24 октября 2021 15:36

Геополитика

То, что антиглобалисты – народ мускулистый, они в очередной раз доказали во время последнего, июньского саммита лидеров «Большой восьмерки», который проходил в немецком Хайлегендаме. Их театрализованные акции досаждали полиции, пугали обывателя, мешали журналистам. Но против чего так яростно протестуют эти неформалы? И не стоит ли нам, простым смертным, больше бояться глобализации – единообразия мира по американским лекалам? Можно ли перенаправить глобализацию так, чтобы она шла во благо всех стран и всех людей? И как должна себя позиционировать Россия в глобальном мире? Над этими вопросами призадумались эксперты «Гудка».

Синдром крестоносцев

Современный глобокапитализм стремится к устранению цивилизационных различий, в то время как многообразие национальных культур – главный ресурс развития человечества, уверен вице-президент ОАО «РЖД» и генеральный секретарь Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», летчик-космонавт Герой Советского Союза Олег Атьков:

– Начну с примера, на первый взгляд, далекого от темы. Американцы, как известно, подтянулись в космос после нас. В СССР вовсю шли программы длительного пребывания на космической станции, когда американцы решили направить с нашей экспедицией своего астронавта. Отбирали и готовили по своей методике. На наши советы и рекомендации не обращали внимания. В итоге этого астронавта после полета списали как профнепригодного, что для нас было очевидно изначально. Американцы почему-то считают, что они, и только они, всегда и во всем правы. То же самое с глобализацией. Когда мы говорим о глобализации, то прежде всего имеем в виду глобализацию капитализма в его западном варианте. Есть даже такой термин – глобокапитализм. Эта экономическая и политическая система выросла на основе локальной западной цивилизации. Однако Запад требует признать свои ценности общечеловеческими, претендует на универсальность и глобальность. Это уже было, история повторяется: европейские крестоносцы тоже шли и объясняли народам, как жить. В итоге навязывания своего миропорядка исчезли кельтские и некоторые славянские племена. Европу вполне можно назвать «кладбищем народов». Между тем Россия, которой недруги навесили ярлык «тюрьма народов», сберегла самобытность всех своих этносов.

Сегодня глобокапитализм находится в системном кризисе. Он встречает сопротивление повсюду вне Европы. И в Латинской Америке, и на исламском Востоке. Непростые процессы идут в Индии. В Китае его проникновение находится под пристальным вниманием государства. Естественно, как всякое разумное достижение человечества, глобокапитализм, конечно, будет освоен – частично и в необходимой степени. Но изобретение капитализма – это не изобретение пороха. Воспользоваться им даже при желании не так-то просто. Потому что это не только способ производства, но и определенное, довольно специфическое мировоззрение и образ жизни. Являясь весьма эффективным в рамках одной (западной) цивилизации, оно может нанести ничем не оправданное разрушение другим. Потому что существует такое понятие, как «этническая психоментальность», которая является одним из базовых элементов цивилизационного конструирования. Она в сочетании с историко-культурными традициями, мировоззренческими и этническими нормами формирует уникальный в своем роде цивилизационный генетический код. Попытки его искусственной замены могут привести к гибели самого организма. Например, голливудизация культурного пространства России уже приносит заметные негативные плоды.

Цивилизационные различия, к устранению которых стремится современный глобокапитализм, не столько разделяют народы, сколько повышают ресурсный потенциал в развитии человечества. Не случайно при обнаружении первых признаков мировых осложнений, вызываемых глобализацией, возникла идея «Диалога цивилизаций». На наших форумах люди представляют себя, а не какие-то этнические образования. В диалоге участвуют представители более 50 стран. Дискутируют, учатся понимать друг друга и договариваться. Мне кажется, «Диалог цивилизаций» как философское представление и как конкретная гуманитарная и политическая практика будет оказывать все большее влияние на ход структурных преобразований. Многие страны, опираясь на цивилизационные аргументы, будут стремиться участвовать в определении новых правил глобализации, которые станут более полно выражать их интересы на мировом рынке и в политике. В США сейчас активно развиваются идеи, которые предлагают заменить государственный суверенитет принципами глобальной безопасности. Национальные государства критикуются за неспособность обеспечить эффективное управление. Но, например, Россия и Индия являются грандиозными ансамблями различных народов и религий, мирное сосуществование которых оправдано историей. Нет оснований считать, что, если мелкие многоэтнические страны распадутся на национальные образования, мир станет безопаснее. С позиции «Диалога цивилизаций» мировая стабильность и международная безопасность обеспечиваются не государственными переделами, а интеграционными процессами, направленными на формирование межцивилизационных альянсов.

