01 декабря 2021 16:40

Бедность как порок экономики

Россия страдает от катастрофического расслоения общества. Разрыв в доходах, в зависимости от оценки, колеблется от 12 до 30 раз. Величина критическая. А поскольку бунт не нужен никому, можно ожидать, что правительство предложит ряд мер, чтобы выправить ситуацию. На самом деле выбор инструментов для снижения социального напряжения у него небогат.


Психоанализ промышленности

Банальный вопрос: почему на Западе жить хорошо? Все просто. Высокие доходы населения там выгодны экономике. С ростом благосостояния граждан меняется структура потребления, появляются отрасли, которые эти новые потребности обслуживают.

«В США средний класс зарабатывает много не потому, что американское правительство доброе, – объясняет президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. – Просто экономически выгодно, чтобы у людей были деньги, чтобы они покупали по ипотеке дома, ходили в фитнес-центры, занимались туризмом и спортом, обращались к юристам и психоаналитикам. В конечном итоге это и позволяет построить великую страну».

Если же за работу платят гроши, экономика не развивается. Деньги сосредотачиваются в руках небольшой прослойки людей, которая в силу малой численности не создает массового спроса. Грубо говоря, даже если каждый из них купит еще по одной яхте и самолету, экономику это не оживит.

В России достаточно хорошо зарабатывают не более 10% граждан. Остальным можно было бы выдавать вместо денег расчетные чеки – на оплату газа, электричества, квартплаты и продуктового набора. На большее у них денег все равно нет. Как, спрашивается, в таких условиях работать экономике?

«Чтобы создать средний класс, развить малый и средний бизнес, нужно первым делом резко повысить зарплату, – твердо уверен Андрей Бунич. – Сделать это нетрудно. Есть огромный сектор экономики, где государство само всем распоряжается. Это госслужба, силовые структуры, предприятия «оборонки» – всего в этих сферах занято до трети трудоспособного населения страны. Если резко поднять зарплаты здесь, автоматически вырастут зарплаты в других отраслях».

Понятно, такая финансовая «революция» должна быть увязана с макроэкономическими показателями: курсами валют, ставками по кредитам, тем же ростом ВВП. Иначе дело закончится бешеным ростом инфляции.

Вопрос в другом: насколько такое решение проблемы приемлемо для власти? Судя по гробовому молчанию, предложенный способ ей не по вкусу.


Пусть богатые тоже плачут

Гораздо реальнее, чем поголовное повышение зарплат, выглядит путь перераспределения доходов путем введения прогрессивной шкалы налога на физических лиц. Такой законопроект внесли недавно на рассмотрение в Госдуму.

Проект предлагает полностью освободить от налогов граждан с зарплатой до 5 тыс. руб. в месяц, брать 10% подоходного налога с тех, кто зарабатывает 5 –10 тыс. в месяц, 13% – с зарплаты 10 –100 тыс., 20% – со 100 – 300 тыс. и 30% – с зарплаты свыше 300 тыс. в месяц.

«Прогрессивное налогообложение – только первый шаг, – говорит один из авторов законопроекта депутат Александр Чуев. – Нам нужно не бороться с бедностью, а вводить социальный стандарт. Это пакет товаров и услуг, который гарантированно может приобрести работающий гражданин независимо от того, где проживает – в Москве или Хабаровске. Стандарт – не прожиточный минимум, а комплекс необходимого для нормальной жизни».

По словам депутата, будущий законопроект предложит ввести понятие почасовой оплаты труда, приравняет стипендию к МРОТ, а пенсию – к двум МРОТ.


На все нужна страховка

Впрочем, есть подозрение, что одного прогрессивного налога мало.

«Не следует забывать о таком мощном инструменте перераспределения, как система социального страхования, – напоминает директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Наталья Римашевская. – Посмотрите на Германию, там действительно богатые помогают бедным, а здоровые – больным. У немцев громадный перечень видов обязательного государственного страхования, и при наступлении страховых случаев – потери работы или болезни – человек получает значительные компенсации».

Оценить правоту эксперта трудно, поскольку отечественный соцстрах переживает не лучшие времена. И связано это прежде всего с введением ЕСН, который сократил поступления в Пенсионный фонд, фонды медстраха и соц­страха. Однако многие эксперты полагают, что грубые нарушения, выявленные в системе страхования, вызваны в целом неработоспособностью механизма перераспределения доходов через бюджетные фонды.

