24 октября 2021 15:52

Политбюро

В ближайшие дни Госдума займется реформированием Совета Федерации (СФ). Ей предстоит рассмотреть в первом чтении законопроект, согласно которому сенаторы будут не назначаться, а избираться населением регионов. По словам председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству Владимира Плигина, законопроект, который внесли в парламент депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга, сейчас активно обсуждается с регионами: «Мы к нему подходим очень внимательно и оценим каждый штрих». Совет Федерации – самый, наверное, многострадальный из органов российской власти. Он реформируется постоянно, избранные сенаторы сменяют назначаемых и обратно. Первый созыв СФ был избран, а второй – сформирован из назначенных президентом губернаторов. Затем глав администраций у нас стали избирать, а значит, и СФ снова стал избранным, но в начале нового века руководителей региональной законодательной и исполнительной власти из верхней палаты вывели и заменили их представителями.

Перспективы у нового законопроекта, скорее всего, неважные. Спикер Госдумы Борис Грызлов сразу же заявил, что «Единая Россия» будет опираться на оценку, которую документу даст председатель Совета Федерации Сергей Миронов. А тот уже назвал законопроект сырым и бесперспективным. Однако признал, что в дальнейшем реформировать СФ необходимо, и подчеркнул: «Я и сам многие годы выступаю за выборность членов верхней палаты».

Что стоит за питерским законопроектом, появившимся, как яичко к Христову дню, в канун выборов? Какой должна быть верхняя палата и должна ли она быть вообще? Об этом спорят эксперты «Гудка».

СовФед в интересном положении

«Когда губернаторы не избираются населением, прямые выборы в Совет Федерации представителей регионов будут нести опасную асимметрию», – считает председатель комиссии Совета Федерации по методологии реализации конституционных полномочий сенатор Геннадий Бурбулис.

– Геннадий Эдуардович, не кажется ли вам, что Совет Федерации в нынешнем виде себя дискредитировал? Сенаторов одного за другим обвиняют в тяжких уголовных преступлениях, общество, по данным социологов, считает верхнюю палату парламента закрытым клубом лоббистов, оторванных от жизни простых россиян. Сколько еще можно не замечать эти факты?
– Я думаю, что усилившиеся в последнее время разговоры о реформировании Совета Федерации – тема сугубо конъюнктурная. Что случилось? Разве Совет Федерации не справляется с задачами, возложенными на него Конституцией? Отношение населения к Совету Федерации, уровень доверия такие же, как к Госдуме, правительству. По большому счету, народ вообще не делает различий между парламентом и правительством. Нас считают единой и, к сожалению, отчужденной силой. Люди говорят: «Это вы, власть, не можете обеспечить стабильность, благосостояние, и мы от вас страдаем». Я надеюсь, что начавшаяся дискуссия вокруг Совета Федерации пойдет на пользу, сделает нашу деятельность более прозрачной, поможет гражданам понять и особую значимость, и уникальную миссию верхней палаты, которая замалчивается.

– Может, прямые выборы сенаторов сразу бы сделали Совет Федерации близким к народу, а законы – более эффективными и отвечающими интересам общества?
– В идеале я тоже сторонник прямых выборов органов власти. Но при этом я понимаю, что выборы – не панацея, известно немало случаев, когда выбирали абсолютно бездарных депутатов и случайных губернаторов. Прямые выборы населением членов Совета Федерации вполне возможны. Но не как самоцель, а как системная, правовая и политическая концепция. В России были прямые выборы в Совет Федерации, когда губернаторов тоже выбирали. Сегодня губернаторов утверждает местный законодательный орган власти по представлению президента. Пока губернаторы населением не избираются, прямые выборы кого бы то ни было, в том числе членов Совета Федерации, будут нести опасную асимметрию. Посмотрите на конфликты губернаторов и избранных мэров – масса примеров, когда друзья и соратники чуть ли не на второй день выборов превращались в непримиримых противников. Нынешняя система формирования Совета Федерации сбалансированна, логична и легитимна. Проходят прямые выборы в Законодательное собрание области, края, республики, соблюдено представительство интересов разных социальных и возрастных групп. Эти депутаты утверждают губернатора и делегируют представителя в Совет Федерации отстаивать интересы населения региона.

– Неужели осевшие в Совете Федерации бизнесмены-миллионеры, получив сенаторскую неприкосновенность, будут радеть о народных зарплатах и пенсиях?
– Это легенды, будто в Совфед идет кто попало. Ни один губернатор, а тем более законодательный орган не назначит своего представителя, не согласовав кандидатуру в Москве.

