15 октября 2021 23:32

Легко ли быть реставратором

Ведущим российским реставратором Владимиром Сарабьяновым за тридцать лет работы были спасены десятки знаменитых памятников древнерусской живописи, в числе которых фрески Троице-Сергиевой лавры, Пскова, Новгорода, Старой Ладоги. Сегодня он со своей реставрационной бригадой трудится над возрождением двадцати пяти древних храмов.

– Владимир Дмитриевич, почему вы выбрали именно эту профессию?
– Бывают ситуации, в которых мы не вольны выбирать сами. Недаром существуют поговорки, что, например, родственников не выбирают, а браки совершаются на небесах. Наверно, и с профессией у многих происходит так же. По крайней мере у меня именно так и случилось. Специально стать реставратором я не мечтал. Мне исполнилось девятнадцать лет, когда я впервые соприкоснулся с реставрацией. Надо сказать, что попал я в очень хорошие руки. Мой учитель – Георгий Батхель – высокопрофессиональный реставратор, прекрасно понимавший специфику своей работы. Не унылый ремесленник, а увлеченный исследователь, изучавший искусство, писавший научные статьи. Специализировался он на древнерусском искусстве – занимался иконами и монументальной живописью. Георгий Сергеевич меня всему и научил. Так я стал реставратором, несмотря на то, что с детства мечтал быть археологом.

– Когда началась серьезная работа и где вам приходилось трудиться?
– Когда я только начинал, наша бригада работала в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры. Это было в 1978 году. Через год или полтора, в период нового этапа реставрации в Новгороде, мы перебрались туда. Работали сразу на двух объектах – реставрировали фрески XII века Юрьева и Антониева монастырей. Затем начался Псков: в 1985 году – Снетогорский монастырь, а с 1990-го – Мирожский. К тому времени Георгий Сергеевич уже ушел на пенсию и выпустил меня в свободный полет. Сейчас у нас внушительное количество объектов, и с каждым годом их становится все больше и больше. Это весь Новгород, весь Псков, два храма XII века в Старой Ладоге, но есть и более поздние памятники. Например, в этом году мы начали работать с рублевскими фресками в церкви Успения на Городке в Звенигороде. Приглашают в Вологду и многие другие места. Слава Богу, похоже, что опять настали времена, когда профессионализм вновь становится востребованным. Потому что был период, когда качество работы особенно никого не волновало.

– Как сегодня обстоят дела с подготовкой новых реставрационных кадров?
– К сожалению, не очень хорошо. Конечно, учится много толковых ребят, но впоследствии обязательно возникает вопрос с их дальнейшим трудоустройством. Ведь человеку нужна не сезонная, а стабильная работа, а с этим дела обстоят плохо. Для того чтобы быть постоянно востребованными, надо, чтобы наши заказчики, в большинстве своем – музеи, имели на это средства. А у них этих средств нет. Так что многие вынужденно уходят на более выгодные работы. Расписывать храмы, например.

– Давно уже ни для кого не секрет, какую мизерную зар­плату получают у нас научные работники. А как сегодня живется реставраторам?
– Пожаловаться на то, что нам совсем уж не платят, конечно, нельзя. Тем более что реставратор – профессия востребованная и мы часто имеем возможность стороннего приработка. Но, говоря откровенно, всегда бывает горестно тратить время на третьестепенные вещи, когда еще огромному количеству древних памятников требуется наша помощь. Однако до конца реализовать себя в основной работе бывает крайне не­просто, потому что постоянно приходится сталкиваться со сложностями финансового порядка. Например, когда государство не может выделить лишних сто тысяч рублей – сумму для нынешних масштабов просто смехотворную. А наша реставрационная практика до сих пор продолжает жить денежными категориями давно ушедшей эпохи.

– Каков здесь порядок цифр?
– Например, на реставрацию живописи трех новгородских храмов XII века Министерство культуры в этом году смогло выделить всего по 200 тысяч рублей на каждый. Это на годовой цикл сложнейших работ! При этом следует учитывать, что в эту сумму входит все, в том числе и накладные расходы на нашу мастерскую, которые составляют почти половину. Так что на древние памятники средства отпускаются ничтожные, не идущие ни в какое сравнение с финансированием так называемых престижных объектов.

– Наподобие Большого Кремлевского дворца или Манежа?
– Да зачем далеко ходить, возьмем хотя бы Большой театр. Кстати, активное участие в реставрации его настенной живописи принимает и наша мастерская. Не мы конкретно, а те реставраторы, которые специализируются на поздней живописи (XVIII – XIX вв.). Вот на такие объекты денег не жалеют. Но те, кто хоть немного разбирается в живописи, прекрасно понимают, что роспись плафонов Большого театра – совершенно третьестепенный предмет. Что он есть, что его нет... И не суть важно, будет ли он существовать в подлиннике или его перепишут. Да их и переписывали уже, почитай, раз двадцать. Подновляли перед каждой большой премьерой, на которую ожидался Иосиф Виссарионович. Так что подлинной живописи XIX века там уж и не осталось. Но на это выделяются миллионные средства. А гибнущая живопись XII века получает жалкие гроши.