Впрочем, несмотря на то что и правительство, и депутаты всерьез ломают голову над проблемой бедности и снова и снова рассчитывают эти варианты, готовых решений, которые можно было бы принять уже завтра, во власти пока нет. Очевидно, проблема достанется в наследство уже новому президенту.

Андрей ПОЛУНИН


Соотношение доходов самых богатых и самых бедных граждан (раз)
    Бразилия – 57,8
    Аргентина – 34,5
    Грузия – 15,4
    Великобритания – 13,8
    Россия – 12,7
    Эстония – 10,8
    Казахстан – 8,5
    Австрия – 6,9
    Норвегия – 6,1
    Украина – 5,9
    Япония – 4,5

    По данным ООН

Дмитрий Львов: Психология населения дает мощный толчок развитию

Президент России Владимир Путин поставил перед правительством и бизнесом задачу диверсифицировать экономику. О том, как мотивировать людей, чтобы у России действительно появилась возможность встать на инновационный путь развития, «Гудку» рассказал руководитель секции экономики отделения общественных наук РАН академик Дмитрий Львов.

– Наша экономика вошла в период стабильности и накопила большой запас финансовых ресурсов. Как вы считаете, внутри ее самой есть импульс для технической модернизации?
– Нет, наша экономика к инновационному прорыву не готова. А точнее, будет готова, если одновременно с такой задачей власть поставит и другую – качественное повышение жизненного стандарта.
Я считаю, что в настоящий момент огромное значение имеет психологическое состояние людей. Этот фактор приобретает мощный экономический эффект.

Вот недавно у нас за неделю по причине так называемых техногенных катастроф погибли несколько сотен человек. Да никакие это не «техногенные» катастрофы! Придумали красивое слово, чтобы хоть как-то оправдать неумелое руководство делами. На самом деле причина – в низкой квалификации людей, из-за которых эти катастрофы произошли. За эти 15 лет деградировало качество профессионального исполнения своих обязанностей.
Ученые Академии наук давно пришли к выводу, что главной диспропорцией, сдерживающей экономический рост и качество экономики, является недопустимо низкая заработная плата наемных работников.
Как можно при таком низком уровне зарплаты ожидать высокопрофессионального исполнения своих обязанностей, ответственности, вообще желания постоянно в действительности, а не для показухи совершенствовать свое профессиональное мастерство?
Мы обращали внимание руководства страны на то, что если по среднечасовой производительности мы отставали от США примерно в 3,6 раза, то по часовой заработной плате в долларовом эквиваленте – в 9,6 раза. От той же Великобритании наше отставание по часовой производительности труда составляло 2,9 раза, а в почасовой зарплате – более чем в 8 раз. Для Германии это соотношение выглядело так: 3,6 на 13,4; Франции – 3,8 на 8,5; Японии – 2,8 на 7,2, Канады – 3,1 на 10. Вот в каких величинах может измеряться наша дополнительная эксплуатация труда!
Сейчас в средствах массовой информации много пишут о том, что прирост нашего ВВП идет только за счет нефти и газа. Это заблуждение, которое дорого обходится всем нам. Легко подсчитать, что примерно на четверть ВВП формируется за счет хронической недоплаты заработной платы наемным работникам. Причем к последним в первую очередь относятся наши бюджетники, то есть наиболее социально незащищенная часть общества. Именно эту часть, составляющую интеллектуальное ядро России, мы постоянно делаем все беднее.

– К чему это приводит с экономической точки зрения?
– Здесь как минимум два негативных следствия. Во-первых, прирост ВВП за счет недоплаченной заработной платы резко сокращает конечный потребительский спрос, создает огромный инфляционный навес, усиливает диспропорцию между стоимостной и материально-вещественной структурой экономики. В результате наемному работнику теперь приходится обменивать свою нищенскую зарплату на продукцию и услуги, цены на которые стремительно приближаются к мировым.
А во-вторых, ООН давно уже признала, что часовая заработная плата ниже трех долларов выталкивает человека из нормального производственного процесса, притупляет мотивацию работника к труду. Наша часовая заработная плата сегодня примерно вдвое ниже этого минимума.
Давно настало время развеять стародавний советский стереотип, что мы, дескать, плохо живем потому, что плохо работаем. Мировая статистика и наш собственный опыт опровергают этот тезис. Следует признать другую истину – мы плохо работаем, потому что плохо живем.

