время одобрение МПС и ВНИИЖТа, закончить разработку лазерных методик. Ушла на пенсию. Но и сегодня ее не забывают коллеги, приглашают на открытие новых участков и цехов в Лихую, Курган, Брянск, Улан-Удэ, Нижнеудинск. Она консультирует, помогает осваивать технологии.

…Вернувшись из Новой Зеландии, Нина Егоровна поехала в вагонное депо Иркутск-сортировочный. Хотя к ее должности «ведущий инженер-технолог вагонной службы» и прибавилась приставка «бывший», но, узнав о ее приезде, поспешил на встречу разный народ: и те, с кем когда-то работала, и те, кто недавно пришел в депо. У их первенца – станка по наплавке гребней – стоял Валентин Савин, который в девяносто третьем начал осваивать его. Доложил – чисто работает, ни пор, ни трещин. Пришла, прихватив тетрадку со всякой хорошей цифирью, технолог ВКМ Елена Козубенко. К разговору присоединился молодой технолог по сварке Алексей Ухов, и повели ее показывать обновленный вагоноколесный цех с новыми станками электроискрового восстановления шеек оси колес. Ну а потом, уже в управлении дороги, была встреча с соратником по всем изобретательским делам и защитником Иваном Козубенко. Получив от нее папку из Новой Зеландии с просьбой о сотрудничестве и помощи, коротко сказал: «Сделаем!»

Виктор СЕСЕЙКИН
Иркутск

Колея профессора Карпущенко

Вся трудовая биография Николая Карпущенко связана с Западно-Сибирской железной дорогой с прославленным НИИЖТом (ныне СибГУПСом), но его имя хорошо известно путейцам во всех уголках России и СНГ.

Тысячи специалистов считают себя его учениками, кто-то набирался ума-разума из его учебников и монографий – транспортной науке ученый и педагог отдает все свои силы без остатка…

Сын путевого обходчика, он рано познал цену труда на «железке». Отучился в ставшем ему родным Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта. И уже через два года молодой дорожный мастер был назначен заместителем начальника Называевской дистанции по текущему содержанию пути. Реальные проблемы содержания колеи подтолкнули его к исследовательской работе. В 1963 году Карпущенко поступил в аспирантуру НИИЖТа, а затем защитил кандидатскую диссертацию по теме взаимодействия пути и подвижного состава на участках пучинообразования. Одновременно занимался и проблемами угона пути – первые научные публикации появились уже в 1964 году.

Потом он активно изучал «поведение» рельсовых скреплений под воздействием веса поезда и степень износа рельсов на участках со сложным профилем. Одновременно преподавал студентам. Разработал новое научное направление – «Обеспечение надежности железнодорожного пути». По этой проблеме он в 1985 году успешно защитил докторскую диссертацию, а затем издал монографию и учебное пособие. Сегодня на счету профессора Карпущенко 145 научных работ, семь монографий, учебник для отраслевых вузов «Железнодорожный путь», три учебных пособия. Под его научным руководством подготовлены и защищены три докторские и девятнадцать кандидатских диссертаций.

Более двух десятков лет профессор Карпущенко руководит университетской кафедрой «Путь и путевое хозяйство». По своему научно-педагогическому потенциалу она является одной из ведущих в отрасли. Выпущено более двух тысяч инженеров путей сообщения, успешно работающих как на предприятиях путевого хозяйства железных дорог, так и в строительных организациях. Они составили большую часть изыскателей, строителей, служителей пути стальных магистралей Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока. Многие выпускники Николая Ивановича стали со временем крупными руководителями на железнодорожном транспорте.

Недавно Карпущенко отметил 70-летний юбилей. Он по-прежнему полон творческих планов.

Александр ШАМОВ,
соб. корр. «Гудка»
Новосибирск

Личное клеймо

Умудренные опытом снисходительно относятся к молодежи, которая, по их мнению, и работать «как надо» не научилась, и «знания жизни» не приобрела. А молодые порой могут то, что и самым опытным не под силу.

