07 декабря 2021 06:04

Пропарщик милостью божией

Победитель соревнования «Лучший по профессии» за 2006 год – промывальщик-пропарщик цистерн ППС Татьянка Приволжской железной дороги Владимир Александрович Олейников. На железную дорогу он попал не случайно – по признанию самого Олейникова, в промывальщики его позвал не кто-нибудь, а сам Господь Бог.


Бог всегда прав

Промывочно-пропарочная станция Татьянка относится к вагонному депо им. Максима Горького. Находится она в черте города Волгограда.

Эта самая черта растянулась вдоль Волги на 90 км. Из одного конца города в другой добираться приходится часами. По дороге на ППС мне встретился Артур Володкявичус. Оказалось, работает вместе с Олейниковым промывщиком-пропарщиком цистерн. Он-то и взялся проводить меня до места.

– Сейчас еще не сильно дует, – объяснил Артур, щурясь от ветра, – а вот недели через две так дуть начнет! Иногда я по два часа с места сдвинуться не могу – поворачиваюсь боком к ветру и благодаря этому мне удается устоять на месте. Иначе бы вообще унесло.

Артур приехал в Волгоград из Вильнюса 10 лет назад. В Вильнюсе работал учителем в элитном колледже, зарабатывал прилично, а вот жену притесняли – она у Володкявичуса русская. Теперь жена работает в банке, а Артур – пропарщиком цистерн.

– Учителем не пошел – платят копейки, да и дети сейчас такие, что уж лучше на ветру цистерны мыть.

Володкявичус – единственный на всю ППС католик. Главным предметом его теологических дискуссий с Олейниковым является Божья кара. По мнению Артура, Бог иногда ошибается – наказывает слишком жестоко и вообще не тех, кого нужно.

Олейников же считает, что Бог во всем всегда прав. И если дает человеку испытания, то не просто так. Его, Владимира Олейникова, Бог долго водил по всему свету, забрасывал то в Мурманск, то в Рио-де-Жанейро, пока не указал истинный путь.


Бывший «морской волк»

С Божьей помощью мы, наконец, добрались до ППС, преодолев ураганный ветер, заросли камышей и злобного охранника возле ворот.

Сидевшего в углу передовика производства я заметила сразу.

Жизнь Владимира – трудный путь к истинной вере.

– Родился я в поселке Садовом под Волгоградом. Отец работал здесь же, на пропарке. Мать – уборщицей на нефтебазе. Идти работать на железную дорогу и не думал – окончил гидромелиоративный техникум, отслужил в армии и уехал в Мурманск. Хотел мир посмотреть, а заодно и денег заработать.

Десять лет был в матросах – обошел всю Скандинавию, Южную Америку. Месяц жил в Рио-де-Жанейро. Женился, сын у меня родился.

В 1992 году началась инфляция – мы уходили в море на полгода, а когда возвращались, зарплату выплачивали по старым расценкам.

Я вернулся в Волгоград, пытался на работу устроиться. Два года шатался неприкаянным. Семья проела все деньги, заработанные в море. Отец умер, жена ушла. Я отчаялся, начал пить. Долго не мог смириться со своей участью – раньше считал себя «морским волком», гордился. А тут вдруг в одночасье все потерял, работы нет, семьи нет, и стремиться не к чему.

Только мать продолжала в меня верить, каждый день ходила в церковь просить за меня у Господа.

И вот однажды, когда я совсем уже руки опустил, вдруг услышал голос: «Иди в храм, молись – и спасешься».

С этого дня началась моя вторая жизнь. Я стал жить по церковному уставу, и с тех пор стоило мне только обратиться к Богу – я всегда получал от него помощь.

Первым делом Владимир попросил у Бога работу. И уже на следующий день его взяли на ППС.

– Желающих сюда устроиться было много. Но на станции помнили моего отца, поэтому приняли на работу – вначале на временную. Я был невероятно счастлив – до этого мне хлеба не на что было купить. Через полтора года мне снова повезло – освободилось место клапанщика, и меня перевели теперь уже на штатную работу.