– Насколько я помню, горбачевские экономические реформы и предполагали повысить уровень жизни…
– В самом начале реформ в качестве первоочередной задачи мы предлагали довести долю заработной платы в нашем ВВП до уровня аналогичной ее доли в ВВП западных стран.
Подъем оплаты труда рассматривался тогда нами не как отдаленное следствие, а как ключевая предпосылка реформы. С этого нужно было начинать. Как мы утверждали тогда (а многие из нас, и я в их числе, стоят на той же позиции и сейчас), ликвидация диспропорции в оплате труда развязала бы многие узлы в экономике. К сожалению для России и ее населения, с самого начала реформ был запущен механизм, действующий в прямо противоположном направлении. Центральная идея реформы была подменена. Первоначальный ее замысел табуирован. На любые попытки вернуться к нему был ответ: вы хотите еще большей инфляции?

– Научное экономическое сообщество пришло к этим выводам действительно еще в самом начале реформ?
– Да в том-то и дело, что гораздо раньше! Эта идея сформировалась в рамках Академии наук СССР еще в конце 1970-х – начале 1980-х годов в ходе крупномасштабных исследований по комплексной программе научно-технического прогресса.
Ясное дело, реализовать этот замысел сейчас, когда производство сократилось вдвое и система управления экономикой пошла вразнос, гораздо труднее. Но вернуться к нему – единственный выход. По моему убеждению, без этого никакого инновационного прорыва в развитии экономики не будет.
Причем речь идет не только о количественном, прямом выражении в денежных знаках за проделанный труд. Есть и другие, вполне доступные источники повышения жизненного уровня населения. К примеру, нужно упразднить подоходный налог с дохода до 20 тыс. руб. Не брать с людей налогов, если у них в собственности 10 – 15 соток земли.

– Современное постиндустриальное общество совершило решительный поворот к экономике знаний. В этой экономике ценится не «железо» и машины, а результаты интеллектуальной деятельности ученых, специалистов, новаторов…
– Действительно, интеллектуальная рента в экономике знаний активно замещает природно-сырьевую и превращается в определяющий фактор общественного развития. В этих условиях вся система общественных предпочтений начинает работать на усиление роли и значения творцов новых знаний, новых информационных технологий, продуктов и услуг, принципиально меняющих направление формирования и структуру использования национального валового продукта.
Если серьезно озаботиться стратегическими вопросами развития страны, то необходимо уже сейчас, и немедленно, перенаправить действующие приоритеты с нефти и газа на науку и новые интеллектуальные продукты. Решение этой задачи невозможно вне рамок кардинального пересмотра заработной платы работников творческого труда, всех тех, кто повышает конкурентоспособность нашей экономики. Поэтому предлагаемая нами реформа заработной платы должна начинаться прежде всего с переоценки значимости творческого труда.

– Ваш тезис об опережении размера зарплаты в инновационных отраслях выглядит в достаточной степени логично, но где взять средства для этого?
– Вопрос об источниках дополнительного финансирования труда создателей новых знаний может быть решен элементарно просто в нынешней системе бюджетных отношений. Для этого необходимо только изменить механизм первичного распределения чистого дохода: повысить нагрузку на сверхдоходы крупного бизнеса, а также на недвижимое имущество и землю, принадлежащую отдельным его представителям.
В определяющей мере нынешние перекосы объясняются действующей у нас налоговой системой.
Главной составляющей налоговых доходов у нас, как это ни покажется парадоксальным, является труд, а более точно – фонд оплаты труда. Так строится у нас система бухгалтерского учета и калькулирования, исчисления налогооблагаемой базы. В результате получается, что около 70% налоговых доходов у нас прямо или опосредованно связано с фондом оплаты труда. Но в то же время, как мы уже отмечали, наша заработная плата является одной из самых низких в мире.
В отличие от многих других стран основной вклад в прирост совокупного чистого дохода России вносит не труд и даже не капитал, а рента – доход от использования земли, территории страны, ее природных ресурсов, магистральных трубопроводов, средств сообщения (транспорт и современные средства связи), от монопольного положения производителей важных видов продукции, пользующейся повышенным спросом на рынке. На долю ренты приходится сегодня 75% общего дохода. Вклад труда в 15 раз, а капитала – примерно в 4 раза меньше.
Но сегодня рентный поток доходов в своей подавляющей части не попадает в государственную казну, а идет в карман тех, кто оказался в околовластных структурах и в криминальном бизнесе.