Всегда готовы

Глобализацию нельзя победить. От нее нельзя уклониться. Глобализацию надо понять, а если повезет, – извлечь выгоду. Именно так должна вести себя Россия, считает глава комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин.

– Владимир Николаевич, глобализация – благо или зло?
– Глобализация – это данность. И для России, кстати, это процесс не новый. Присоединение Сибири, Средней Азии, Кавказа, Прибалтики – это страницы исторического глобализационного процесса. Сегодняшняя глобализация носит планетарный характер. Технический прогресс, который невозможно остановить, создает объективные предпосылки для экономической и политической глобализации. Участниками глобализации выступают 45 тыс. транснациональных корпораций, имеющих по миру 250 тыс. филиалов. Чтобы идти в ногу со временем, глобализируются даже преступные сообщества, создавая транснациональные мафии. А глобальные миграционные процессы практически невозможно контролировать. Сегодня каждый человек вольно или невольно втянут в глобализацию, участвует в мировом разделении труда. Международная кооперация позволяет эффективно развивать экономику, поднимать жизненный уровень.

– Тогда почему же против этого всеобщего единения, слияния душ, земель и кошельков, так много народа протестует?
– Да потому, что глобализация несет не только новые возможности, но и новые угрозы. Обычно выделяют четыре типа угроз. Изменение климата как следствие производства. Нарастающая конкуренция за ресурсы. Глобальная военная милитаризация. Разрыв по уровню жизни в богатых странах и бедных. В ряде стран вымывается все дееспособное население. Остальная часть продолжает люмпенизироваться, и это ведет к полной деградации общественного строя, формированию стран-изгоев, которые становятся донорами терроризма и глобальных проблем. Глобализацию нельзя остановить, но можно и нужно научиться извлекать из нее максимальную выгоду. Помните девиз советских пионеров? «Будь готов!» – «Всегда готов!» Именно такой должна, на мой взгляд, быть позиция России. Мы будем участниками мирового процесса, но при этом не забудем, что у нас в этом мире есть свой довольно большой уголок и его надо возделывать, холить и лелеять.

Пусть богатые тоже плачут – или делятся

Страны, практикующие «дикий» капитализм, надо объявлять изгоями, считает и координатор общероссийского общественного движения альтер­глобалистов «Альтернатива» профессор МГУ, доктор экономических наук Александр Бузгалин.