Ростислав НОВИКОВ
Фото автора

В валенках под кринолином

В старинном русском городе Мышкине существует единственный в мире музей «Русские валенки».

Валенки появились на Руси по историческим меркам сравнительно недавно: в Сибири – в середине XVIII века, а в европейской части России – в начале XIX века. Пришли они к нам от азиатских народов, которые носили коты, чуни, кеньги с суконным голенищем или вообще без него. Самые древние валенки были обнаружены археологами на Алтае в пластах IV века до Рождества Христова.

Раньше в деревне парень, имеющий хотя бы одну пару валенок, считался зажиточным женихом. Валенки почитались как семейная реликвия, подшивались бессчетное число раз, латались и передавались из поколения в поколение.

Император Петр I очень любил валенки и находил их не только удобными, но и крайне полезными для ног. Например, после ночных пиршеств, окунувшись утром в прорубь, государь требовал поднести горячих щей и обувал валенки. Екатерина Великая не стыдилась носить пимы под кринолиновым платьем. Специально для нее изобрели мягкие чесанки из черной шерсти. А российская императрица Анна Иоанновна разрешала надевать валенки придворным дамам даже к парадному платью.

В музее русских валенок «валяным сапожкам» оказано настоящее почтение. Есть и валенки гусарские с алюминиевыми шпорами, новогодние с зелеными елочками, валенки-собаки, валенки – ушастые мышки с ажурным голенищем, расписанные красками, – снова, опять и еще...

Так что прав был Михаил Пришвин, когда-то написав, что все на свете имеет конец и только дедушкины валенки вечны.

Ирина ДОЛГОПОЛОВА
Мышкин

Заветы Федора Сухова

К 75-летию народного артиста России Анатолия Кузнецова

В своем первом фильме «Опасные тропы» он снялся, будучи еще студентом Школы-студии МХАТ, в 1954 году. Сегодня на счету артиста почти сотня лент, среди которых «Друг мой, Колька», «Утренние поезда», «Ждите писем», «Освобождение», «Горячий снег» и многие другие. Однако самой яркой работой Кузнецова стала блестяще исполненная им роль Сухова в фильме Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни».

«К тому, что зрители помнят меня прежде всего по этой роли, я отношусь спокойно. Я счастлив, что есть такая картина, такой образ, который так полюбился народу», – признался юбиляр.

Интересно, что изначально роль отважного красноармейца предназначалась Георгию Юматову, который по личным обстоятельствам не смог сниматься в картине Владимира Мотыля. И, как это нередко бывает в кино, замена главного героя стала удачей фильма. Сегодня уже немыслимо представить в этой роли другого актера, настолько цельным и многоплановым получился этот образ у Анатолия Кузнецова.

Природа наделила Анатолия Кузнецова обаянием, чувством юмора, тонкой наблюдательностью и тем, что принято называть русской смекалкой. Поэтому созданный им образ легендарного красноармейца отразил основные особенности национального характера и принес актеру всенародную любовь. Как говорит сам Анатолий Борисович, после выхода фильма на экраны имя персонажа – «товарищ Сухов» – стало его второй фамилией. Притягательная сила и обаяние Федора Сухова оказались настолько велики, что экранного героя зрители воспринимали как реального человека.

– Едва этот фильм вышел на экраны, на имя моего Федора стало приходить много писем, – вспоминает актер. – Писали зрители не мне, актеру Кузнецову, а кинематографическому образу. С ним советовались, у него спрашивали, как поступить в той или иной ситуации.

Например, для космонавтов фильм «Белое солнце пустыни» стал своеобразным талисманом, каждый новый экипаж непременно брал его с собой на орбиту.

– Они настолько подробно изучили картину, что составили по ней викторину из более чем четырехсот вопросов, – рассказывает Кузнецов. – Среди них есть, например, такой: сколько стоит Сухов? Будете ломать голову – не отгадаете. Ведь в фильме никак не обозначена награда за голову Сухова. Но в самом начале картины есть эпизод, когда командир отряда просит Сухова помочь в борьбе с Абдуллой и говорит: «Ты один взвода, а то и роты стоишь». Или такой, например, вопрос: какой системы гранаты были у таможенника? Ответ: не той системы. Или: какую икру ел таможенник? Проклятую. Потому что в фильме Верещагин говорит жене: «Не могу я ее, проклятую, каждый день без хлеба есть».

В картине у Федора Сухова был целый гарем восточных красавиц. Как он смог устоять перед таким соблазном?

– Да, но ведь это все-таки были чужие жены, а мой герой стремился к своей Екатерине Матвеевне, – говорит Анатолий Борисович. – Конечно, ему было трудно. Помните эпизод, когда изголодавшиеся по мужской ласке жены делегировали к Сухову Гульчатай? Она танцевала перед ним, а потом села к нему на колени. Но Сухов ей строго сказал: «Ты брось это, дочка». Так что приходилось бороться с соблазнами.

