08 декабря 2021 13:22

Позади телеги

Первую заметку наш постоянный автор написал в 26 лет, теперь ему 80

Виктор Дмитриевич Юдин продолжал бы писать в «Гудок», да вот беда – машинки сломались
Графской дистанции пути уже нет. Десять лет как нет. Сократили ее за ненадобностью, присоединив к Воронежской. Звоню туда в надежде узнать что-нибудь про героев заметки – дефектоскопистов со станции Графская, а заодно и про ее автора инженера Юдина.

– Дефектоскопист Поляков, – отвечает трубка.
Рассказываю про старую заметку.
– Ой! Так это про меня! За 1982 год заметка?
– Нет, за 1974-й.
– Тогда не про меня. Про Попова и Енина. Помню, как же. Хорошие мужики были. А вот Юдин жив. Ему уж, наверное, под восемьдесят.

Не «под», а ровно 80. В сентябре автору многочисленных заметок в «Гудке» Виктору Дмитриевичу Юдину пошел девятый десяток. Проживает по сей день на станции Графская и чувствует себя превосходно. На пенсию ушел всего семь лет назад, но до сих пор пишет заметки и даже рассказы в железнодорожные газеты. А в начале века неожиданно для себя начал писать стихи и уже издал два поэтических сборника.

Началась литературная деятельность Виктора Юдина больше полувека назад. В 1953 году он, работавший тогда старшим инженером Кантемировской дистанции пути, отправил в «Гудок» письмо.

– Написал о бумажной волоките, – вспоминает Виктор Дмитриевич. – В те годы существовали шпальные и рельсовые книги: каждая шпала была на учете, в книгах писали, когда эта шпала уложена, в каком она состоянии. А этих шпал у нас сотни тысяч на дистанции! Мы ночами не спали – считали шпалы. Вот и написал я в «Гудок», чтобы убрали всю эту бумажную галиматью. Через неделю открываю газету – моя заметка! И что вы думаете? Убрали эту писанину, исчезли шпальные и рельсовые книги. На всей сети. Дышать стало легче, начали больше внимания уделять производству. А было мне тогда 26 лет.

И начал Виктор Дмитриевич писать заметки регулярно – не только в «Гудок», но и в другие железнодорожные газеты. Что не месяц – то заметка, а то и несколько.

А однажды отважный инженер написал не куда-нибудь, а в главный печатный орган страны – газету «Правда».
– Не думал, что опубликуют, – признается Виктор Дмитриевич. – В статье я рассказывал о плохом оснащении наших путейцев машинами, механизмами, о просроченности капитального ремонта. Что началось после этой статьи – трудно передать! Дело дошло до КГБ: стали звонить в отдел кадров, интересоваться, кто такой Юдин, с кем общается, какой семьянин. Я думал – все: если не посадят, то уволят – точно.

Не уволили. Наоборот, позвонил лично мне тогда заместитель министра. «Читал вашу статью, товарищ Юдин. Все правильно. Вот только признайтесь – сами написали или кто-то вас надоумил?» На следующий год нам дали средства на 52 км капитального ремонта. И технику новую подбросили.

После этого Виктор Дмитриевич совсем осмелел и снова в «Правду» статью послал. О многочисленных конкурсах между дистанциями.

– Так этими конкурсами допекли, что основной работой некогда было заниматься! – вспоминает Виктор Дмитриевич. – После моего критического материала начальника дороги вызвали в обком партии и устроили ему там разнос: «Чем вы у себя на дороге занимаетесь? Бездельем? Конкурсами?» Я опять перепугался – ну, думаю, влупит мне начальник дороги за эту статью. Но нет, прошло все тихо-спокойно. И с этого момента конкурсы прекратились.

До конца 90-х писал в «Гудок» Виктор Юдин. И хотя вспоминает он прежде всего критические статьи, большинство его материалов было все же о хорошем. Во многом благодаря ему вся сеть узнавала о передовиках производства на Юго-Восточной дороге.

Работал на дороге Виктор Дмитриевич до последнего – даже когда сократили Графскую дистанцию пути, он не ушел, а стал ездить в Воронеж. Но потом сдался – дорога до Воронежа длинная, а силы уже не те. Уволился в 2000 году, когда шел ему 74-й год.