– Александр Владимирович, большинство россиян с недоумением наблюдают по телевизору, как толпы антиглобалистов устраивают уличные бои с полицией повсюду в мире, где собираются лидеры «Большой восьмерки». Чего ради?
– СМИ, финансируемые сильными мира сего, нередко представляют участников маршей протеста как каких-то хулиганов, выступающих против прогресса. На самом деле 90 процентов участников акций – представители профсоюзов, женских и молодежных организаций, правозащитники, экологи. Марши – это позиция общественности. Главное требование – чтобы представители «Большой восьмерки» вступили в диалог с гражданским обществом, сели за стол переговоров. Глобализация – объективный процесс, но он может протекать по-разному. Неолиберальная глобализация, которую поддерживает «восьмерка», проводится в интересах крупнейших транснациональных корпораций за счет обнищания большинства людей и стран. Наша позиция – глобализация должна быть во благо всем.
Сегодня годовой оборот крупнейших транснациональных корпораций сопоставим с российским бюджетом – сотни миллиардов долларов. Они заинтересованы в отсутствии таможенных и прочих государственных границ. Помимо толстосумов, глобализацию продвигают политико-экономические организации, где командуют США и их союзники. НАТО контролирует мир и провозглашает: если вы соответствуете нашим нормам и с нами дружите, вы демократичны и мирны. Если вы против нас – вы оплот терроризма, и к вам можно применять любые формы наведения порядка, вплоть до крылатых ракет. Всемирный банк под американской эгидой навязывает по миру правила неолиберальной глобализации. Во-первых, все приватизировать – транспорт, здравоохранение, образование, коммунальную сферу. Чтобы международный капитал свободно мог входить в любую страну. Второе требование – никаких протекционистских барьеров. Здесь на самом деле масса двусмысленностей. США вводят сами огромное количество протекционистских барьеров на импорт металла, они поддерживают дотациями свое сельское хозяйство. Двойные стандарты в угоду сильнейших.
В результате мир поделен на бедных и богатых. Я приведу несколько цифр. На земле около миллиарда людей живут на один доллар в день. В России огромное количество людей имеют в день 50 – 60 руб. Этот миллиард беднейших в целом потребляет за год $30 – 65 млрд. Вроде огромные деньги? Между тем объем финансовых спекуляций – виртуальная перепродажа различных ценных бумаг, валют – $2 трлн ежедневно. Они не производят благ, это грубо паразитическая надстройка над производством, благодаря которой богатые богатеют.

– Какую же альтернативу предлагают антиглобалисты?
– Маленькая оговорка: есть антиглобалисты и альтерглобалисты. Вроде игра слов. Но на самом деле – существенное различие. Антиглобалисты выступают против глобализации вообще. Это националистические и шовинистические силы, которые говорят: «А давайте закроем Россию. Нет – иммигрантам. Не будем пускать разные международные некоммерческие общественные организации. Мы – самодостаточная страна, у нас достаточно нефти и газа». Хотя от Интернета и прочих достижений прогресса никто не отказывается. Абсолютный изоляционизм даже технически невозможен в современном мире, даже если кому-то очень этого хочется.
Альтерглобалистское движение говорит: мир должен быть открытым. Но правила глобализации должны быть другими. Альтерглобалисты не только протестуют – мы проводим всемирные и региональные социальные форумы, где вырабатывается альтернативная программа, какой должна быть глобализация. Есть и конкретные социальные проекты. Например, ученые – сторонники альтерглобализма создали операционную систему «Линукс». В отличие от системы Windows, на которой сделал свое состояние Билл Гейтс, она распространяется бесплатно. И сегодня в «Линуксе» работают больше 20% пользователей мира.

– То есть вместо неолиберальной глобализации – глобализация социал-демократического образца?
– Главное отличие альтерглобалистского социального форума в том, что все организуется снизу. На общественных началах. Вскладчину. Альтерпрограммы разные, как и участники движения. В качестве минимума мы предлагаем международную «шведскую модель». В любой стране должны быть социально ориентированные бизнес, государственная экономическая политика. Государство должно гарантировать минимальную зарплату и пенсии на уровне прожиточного минимума. Поддержка профсоюзов. Обязательное заключение коллективных договоров и их соблюдение. Ситуация социального партнерства. Обязательное правило: реальная бесплатность образования и здравоохранения. Нужны и социальные стипендии, реальная поддержка детей из бедных семей. Если вы соблюдаете эти правила, вы – цивилизованная страна. А те страны, в которых практикуется «дикий» капитализм позапрошлого века, надо превращать в культурном и информационном пространстве в изгоев. Если ты ездишь на «роллс-ройсе» в стране, где есть бездомные, – тебя никто не репрессирует, но в глазах общества ты – аморальный тип.

– Не рухнет ли российский бюджет от такой социальной нагрузки?
– Венесуэла беднее России, а социальных программ там больше. Богатым надо делиться. Это основа социальной стабильности. В Швеции богатые платят 40 – 50% налога с доходов , а бедные не платят ничего. В США богатые платят 30%, а бедные – ничего. И только в России все платят 13%.