Свое поздравление юбиляру прислал Владимир Путин. В поздравительной телеграмме, в частности, говорится: «Талант, мастерство, искренность и удивительное обаяние помогли вам состояться в профессии, принесли поистине всенародную любовь. За годы творческой карьеры вы сыграли немало замечательных ролей и каждому своему герою подарили долгую экранную жизнь».

Интересно, что сам юбиляр, оценивая свою творческую судьбу, считает, что не раскрылся даже на 85 процентов своих возможностей.

– И в этом я целиком обвиняю себя самого. Может быть, мне не хватало настойчивости, упорства. Может быть, где-то я ошибался. Например, после фильма «Дайте жалобную книгу» Эльдар Александрович Рязанов пригласил меня сниматься в «Берегись автомобиля», где он предлагал мне ту роль, которую сыграл Олег Ефремов. Я сказал ему: «Ну что вы, Эльдар Александрович, я и так в положительных героях застрял, надо же мне как-то в других ролях себя поискать». Потом, когда фильм вышел, я подумал: «Боже, какую же я глупость сделал, что отказался».

Но больше всего его огорчает то, что сегодня актеры уже не являются властителями дум, а занимают, увы, куда более низкую ступеньку в общественной иерархии.

– Я хорошо помню свои юные годы и наше отношение к плеяде старых актеров. Грибов, Массальский, Станицын, Чирков, ленинградцы Меркурьев и Симонов – это же для нас были кумиры, боги. И не только мы, а все люди относились к ним с большим уважением. А потом в кино пришли люди с улицы, появились какие-то кошмарные картины. Чернуха, эротика, дорвались до всего этого – лишь бы деньги заработать, и все. Как будто мы никогда не знали, откуда дети берутся. Я абсолютно не ханжа, но меня это возмущает. Мне кажется, сейчас действительно совсем другое отношение к актерам. Того отношения, когда ходили учиться жизни в Малый театр или во МХАТ, уже нет.

Впрочем, сам Кузнецов привык исключительно требовательно относиться к тому материалу, который ему предлагают режиссеры и продюсеры. По его признанию, он читает очень много разных сценариев, но что-то стоящее попадается крайне редко.

– Все они как будто списаны один с другого. Я вам честно скажу, что совершенно не могу смотреть фильмы, которые идут по телевидению, мне надоели все эти ужасы, бесконечные убийства, маньяки. Из нас, по-моему, решили сделать каких-то психов. Ведь у нас, русских, немножко другое восприятие жизни. А нам навязывают бесконечные разборки, грабежи, убийства, драки. Какую программу ни включишь – одна кровь и стрельба, и больше ничего я не вижу. Ну что это такое?

Отрадно, что в последнее время в российском кинематографе наметилась тенденция к возрождению лучших традиций художественного кино. На экранах появляется все больше хороших фильмов. И хочется верить, что у Анатолия Кузнецова впереди еще много интересных ролей...

– Надо надеяться. Ведь смотришь американские фильмы с актерами моего возраста, и там они активно действуют, даже влюбляются, и это зрителя не шокирует. В наших же фильмах предлагают почему-то играть только дедушек...

Юбилей – понятие относительное, считает Кузнецов, главное – не сколько тебе лет, а на сколько себя ощущаешь.

– Знаете, одного летчика спросили: «Вася, ты куда едешь?» – «В отпуск». – «А на сколько?» Он так подумал и говорит: «Да я думаю, литров на двадцать». Такая вот шутка. А если серьезно, то иногда себя ощущаешь на тридцать лет, иногда – и на пятьдесят. Это как выспишься.

В свободную минуту юбиляр любит почитать классиков или, если есть время, выехать на природу, посидеть на берегу речки с удочкой. С концертами и творческими вечерами он исколесил всю страну вдоль и поперек и очень хорошо знает жителей российской глубинки.

– Я отношусь с большим уважением к этим людям. Мы их называем провинциалами, но они во всем прекрасно разбираются, все видят и все очень остро ощущают. Даже, может быть, острее, чем мы, жители столицы.

На вопрос, чего бы он хотел пожелать зрителям в новом году, Анатолий Кузнецов улыбается фирменной улыбкой красноармейца Сухова:
– Как это ни банально, но я бы пожелал всем здоровья и веселого настроя. Возьмите Америку, человек там делает бизнес, вдруг – бух! – разорился. Он берется за другое дело, начинает все сначала. Мы же сразу впадаем в отчаяние – так уж устроены. Сейчас наступило время, когда каждый сам должен бороться за себя. И что же – из малейшей неудачи делать трагедию? Нельзя. Вспомните Федора Сухова, он не унывал ни при каких обстоятельствах.

Владимир КУЛЬБАК

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31