07 декабря 2021 05:27

Вахтанг Кикабидзе: «Мне важно видеть лица людей»

Валико Мизандари из «Мимино» и Джон Глэбб из «ТАСС уполномочен заявить…», народный артист Грузии и почетный гражданин Тбилиси – все это замечательный певец и киноактер Вахтанг Кикабидзе, уже много лет радующий зрителей.

– Вахтанг Константинович, что вас радует больше всего в этой жизни, какие моменты?
– Во время одного из последних концертов в Москве столько цветов из зала было!.. А какой-то летчик даже подошел и подарил мне форменную парадную зимнюю шапку. Это для меня большая радость!
А Москва, вообще говоря, по-моему, не очень подходит для спокойного, вдумчивого творчества, про медитацию и созерцание молчу тем более. Тут все бегут, все спешат, на полуслове друг друга обрывают…
Да. Я обожаю маленькие города. И люди другие там, и кино они по-другому смотрят, и песни по-другому слушают.
В прошлом году был в Вологде, и там на сцену вместе с папой поднялся маленький мальчик, который нес в руках огромного вырезанного из дерева зеленого крокодила, африканский сувенир: «Дядя Мимино, ? сказал он мне, ? вот, вы же хотели купить зеленого крокодила в фильме» (в картине эта игрушка приобреталась для персонажа Фрунзика Мкртчяна. – Ред.). Он у меня теперь дома на стенке висит». В Москве, мне кажется, такого уже не бывает.
В Москве в какой-то момент все поменяли деревянные двери на металлические. И раньше-то в столице соседи почти не здоровались, а тут они еще и дополнительно друг от друга забаррикадировались.

– Жизнь вынуждает: могут взломать, войти. И в Москве, и в Тбилиси.
– В моем детстве такого не было. У меня такое ощущение, что раньше люди любили друг друга, а сейчас они стараются лишний раз на другого человека внимания не обращать. Когда я рос, всегда слышал от старших, что человек должен жить для другого человека, что ты не имеешь права портить кому-то жизнь, что у тебя и твоих друзей должно быть чувство локтя.
Люди изменились в бывшем СССР очень сильно. Что-то с ними произошло…
В двух словах об этом, конечно, не скажешь. Но, думаю, прежде всего это произошло потому, что деньги заняли в сознании людей слишком много места.
Я не хочу никого оскорбить, но, наверное, не будет сильным преувеличением такое утверждение: кто в свое время успел своровать большие деньги, тот сейчас и «играет крупного бизнесмена». И об этом, конечно же, всем хорошо известно.
Когда нынешнее предпринимательство примет цивилизованный вид, когда люди поймут, что для того, чтобы заниматься бизнесом, надо учиться, более того, мозги для этого должны быть устроены особенным образом, тогда бывшие республики Советского Союза, может, и станут цивилизованными государствами.

– Какое-то время назад прошел слух, что Вахтанг Кикабидзе - теперь не только популярный певец и киноактер, а еще и национальный грузинский алкогольный напиток - чача…
– Не только чача, но и коньяк пятилетний. Очень хорошие, кстати.

– А в двух словах если, хорошая чача – это какая чача?
– Чача – это, вообще говоря, граппа. Есть та, которую из виноградной кожуры гонят. Есть та, которую делают из винограда. Как это делаем мы. Так получилось, что, как только мы ее выпустили, российский рынок для грузинских товаров был закрыт. Впрочем, сейчас она продается в Тбилиси.

– А вы себя ощущаете деловым человеком?
– Нет! Очень обидно, но не ощущаю. Что-то, конечно, надо делать… Вино – это благородный бизнес. На Западе очень многие звезды этим занимаются.
Запрет ввоза грузинских вин произошел не из-за того, что это часто было поддельное вино. 80 процентов подделок разливалось не в Грузии.
«Хванчкары» много не сделаешь. Виноград, из которой она получается, растет на очень маленькой территории.
Недавно я пил российский «Боржоми». Воду эту во всем мире можно достать только в одном месте – в деревне Боржоми, там расположен источник. Тогда что я пил?
Как-то я вел в Тбилиси встречу, на которую приехали пять известных дегустаторов из разных стран мира. Десять – двенадцать винзаводов представили там свою продукцию. Дегустаторы отказались пробовать то, что им принесли специально, сказав: мы сами сходим и купим в магазине. Так и сделали.
Оказалось, в тбилисских магазинах продается отменное вино: результат ? семь золотых медалей. Запрет в известной степени сыграл на руку тем, кто в Грузии любит хорошее вино. Ведь сегодня у нас все куда больше, чем раньше, стараются делать вино высокого качества.