Онезаурядном таланте Алексея Киланова, молодого токаря-инструментальщика Челябинского электровозоремонтного завода, стало известно благодаря конкурсам профессионального мастерства, которые ежегодно проводятся на предприятии. На последнем Алексей поставил рекорд: за 28 минут с высоким качеством изготовил сложную деталь, на которую отводилось почти вдвое больше времени.

Руководитель инструментального цеха, в котором работает молодой токарь, Валерий Федин отметил, что Алексей – уникальный случай соотношения рабочего стажа и высочайшего профессионального уровня. Протяженность «карьеры» его всего пять лет, из них три года – в инструментальном цехе. И образование у него совсем непрофильное – педагогическое училище. Однако наделен человек талантом. Делает на станке сложнейшие изделия на высочайшем профессиональном уровне, какого можно достигнуть за десятки лет.

Алексею доверили сверхсложную работу – детали с повышенной точностью и чистотой обработки для изготовления инструмента: метчики, калибры. При их производстве токарь не только обязан уложиться в размеры, а они измеряются микронами, но и соблюсти в соответствии с чертежом все затейливые рельефы. При этом токарь делает изделие «невооруженным» глазом, а проверяют его на соответствие стандарту с помощью микроскопа. Как тут не вспомнить лесковского Левшу, который ковал гвоздики для блошиных подков и ставил на них клеймо своей оружейной артели. Только Левша – это притча, а Алексей Киланов – правда жизни.

Проведем еще одну параллель. Помнится, англичане больше всего удивлялись, как тульские оружейники умудрялись делать уникальные вещи практически «на коленке» – без сверхточного оборудования и технологий. Увы, за 150 лет не все изменилось кардинально – проблема сверхточного оборудования актуальна и сейчас. Как с сожалением констатировал начальник цеха Валерий Федин, токари-инструментальщики завода на простых токарных станках делают изделия, которые давно бы пора делать на обрабатывающих центрах и по компьютерной программе, чтобы абсолютная точность выдерживалась автоматически. Вот и приходится выкручиваться благодаря интуиции, мастерству, а иногда профессиональному азарту токарей. Такой азарт, данный от природы, и явился для Алексея Киланова мощным стимулом, благодаря которому он стал специалистом высокого класса. «Из десяти хороших слесарей лишь один может работать инструментальщиком, – делится своими наблюдениями начальник цеха. – Так же и у токарей».

У Киланова это получилось. А еще получилось выполнять обязанности производственного мастера, когда в этом есть необходимость. Алексей говорит, что работе с людьми помогает педагогическое образование. И эти его таланты – не единственные. Он еще и водитель, и столяр хороший. Может в шахматном турнире защитить честь цеха. Не обделен и музыкальным даром.

Профессионалов уважают, с ними считаются. Возраст здесь ни при чем. Алексея ценят ветераны цеха – признанные виртуозы в токарной профессии. Их дело в надежных руках.

Лариса ФОМИЧЕВА
Челябинск

На сцене и в жизни

Когда близкие подруги делятся с Аней секретами или своими проблемами, то знают: она именно тот человек, который может найти для них нужные слова и успокоить. Она даже слушает как-то по-особому – с пониманием. Выговорится подруга, помолчат вместе, и вдруг Анна вспомнит строчки стихов, а в них такие точные слова, будто и впрямь именно этому человеку адресованы.

Сколько раз в непростой ситуации Ане Праздниковой и ее друзьям помогали мудрые мысли поэтов.

Аня увлеклась поэзией еще в школьные годы, посещала все поэтические вечера, которые устраивала учительница литературы Светлана Прудникова. Та атмосфера – с музыкой, при свечах, когда говорили о высоком, о вечном, – научила их совсем не по-детски воспринимать все, что происходит вокруг. Благодаря любимой учительнице они постигали философию жизни. Тогда Аня никак не предполагала, что стихи Николая Рубцова очень помогут в один ответственный момент, когда ей, обычной девушке, не самой смелой и не самой решительной, придется отстаивать честь своего коллектива на дорожном конкурсе «Лучший проводник Московской железной дороги 2005 года».