В 1998 году сократили клапанщиков – их работу стали делать промывальщики. Я в промывальщики перешел. С тех пор и работаю на битумной эстакаде.


Отодрать подметки

Почему его признали лучшим, Владимир Олейников сам не знает.

– Очень удивился, когда начальство мне об этом сказало. У нас все промывальщики хорошо работают, все достойны.

За что же все-таки наградили Олейникова, я решила узнать у сменного мастера Станислава Преображенского.

– То, что якобы его награждать было не за что, так это он скромничает, – уверил меня Станислав. – Олейников целеустремленный, ответственный работник.
– А еще он на работе не пьет! – добавил мужчина в кепке.

– Ну ты прям скажешь тоже! – одернул его Преображенский. – У нас на работе все не пьют.
– А Олейников и после работы не пьет! – парировал мужчина в кепке. – И потом дело не в количестве, а в качестве.

– Работать с каждым годом становится все труднее: растет количество частных вагонов, – рассказывает Владимир. – А их хозяева предъявляют нам высокие требования. Тщательно следят, чтобы цистерна была чистая и внутри нее ничего не валялось.

Например, промывальщик полез внутрь цистерны и случайно ступеньку у лестницы отломил. Раньше цистерна с этой ступенькой внутри могла еще долго ездить, а теперь на нефтебазе ее сразу заметят и цистерну нам обратно пришлют.

В то, что когда-нибудь труд промывальщика заменит машина, Владимир не верит:
– На участке, где моют цистерны из-под нефти, такое еще может быть. А у нас битум – его сколько ни распаривай, он все равно весь не вытечет, надо лезть внутрь цистерны и лопатой выгребать. Тут ничего автоматизировать не получится: как был сто лет назад ручной труд, так есть и будет.

А вот спецодежда стала прочнее, удобнее. И выдают ее в положенный срок, не то что в 90-х. Одно плохо – одежда пачкается быстро. Один раз в вагон залез, и уже впору стирать.

Пришло время приступать к работе. Пропарщик начал переодеваться.

– Вам подметки на свежем асфальте никогда оставлять не приходилось? – спросил меня напарник Владимира Григорий Бурыкин. – Мы к цистерне изнутри каждый раз приклеиваемся. Еле ноги отдираем. А иногда так прилипнешь, что без сапог приходится вылезать, в одних носках. Согласно распорядку одежду через каждые три смены отдаем стирать. От сапог мазут сам откалывается, если зима.

– А если лето?
– Если лето, тоже откалывается. Только попозже – когда наступает зима.

А вы откуда? Из Москвы? – неожиданно обратился ко мне Григорий. – Приходите в августе на Даниловский рынок, я там каждый год полтора месяца помидорами торгую. И так с 1983 года. Нам за вредность молоко дают – три литра в неделю и путевку в санаторий. Только в санаторий никто не ездит. Все помидоры на огороде сажают, а потом в Москву везут.

– Конкуренты не прогоняют?
– Кто же нас прогонит? Уже каждая собака в Москве знает.

Я попросила Григория сказать об Олейникове несколько теплых слов.

– Человек безотказный, что начальство велит, все делает. Недавно оно велело ему деревья попилить. Через день приходим, смотрим: стоят вместо наших деревьев одни рогатульки. То есть человек в свой выходной своим же собственным средством производства, то есть пилой, испоганил нам тут все деревья.

Григорий повел меня осматривать рогатульки.
– По всему Волгограду в этом году такая мода. У вас в Москве, например, модно лампочки на деревья вешать, а у нас – деревья уродовать, – объяснил Григорий инициативу руководства.

Олейников сидел грустный, опустив глаза в пол. Ему, наверно, за рогатульки стало стыдно.
– Вы не представляете, какой это опасный человек! – показал на него Володкявичус. – Ему начальство как что скажет делать, так все! Начнет и не остановится. Никакой управы на него нет.