– Вахтанг Константинович, какие у вас нынче взаимоотношения с кинематографом? Режиссеры предлагают что-нибудь интересное?
– Только роли в сериалах, к сожалению. Отказываюсь.
В фильме об актрисе Серовой роль Сталина предлагали. Тоже отказался. Не потому, конечно, что во время правления Иосифа Виссарионовича очень многих моих родственников со стороны матери расстреляли.
Ничего игрового в этой роли не было. Отказался играть потому, что роль неинтересно была написана. Я, знаете, очень хотел сыграть Хаджи Мурата, когда был в возрасте этого героя повести Льва Толстого. У Георгия Данелии был изумительный сценарий. К сожалению, тогда ему не дали снимать эту картину.

– А нет желания самому написать сценарий, снять фильм, раз такое дело? У вас ведь есть успешный опыт.
– Я не оканчивал никаких киношкол, киноакадемий, я в общем-то с улицы пришел в кино. Действительно, однажды мне очень захотелось что-то написать и снять самому. Так и сделал.
Мой первый фильм «Будь здоров, дорогой!» получил на фестивале в Габрове в 1983 году Гран-при. Потом я снял вторую картину и успокоился, меня это перестало трогать. Оба фильма состояли из маленьких новелл, сказок для взрослых. Я опять стал их писать…

– Я слышал, вы мемуары пишете.
– Это само собой. Я сейчас о том, что снова пишу новеллы...

– Вахтанг Константинович, почему современные кинотворцы до сих пор, допустим, не заявили, что ставить во главу угла деньги плохо?
– У этого есть свои причины. Я как-то подумал, что, если буду много чирикать, вообще могу без работы остаться. Такое время сейчас.

– Расстрел ваших родственников, о котором вы упомянули, был связан с тем, что они принадлежали к аристократии?
– Да. У мамы фамилия была Багратиони. Это династия, которая царствовала с конца IX века. Ее брат, кстати, организовал первый в Грузии джаз-оркестр, сам он был очень известным хореографом.
Когда в 37-м году этот коллектив отправлялся в Лондон на гастроли, в аэроплан перед самым вылетом поднялись люди в штатском и моему дяде было приказано остаться. Джаз-оркестр улетел тогда без него. Дядя был страшно напуган этой историей и никогда никуда после этого не выезжал, радовался, что жив остался.
Да что там говорить, в общем-то советский народ много чего повидал!

– В следующем году вам исполнится 70 лет. Будете в Кремлевском дворце устраивать юбилейный концерт?
– Я пою в основном лирику, а в Кремлевском дворце слишком большие зал и сцена для этого. Впрочем, посмотрим.

– Говорят, концерт в Кремлевском дворце для шести тысяч зрителей – подтверждение звездного статуса артиста.
– Я считаю, что везде надо работать, если есть люди, которые хотят прийти на концерт. Но больше люблю выступать в залах, вмещающих до двух тысяч человек. Мне важно видеть лица людей.

Беседовал
Владислав КОРНЕЙЧУК

Возвращение мадемуазель Оперетты

В Москве проходит первый открытый конкурс артистов оперетты «Оперетта-Land 2007».

С 10 по 15 июня 66 участников из России и ближнего зарубежья будут соперничать в борьбе за право называться лучшим молодым исполнителем оперетты. Учредитель конкурса – фонд Герарда Васильева по сохранению и развитию жанра оперетты и, собственно, сам президент этого фонда, возглавивший жюри. Соучредителями выступили театр «Московская оперетта» и Международная ассоциация содействия культуре. Генеральный спонсор – Московский государственный университет путей сообщения (МИИТ).

Главной целью конкурса объявлено «выявление новых имен в жанре оперетты и дальнейшее содействие в творческой судьбе молодых талантов». Молодыми были признаны таланты в возрасте от 19 до 35 лет, многие из которых (особенно выступающие в региональных театрах) уже добились некоторого статуса и стали солистами, другие же были лауреатами иных конкурсов и стипендиатами различных фондов.

Конечно, всем участникам хотелось бы победить и стать обладателем не только почетной грамоты, но и вполне весомого Гран-при в сто тысяч рублей или первой премии, которая всего на десять тысяч меньше. Но и само участие, как успокаивают себя конкурсанты, может принести свои плоды.