Он прошел в Брянске на самом финише года. Прежде чем Аня Праздникова с семеркой лучших вышла на сцену, каждой из состязавшихся девушек пришлось пройти отборочный тур в своих дирекциях. Как только узнали Анину увлеченность стихами в ее родном коллективе – Брянской дирекции по обслуживанию пассажиров, – сказали: «Твой конек – поэзия».

Впрочем, Анна и поет неплохо. Тогда, на конкурсе, в первом туре – приветствии – она представляла себя и свою профессию песней со знакомой многим мелодией, но слова сочинила для нее сама. Выступление получилось ярким, запоминающимся. Удачно обыграла и свою редкую фамилию, дескать, поездка с ней, Праздниковой, всегда превращается в праздник. Сразу же Аня стала лидером.

Во время конкурса профессионального мастерства верно и полно ответила на все вопросы. Когда же пришло время представить домашнее задание, Анна справилась с самым трудным – сумела завладеть вниманием зала, хотя атмосфера в нем, казалось, совсем не соответствовала восприятию серьезного. Очень пригодилось ей умение держать паузу.

Девушка как бы остановила внимание зала, он затих, прислушался к тишине на сцене, потом к тому, что с нее зазвучало, а затем, как точные выстрелы попадают в яблочко, так поэтические слова Николая Рубцова одно за другим, будто свои, уже соб-
ственные мысли, стали выстраиваться и откладываться в памяти зрителей. Вдруг оказалось, что «Философские стихи», раздумья поэта о смысле жизни и о пути, по которому человек идет к цели, близки многим, надо только чуть-чуть приоткрыть то, что человек хранит в себе. Ане это удалось. И пусть не она нашла эти слова, она просто их прочла, но так, что услышали и другие.

Когда разразились аплодисменты, многие поняли: эта девушка, сумевшая приподнять над обыденным целый зал, и есть та, кого можно назвать лучшей.

По трудовой книжке Анна Праздникова – проводник, по диплому, полученному не так давно, – экономист. Она надеется: время, когда ей можно будет проявить свои знания в новом качестве, обязательно придет – упорства, трудолюбия Ане не занимать. В трудовом коллективе эти качества ценятся.

На железной дороге она работает уже пятый год, продолжает семейную традицию. Когда-то, совсем еще девчушкой, помогала маме убирать вагоны после поездки. Любовь Николаевна тоже проводник ДОП. И бабушка Клавдия Васильевна работала здесь, готовила вагоны к приему пассажиров, теперь – на пенсии. Старшая сестра Наташа трудится в Брянской дирекции пригородных перевозок.

После школы Аня окончила курсы проводников при железнодорожном лицее, успешно прошла практику, отработала некоторое время дублером и лето 2001 года была проводником в поездах южного направления. Осенью, когда пик пассажирских перевозок спал, стала работать в экипировочной бригаде. К этому времени она уже была студенткой-заочницей РГОТУПСа.

С 2003 года трудится в составе резерва проводников. На фирменный 100-й поезд Брянск – Москва берут только лучших проводников, тех, кто проявил себя на других маршрутах. Их поезд сияет чистотой. В дороге у Ани Праздниковой, впрочем, как и у других членов их бригады, все операции продуманы и выверены до минуты. На посадку вагон подается в полной готовности: для пассажиров верхних полок белье разостлано, для тех, кто едет на нижних, – уже разложено по столикам. Хотите чаю? Пожалуйста, его вскипятили заранее, можете чаевничать сразу же, как только зашли в вагон.

Что ни поездка, то новые встречи. Аня считает, что ей везет на пассажиров. О хамстве, неуважении не говорит вовсе, будто с этим никогда не сталкивалась, может быть, все оттого, что она сама легко находит общий язык с любым пассажиром. Вспоминает поездки в их поезде некоторых эстрадных звезд, как ни удивительно, отмечает, что все они были очень тактичны в дороге. Александр Барыкин особенно часто ездит в Брянск, отсюда родом его жена. Такие встречи в пути Аня помнит очень долго.

Когда во время конкурса она выходила на сцену, ни на минуту не покидала мысль: только бы не подкачать. Тогда ей это удалось. Удается и в повседневной жизни.

Римма ЯЦКОВА
Брянск

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30