Галоша вместо шубы

Подошли цистерны, и пропарщики начали работать: вначале открывали нижний люк и сливали мазут, затем вставляли в цистерну шланг с горячим паром. Собственно, именно этот процесс и называется пропаркой. После один из рабочих лез в цистерну, а второй страховал его сверху.

Бывали случаи, когда находящийся в цистерне пропарщик угорал до потери сознания, и тогда напарник вытаскивал его. Олейникову спасать человеческую жизнь пока не доводилось. Зато однажды он спас собачку.

Щенок упал в лоток с мазутом. Олейников вытащил его и отмыл. Собаку прозвали Чумой – такая она была грязная.

– Сейчас битумный лоток мы сверху прикрываем, – пояснил Григорий. – А раньше туда чего только не падало! Три стрекозы сразу утонули, ондатру и птичку успели спасти. Птичку почистили соляркой, а ондатра начала кусаться. Пришлось ее прямо мазутную на волю выпустить. У нее вся шуба склеилась наподобие галоши. Обалдев, она несколько дней вон там сидела, возле воды, с выпученными глазами. Не знаю, что потом с ней стало, думаю, сдохла.

Собака Чума в прошлом году родила пятерых щенят – четверых застрелили, а пятого спас литовец, забрав к себе домой.

– Он огромный вырос, – рассказал Володкявичус. – И чистый-чистый.

Сейчас из «домашних питомцев» на ППС осталась только виноградная лоза – ее вырастили как укрытие от солнца. Есть ягоды категорически запрещено, считается, что на них оседают вредные мазутные пары. Но пропарщики виноград все равно едят, когда никто не видит.

Дети промывальщиков идти сюда работать не хотят. Например, сын Олейникова учится в индустриальном техникуме на автомеханика. Впрочем, «разве может он сейчас что-то понимать», сомневается Владимир.

– В 18 лет человек еще не может знать, какая ему работа по душе. Придет время, и жизнь сама расставит все на свои места.

Аделаида СИГИДА,
спец. корр. «Гудка»
ст. Татьянка

Листая страницы истории



23 февраля 1921 г.
    28 мая 1920 года Врид Народного Комиссара путей сообщения Лев Троцкий в «Известиях» опубликовал приказ об издании в Москве уже ежедневной газеты железнодорожников и водников «Гудок»:
    «Газета «Гудок» должна быть верным отражением состояния транспорта, его прорех, недочетов, болезней, равно как и его успехов и завоеваний.
    Сделать газету надежным и могущественным орудием в борьбе за возрождение транспорта могут только транспортные рабочие и работницы, прежде всего в лице своих наиболее сознательных и энергичных элементов».


Тов. Троцкий о польском ультиматуме
23 сентября 1921 г.
    На пленуме Московского Совета 20 сентября т. Троцкий, коснувшись наших взаимоотношений с Польшей, отметил, что в Польше, с одной стороны, небольшая авантюристская часть мелкобуржуазных шовинистов хочет войны с Советской Россией и с другой стороны – крупная помещичья и промышленная буржуазия, в погоне за властью, готова купить ее тоже ценой войны.

    3 сентября французское правительство в ошибочном расчете на нашу слабость (по причинам неурожая и голода) приказало польскому правительству предъявить нам ультиматум, обещая свою помощь в случае нашего неподчинения.

    И после ультиматума наше правительство стремится к мирному улаживанию конфликта, но ликвидировать его можно только путем переговоров и взаимных уступок.