Беседовал
Владимир КУЗНЕЧЕВСКИЙ

РЖД предлагают платить по-рыночному

Руководство ОАО «РЖД» предлагает правительству меры, которые будут способствовать выравниванию дис­пропорций в оплате труда железнодорожников по сравнению с другими отраслями.

Сейчас уровень заработной платы в ОАО «РЖД» ниже, чем в остальных естественных монополиях. Это серьезно беспокоит руководство компании. Ведь кадровому потенциалу в отрасли, где от сотрудников зависит безопасность ежедневных перевозок сотен тысяч россиян и миллионов тонн грузов, традиционно уделяется первостепенное внимание.

«Во всем мире существуют определенные пропорции зарплаты, в том числе и отношение зарплаты в железнодорожной отрасли к ее среднему уровню в стране, – заявил на заседании думского комитета по энергетике, транспорту и связи глава ОАО «РЖД» Владимир Якунин. – В Америке и Германии такое соотношение колеблется в пределах 1,7 – 1,8 раза. Во времена Советского Союза у нас оно составляло 1,77 раза. Но с тех пор зарплаты в железнодорожной отрасли росли медленно. На сегодняшний день они всего в 1,367 раза превышают средний уровень зарплаты в стране».

«Мы единственная крупная компания, которая, с пониманием относясь к государственным интересам и, как это положено, по-военному четко выполняя свои функции, выстроила правильную экономическую основу и поставила рост заработной платы в зависимость от роста производительности труда, – заявил «Гудку» старший вице-президент ОАО «РЖД» Борис Лапидус. – Такую политику мы начали проводить с 2003 года, а в 2004 году полностью вышли на этот уровень». Само правительство жесткую привязку роста зарплат к производительности труда предполагает осуществить только к 2010 году.

По данным начальника департамента планирования и бюджетирования РЖД Ильи Рящина, в 2006 году среднемесячная зар­плата работников, занятых на перевозках по сети железных дорог, составила 14763 руб. По сравнению с 2005 годом она увеличилась на 6%, а производительность труда ОАО «РЖД» возросла на 6,6%. Такой рост привел к тому, что компания с шестого места опустилась в рейтинге средних зарплат на 7 – 8-ю позицию. Интересно, что в прошлом году на шахтах Кузбасса волевым решением администрации области зарплата была повышена на 30%, и она превысила 15 тыс. руб. Получается, что железнодорожники фактически дотируют зарплаты угольщикам, перевозя топливо себе в убыток.

Руководство ОАО «РЖД» предлагает правительству установить жесткую привязку зарплаты к производительности труда. Кроме того, необходимо вернуться к оправданному коэффициенту соотношения зарплат в отрасли и по стране, который существует на Западе и был во времена Советского Союза. Для этого РЖД необходимо дополнительно порядка 25 млрд руб., и, по словам Владимира Якунина, на уровне рабочей группы в МЭРТ есть понимание, что это необходимо сделать. Тем не менее министерство дает менее 6 млрд.

Как сообщили «Гудку» в пресс-службе МЭРТ, общая позиция ведомства такова, что зарплаты должны расти с учетом производительности труда и уровня инфляции. Поскольку в последнее время уровень инфляции был довольно высок, в естественных монополиях возможен более быстрый рост зарплат, чтобы компенсировать повышение цен. На это и должны пойти эти 6 млрд.

Со своей стороны, чтобы поддержать конкурентоспособность зарплаты железнодорожников, руководство ОАО «РЖД» предлагает предоставить компании право направлять на дополнительное увеличение фонда оплаты труда средства, полученные за счет сверхплановых объемов перевозок и повышения их доходности. Такая мера не должна отразиться на инфляции, поскольку это будут заработанные средства, а не полученные за счет повышения тарифа на перевозки.

Елена ПОПОВА