Сейчас осталось у Виктора Дмитриевича одно занятие – литература. Вот совсем недавно опубликовал в дорожной газе «Вперед» биографический рассказ «Барыня». Про свое детство в будке путевого обходчика на 13-м километре Урюпинской ветки. В эту будку поселили его отца с женой и пятью детьми. Чтобы не голодали, выделили Юдиным из дорожного хозяйства корову по кличке Барыня. Много лет служила она хозяевам верой и правдой, пока сестра автора не надумала замуж. Вот и зарезали Барыню, а на вырученные деньги справили сестре приданое. Сколько лет прошло с тех пор, но до сих пор снится иногда Виктору Дмитриевичу несчастная Барыня, смотрит на него влажными, преданными глазами и спрашивает: за что?

Он бы и ответил ей в других рассказах, но вот беда – сломались у Викто ра Дмитриевича обе пишущие машинки. Заместитель начальника Воронежской дистанции пути по кадрам и социальным вопросам Виктор Воронин обещал подарить почетному пенсионеру машинку. Только вот ни одной в дистанции найти не удалось – только компьютеры. А компьютер, считает Воронин, Виктор Дмитриевич освоить уже не сможет.

…У ворот дефектоскопного цеха встречает меня герой юдинской публикации 80-х годов Александр Поляков, возле – его верная тележка. Как раз в этот день проходила она техосмотр. Проверив работоспособность тележки на эталонном тупике, Поляков спешит на линию.

– Четверть века прошло с той Юдинской заметки, а в работе нашей ничего не изменилось. Как нынче принято говорить – стабильность, – улыбается Александр Васильевич. – Как шагали раньше с Серегой Ледневым за тележкой, так и ходим.

– А как попали в дефектоскописты?
– Да все просто. Родом я с Графской, а там живут одни железнодорожники.

Отец у Александра Васильевича работал в пожарном поезде мотористом, а сам Поляков после окончания школы пришел на железную дорогу и был определен в дефектоскописты. С тех пор на одном месте, за одной тележкой.

– А вот дети в дефектоскописты не пошли. Насмотрелись на меня, говорят – не выдержим. Мороз тридцать градусов, метель, а ты с тележкой. Или, наоборот, жара.

– Это его дети не пошли. А другая молодежь даже с удовольствием, – говорит заместитель начальника дистанции по кадрам Виктор Воронин, который сопровождал меня к дефектоскопистам. – Целый день на свежем воздухе! Полезно!

– Да я разве возражаю! – соглашается Александр Поляков. – Это только первые 100 лет трудно, а потом легко. Движение – это жизнь! Идем по шпалам, в ушах пищит, ветер полощет, рельсы за горизонт уходят, встречный поезд проносится – жизнь!

Весит современная тележка дефектоскописта в отличие от прежних всего лишь 80 кг плюс несколько десятков литров воды. В мороз в воду добавляют спирт. Когда мороз совсем сильный, спирт заменяет воду. Не каждый справится с таким искушением. Но народ на дистанции сильный духом – выдерживают.

–Так ведь спирт технический, не предназначен для «этого дела», – объяснил мне Александр Васильевич . – Опять же, если дефектоскопист, не дай Бог, спирт выпьет, тележка примерзнет. А если тележка примерзнет, как ему пройти положенные за смену 7 км. Никак не пройти.

В Воронежском цехе дефектоскопии работают 38 дефектоскопистов, из которых 11 были присоединены к цеху после сокращения Графской дистанции.

– А помогали вам в работе публикации Юдина?
– А то, – говорит Поляков. – Многое благодаря ему менялось к лучшему. Например, после его заметки о продаже спиртного в железнодорожном буфете на Графской туда стала каждый день ходить милиция, и пьянки прекратились. Сейчас, правда, того буфета уже нет – попал под сокращение. Жаль, – внезапно опечалился Александр Васильевич Поляков и покатил с напарником свою тележку дальше.

– Куда они? – спросила Виктора Воронина.
– На Графскую, – объяснил он. – До Графской, конечно, сегодня не дойдут – дойдут только до Сомова. Там оставят тележку, а завтра – снова в путь.

Аделаида Сигида,
спец. корр. «Гудка»
Воронеж
Фото Виктора Ильина


«Слушающий рельсы»
«Гудок» 4 июля 1974 года
    Туго приходится дефектоскопистам. На перегонах линейных зданий становится все меньше и меньше. Зимой – ни пообедать, ни отдохнуть. Закусывают на ходу, во время пропуска поезда. А еще с тележкой возня. После работы катят ее вхолостую за 5 – 6 километров до ближайшего переезда или дома обходчика – надо где-то оставить.
    А рано утром – снова идти. Участок тяжелый. Рельсы отработали свой срок. Глаз нужен острый, слух – музыкальный.
    В. Юдин, инженер дистанции пути
    Графская

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31