    «Мы не находимся, – закончил т. Троцкий, – по отношению к Польше и ее правительству в такой зависимости, в какой польское правительство находится по отношению к Франции. Если обнаглевшая, зарвавшаяся, жадная парижская биржа пытается нагло диктовать свою волю народам польскому и румынскому, то мы, несмотря на голод и трудности, все-таки не теряем хладнокровия даже при виде дерзкого ультиматума. И мы говорим польской буржуазии: призовите кого-то к порядку, – и говорим польским рабочим, что если польской буржуазии не удастся призвать авантюристов к порядку, то у рабочих и крестьян Польши стоит задача призвать к порядку польскую буржуазию и заставить ее сделать то, что от нее требуется».

    Досье
      Лев Давидович Троцкий (Бронштейн) родился в 1879г. Социал-демократ с 1897г. В 1905 г. – заместитель председателя петербургского Совета рабочих депутатов. Летом 1917 г. вошел в партию большевиков. После Октябрьской революции – нарком иностранных дел, нарком по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета Республики, член Политбюро ЦК РКП(б) и член Исполкома Коминтерна. В 1920 г. короткое время был народным комиссаром путей сообщения. Убит в 1940 г. в Мексике агентом НКВД.


28 ноября 1920 г.



От редакции
№ 3 – 4 март – апрель 1919 г.
    Редакция журнала «Гудок» просит тов. железнодорожников, а в особенности товарищей, активно работающих в организациях Производственного Союза, присылать материал о жизни ж.-д. рабочих и служащих на местах, о текущих нуждах и запросах тов. железнодорожников. Формой изложения Редакция просит не стесняться.


Добьемся же мира! Красная армия добила Деникина
9 сентября 1920 г.
    Английское правительство поспешно переправило этого «героя» в Лондон. За верную службу буржуазному карману дало пенсию – 5.000 руб. в месяц. Место Деникина занял Врангель.
    Лорды запели:
    – Если советское правительство не занимается людоедством, оно должно пощадить бедняжек. Объявить им прощение за их заблуждения, – а они больше воевать не станут.
    – Если же вы не послушаете наших советов, мы с вами торговать не станем, мирных переговоров вести не хотим.
    Крымских разбойников оставили в покое, пусть ликвидируются.
    На нас насели паны. Красная армия задала панам трепку. Лорды зашумели:
    – Если вы не сохраните независимости Польши, мы отказываемся от мирно-торговых переговоров с вами!
    Лорды разговаривали с нами о торговле, а самые модные английские товары – пушки, амуниция, снаряды, аэропланы – переправляли Врангелю и панам.


На борьбу со шляхтой. Аскеры на фронт
19 июня 1920 г.
    В Баку на митинге Н-ского конного полка выступавшие с речами аскеры заявляли: «Мы видим, что власти панов и беков положен конец, что советская власть есть действительно власть трудящихся и бедноты. За эту власть мы прольем свою кровь». Принятая аскерами резолюция выражает готовность по первому требованию выступить на западный фронт для защиты советской власти.


Пахнет чем-то другим
28 января 1921 г.
    Помощник нач. ст. Алферово т. Петров в ответ на заметку «Керосиновые духи» («Гудок» №197) сообщает, что начальником ст. Алферово состоит т. Кузнецов, в ведении которого и находятся керосин, инвентарь и всякий материал, и что он, Петров, никакого отношения к хранению и расходованию их не имеет.
    Таким образом, жена тов. Петрова шикует на другие доходы.


Правда ли?
6 мая 1921 г.
    Нам пишут о возмутительном порядке, практикующемся на ст. Москва Московско-Курской жел. дор.
    Безбилетные пассажиры, провинившиеся служащие попадают в особый барак для арестованных – и мужчины, и женщины. Там происходят, по выражению автора письма, «всяческие охальства».
    «Какая женщина там ни была, неукушенной не вышла».
    Правда ли это?


Похороны тов. Свистуновой
19 января 1921 г.
    12 января состоялись похороны честной работницы коммунарки тов. Свистуновой, которая умерла, как самоотверженный боец на трудовом фронте – на экстренном субботнике, назначенном 5 января для очистки тракционных путей у верхнего депо Николаевской жел. дороги.