В жюри далеко не последние в театральном мире люди. Скорее даже, одни из первых. Это не только уже упомянутый народный артист России Герард Васильев, известный не только любителям оперетты, но и всем, кто в свое время не пропускал «Голубые огоньки».

Оценивать конкурсантов будут также Анри Майер – интендант оперы Лейпцига, одного из десяти крупнейших немецких театров, Юрий Шварцкопф – генеральный директор Санкт-Петербургского государственного театра музыкальной комедии и Михаил Сафронов – директор Свердловского академического театра музыкальной комедии.

Во время прослушивания в коридорах ДК МИИТа, где проходит конкурс, из-за закрытых дверей слышны только голоса репетирующих. Никакой опереточной суеты: все, кто так или иначе имеет отношение к конкурсу, собрались в концертном зале и внимательно слушают исполнителей.

Мадемуазель Оперетта, пусть и не столь чопорна, пафосна и элитарна, как ее родственница мадам Опера, но тоже чувствует себя весьма недурно.

– В том, что жанр оперетты оказался сегодня непопулярен среди широких масс населения, виноваты средства массовой информации, – говорит одна из организаторов конкурса, заслуженная артистка России Жанна Жердер. – Сейчас модно считать хорошим только то, что показывают по телевизору.

К сожалению, продюсеры оперетты не имеют столько средств, чтобы вложить их в рекламу на ТВ. Но она по-прежнему любима народом, театры полны не только в Москве, но и в других городах.

Практически каждый крупный город имеет театр оперетты, в стране их около тридцати. Кстати, в состав жюри входят продюсеры и директора театров. Вполне возможно, что кто-то из конкурсантов получит интересные предложения.

Сами участники признают, что конкуренция между ними весьма ощутима. Для прохождения всех трех туров требуется серьезная программа из, как минимум, четырех номеров, по два на первый и второй, с повторением лучшего в третьем.

Артем Маковский, солист театра «Московская оперетта», рассказал, почему он выбрал для себя профессию артиста оперетты:

«Душа лежит к пению и к игре, а в оперетте можно и то, и другое. Меня привлекает классическая манера исполнения, чего, например, нет в мюзикле. А насчет победы в конкурсе – посмотрим. Конечно, каждый артист думает о том, что его заметят, и я не исключение. Ради этого и существуешь, и поешь».

Яна ДЫЛДИНА

Контрасты «Славянского базара»

На закрывающемся сегодня фестивале искусств побывал специальный корреспондент «Гудка».

Уже шестнадцать лет каждый июль в Витебск съезжаются тысячи людей из ближнего и дальнего зарубежья, слетаются почти все 9 муз и начинается грандиозное действо – международный праздник творчества. Целую неделю здесь выступают артисты разных жанров из разных стран, проходят концерты, художественные выставки, международные музыкальные конкурсы, показываются театральные спектакли, кинофильмы.

– Этот фестиваль не зря называется «Славянский базар». Здесь существует какая-то аура именно славянской культуры. Здесь нет оглядки на европейский Запад, тем более на Соединенные Штаты, – сказал «Гудку» певец Валерий Леонтьев. – И вообще здесь все хорошо: потрясающая атмосфера, потрясающая публика, которая ждет целый год, а потом собирается тут, чтобы «оторваться» по полной программе. В культурном плане я имею в виду.

Последний фестиваль, однако, состоял сплошь из контрастов. Проявились они уже на гала-концерте, посвященном открытию, когда после политической части – выступления Александра Лукашенко, оглашения приветствий президентов России и Украины, вручения награды «Через искусство – к миру и взаимопониманию» народной артистке СССР, Украины и Молдавии Софии Ротару –на сцене появилась белорусская барышня Ирина Дорофеева с ресторанной песенкой о ревности, зависти.

И далее не отягощенная вкусом попса типа Верки Сердючки и Бориса Моисеева перемежалась высоким искусством (балет под руководством Бориса Эйфмана, выступление Патрисии Каас), что напоминало смесь щей с «Шанелью». И этой «культурной» похлебкой часа четыре кормили 6 тысяч зрителей, собравшихся в Летнем амфитеатре, про который иначе, чем уникальный, теперь не скажешь.

Дело в том, что к нынешнему фестивалю его преобразили в суперсовременный комплекс: установили новую световую и звуковую аппаратуру, огромные боковые экраны, на тысячу с лишним мест расширили зал, а главное (поскольку погода в Витебске весьма капризна) – над Амфитеатром возвели прозрачную крышу в стиле хай-тэк.