Трубка мира для Жана Бове

Критикуя глобализацию, антиглобалисты активно пользуются предоставляемыми ею возможностями и не предлагают альтернативы, считает доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев.

– Владислав Леонидович, когда появились антиглобалисты, кто они такие и чего хотят?
– Принято считать, что антиглобалисты появились в первой половине 90-х годов двадцатого века. Обобщая, можно сказать, что антиглобалисты – это люди, выступающие против тех или иных негативных последствий глобализации. Но вот сам термин «глобализация» очень расплывчат. Им обозначают многие современные процессы – экономические, социальные и политические. Однако от введения этого термина ровным счетом ничего понятнее не становится. Да и сами антиглобалисты не могут толком ответить на вопрос, что такое глобализация.

– Получается, что они не понимают, с чем борются?
– По большому счету, да. Поэтому сегодня сами антиглобалисты стали называть себя альтерглобалистами. Тем самым они хотят дать понять, что на самом деле не выступают против глобализации, которую все равно уже не остановить, а борются за глобализацию другого рода. Они выступают против увеличения разрыва уровня благосостояния стран «золотого миллиарда» и стран третьего мира, против эксплуатации развивающихся стран и их рабочей силы крупными корпорациями, против экологических последствий переноса производства в развивающиеся страны и против коррупции, которую, по их мнению, крупные корпорации приносят в эти страны. При этом сами антиглобалисты в полной мере пользуются преимуществами глобализации: свободным перемещением по Европе и Интернетом. Но главная проблема антиглобалистов в том, что, критикуя глобализацию, они не предлагают альтернатив. Общий позыв понятен, но что конкретно нужно делать – неясно.

– Для большинства людей, не искушенных в политологических тонкостях, антиглобалисты – это в первую очередь погромы на саммитах. Каково соотношение погромщиков и миролюбивых людей в стане антиглобалистов?
– Считать, что большинство антиглобалистов – дебоширы, абсолютно неправильно! В действительности подавляющее большинство антиглобалистов никогда ничего не громили. Основная их деятельность – это пропаганда своих взглядов, издание соответствующей печатной продукции и создание социальных сетей по всему миру. Я думаю, что если бы им разрешили, например, развесить свои транспаранты вдоль дороги, по которой ехали участники саммита «Большой восьмерки», то и повода для столкновений с полицией не было бы. Так что тут следствие не надо путать с причиной.

– Какие «апрельские тезисы» лидеров альтерглобалистов можно считать программными?
– Две самые известные среди альтерглобалистов фигуры: импозантный французский фермер Жан Бове с неизменной трубкой в зубах и американский ученый Наум Хомски. Но ни одного программного труда, вышедшего из-под пера этих людей, я не видел. В основном они пишут какие-то отдельные протестные статьи, которые потом собираются в антологии. В такой ситуации добиться чего-то конкретного крайне сложно. А то, что они предлагают, по большому счету, можно назвать утопией…

– Насколько движение антиглобалистов популярно в России? Почему питерский саммит «Большой восьмерки» прошел без их выступлений?
– Почему не было выступлений, понятно: отечественные органы правопорядка просто не дали им состояться. Антиглобалистам уделяют слишком много внимания. Лучший способ борьбы с ними – дать им проводить их шествия и прочие мероприятия. Тогда станет очевидно, что сторонников у них не так уж и много. Тем более если речь идет о России. Богатые европейские страны сегодня отчасти склонны к умеренной левизне. Есть протестные настроения и в Латинской Америке, и в Южной Азии. С одной стороны, благополучие, с другой – его отсутствие. А Россия где-то посредине. У нас если и есть протестные настроения, то совершенно другого толка. Лидерам нашей оппозиции, например Гарри Каспарову или Эдуарду Лимонову, глобализация безразлична. Каспаров так и вовсе – убежденный сторонник американской модели, которую антиглобалисты так не любят. А зюгановский электорат – это пожилые люди, которые вникать в идеи антиглобалистов не будут. Я уверен, что пока большая часть россиян озабочена сугубо материальными вопросами, движение антиглобалистов в нашей стране не будет популярно.


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31