В общем, подобной концертной площадки нет не только в России, но и нигде в Европе. И если бы белорус Дмитрий Колдун победил на «Евровидении-2007», то Витебск вполне мог бы провести следующий конкурс покруче других.

Кстати, в последние годы, видимо, благодаря «Славянскому базару» музыкальная Белоруссия начала резво идти вперед. Если раньше у нее было лишь две изюминки: «Песняры» да «Сябры» (впрочем, их и сейчас никто со счетов не списывает), то теперь республика может гордиться и такими эстрадными талантами, как Анжелика Агурбаш, Наталья Подольская, Петр Елфимов, Дмитрий Колдун…

А на пятки молодым звездам уже наступают их юные земляки. Во всяком случае, на детском «Евровидении» они всегда в лидерах: в 2005 году Ксения Ситник взяла там Гран-при, в 2006-м Андрей Кунец стал вторым, уступив верхнюю ступень пьедестала российским близняшкам Толмачевым.

На нынешнем «Базаре» эти юные дарования из двух славянских стран выступали уже как признанные артисты. А Андрею Кунцу доверили представлять страну на международном детском музыкальном конкурсе «Витебск-2007».

В то время как конкурсы вносят в музыкальную часть «Базара» остроту, интригу, неожиданность, открывают новые имена, со звездами шоу-бизнеса все очень предсказуемо. Из года в год организаторы (прежде всего с российской стороны) тасуют одну и ту же «колоду». Хотя по продаже билетов видно, что публике надоело слушать приевшихся исполнителей.

Например, в прошлом году на «сольнике» Аллы Пугачевой часть зала пустовала. Сейчас, правда, в эстрадный ландшафт фестиваля внесли кое-какое разнообразие: в Витебске побывали знаменитая Патрисия Каас, экзотичная Анита Цой. Однако выступали они не с сольными программами, а лишь с несколькими номерами. Право же на «сольник» в Летнем амфитеатре получил только Валерий Леонтьев.

А если судить по выступлению трехгодичной давности Любови Казарновской, классику здесь любят, может быть, даже больше эстрады (тогда, помнится, люди стояли вдоль стен, сидели на ступеньках, на полу). В этом году певица планировала вновь приехать в Витебск. Уже со специально подготовленной уникальной программой «Шагал в музыке» – аккурат на фестивальные дни пришлось 120-летие Марка Шагала.

Но организаторы не захотели подстроиться под расписание всемирно известной оперной дивы и устроить концерт в удобные для нее сроки.

И, что еще более странно, юбилей Шагала не стал ни лейтмотивом, ни основным событием этого «Славянского базара». Конечно, о великом «мастаке» (художнике по-русски), который покинул Витебский край в 20-е годы, но пронес образ своей малой родины через всю жизнь и все творчество, на фестивале вспоминали. Однако как-то мимоходом, не сообразно.

Всего же мероприятий было около ста. И одно из них – «Город мастеров» – по традиции посещают все. Этот праздник народных ремесел и промыслов, глины и огня всегда устраивается в День Витебска.

При том что музыка на «Славянском базаре» доминирует, другие виды искусств здесь тоже в почете. Фестивальный зритель жаден до всевозможных зрелищ.

Театр имени Якуба Коласа и культурно-деловой центр «Витебск» в эти дни всегда забиты до отказа. Ибо во время «Базара» тут показывают такие спектакли, на которые и в Москве-то аншлаги. Сейчас главной изюминкой стал блистательный балет «Анна Каренина» в постановке Бориса Эйфмана.

Зато украинское телевидение впервые вело со «Славянского базара» прямые трансляции. Да и кинематограф этой республики был представлен двумя картинами, в частности, музыкальной драмой «Запорожец за Дунаем» режиссера Николая Засеева-Руденко (в Витебске состоялся ее допремьерный показ). Всего же зрители увидели девять игровых лент из четырех стран, в том числе российские «Кука» Ярослава Чеважевского и «Дюймовочка» Леонида Нечаева.

– Замечательный фестиваль! Первые «Базары» я даже записывал и иногда с удовольствием их пересматриваю, – говорит Владимир Гостюхин, народный артист Белоруссии, заслуженный артист России. – С годами, правда, они стали более шлягерными, более «попсовыми», что ли. Но все равно здесь сохраняется дух единения.

Действительно, несмотря на просчеты, контрасты «Базара», люди, однажды попавшие туда, стремятся приехать снова. И потому, что сам этот край обладает странным магнетизмом, и потому, что на фестивале культивируется именно славянская культура, красивый, мощный дух которой завораживает.

Тамара МАРТЫНОВА