– С кем?
– С администрацией президента, с теми органами исполнительной власти, которые в большей степени связаны с жизнедеятельностью того или иного субъекта. Согласуют с точки зрения его компетентности, его способности представлять эффективно субъект. Представлять, что люди ниоткуда появляются, неправильно. Разве кто-то может привести безумную статистику, что в сенате две трети никчемных людей? Что коррупции в Совете Федерации больше, чем в других органах федеральной и местной власти? Конечно, позор для парламента, когда сенатор оказывается виновным в крупных махинациях. Но ведь все известные случаи не были связаны с их работой в Совете Федерации.

– Сенаторы инициируют лишь 7% законов. Заседания СФ – дважды в месяц. На этом основании некоторые политологи и депутаты Госдумы обвиняют сенаторов в бездействии, предлагают упразднить неэффективную верхнюю палату парламента и передать ее функции нижней.
– Во-первых, по нашей Конституции Совет Федерации – единственный орган постоянного непрерывного действия. Такое уникальное конституционное положение нашей палаты гарантирует национальную безопасность, государственную целостность и стабильность управления. Госдума может быть распущена. Правительство можно отправить в отставку. Президенту может быть объявлен импичмент. Представьте гипотетическую ситуацию, что все три названные ветви власти окажутся не у дел. Как сохранить легитимное управление государством? Эту миссию должен выполнить постоянно действующий Совет Федерации. Вторая наша уникальная роль – быть правовым фильтром. Дума – орган партийный. К партиям у общества нет вообще никакого доверия. А в Совете Федерации по регламенту партийные фракции запрещены. Потому что сенаторы должны защищать интересы всего населения своего региона и гармонизировать их с насущными общефедеральными задачами.

Беседовала Елена ПЕСТРУХИНА



В палату придут «любимые жены»

По сравнению с Госдумой Совет Федерации – это не верхняя палата парламента, а второстепенная. И она будет такой до тех пор, пока сенаторов не начнут всенародно избирать, считает член генерального совета «Единой России», депутат Госдумы РФ Константин Затулин.

– На постсоветском пространстве, да и вообще в мире немало стран с однопалатными парламентами. А так ли уж необходима в России верхняя палата – Совет Федерации (СФ)?
– Однопалатные парламенты, как правило, существуют в странах с унитарной структурой, мононациональных. Но для того, чтобы были представлены интересы жителей разных территорий, они формируются по смешанной системе: присутствуют избранные по партийным спискам и одномандатным округам. А федеративные государства, например США или ФРГ, имеют две палаты. Одна из них – это палата земель, в которой каждому региону предоставляется равное количество голосов, независимо от численности проживающего там населения. Она, кстати, в некоторых странах считается верхней, а в других – нижней. Россия – федеративное государство, к тому же в Госдуме V созыва мажоритариев уже не будет, то есть палата регионов станет еще более востребованной. Вопрос лишь в том, справится ли она со своей ролью?

– А насколько успешно СФ представляет интересы субъектов Федерации сегодня?
– После того как из палаты «изъяли» руководителей регионов, эта функция в значительной степени утрачена. Авторитет нынешних сенаторов несопоставим с весом, который имели сенаторы-губернаторы. Но главное – многие из обитателей здания на Большой Дмитровке туманно представляют регион, который их сюда делегировал. А некоторые не знают его вообще да и не были там никогда. Конечно, часть сенаторов пытаются соответствовать своему предназначению. Людмила Нарусова очень старается выглядеть хорошо в глазах жителей Тувы, но все-таки знает о них больше понаслышке. А множество скандалов, которые связаны с бизнесменами, заполучившими сенаторские корочки, говорит о том, что некоторые члены Совфеда даже и не пытаются сохранить лицо. Современная система назначения в СФ страдает очень серьезными изъянами.

– Может быть, проблема решается просто: нужно предусмотреть законом, что сенатором должен быть человек, проживающий на территории, которую представляет в СФ?
– Это один из возможных вариантов, но тоже не панацея. Назначение в органы власти – это всегда почва для коррупции. Коррупция, конечно, есть и в ходе избирательного процесса, но там все-таки выбор остается за населением. И главное – на представителя региона, поддержанного избирателем, федеральная власть может положиться в критических ситуациях. А на назначенного, каким бы порядочным он ни был, – нет. Нельзя на него положиться в одном, но очень важном вопросе: послушают ли его люди?

– То есть вы уверены, что сенаторов надо избирать?
– Если бы это было так просто! После изменения порядка назначения губернаторов всенародное избрание сенаторов может привести к непредсказуемым последствиям. Легитимность сенатора окажется выше, чем у назначаемого губернатора. Представитель региона в СФ может стать более влиятельным и популярным. Чтобы этого не допустить, губернаторы начнут делать все от них зависящее, лишь бы представителями территории в СФ становились люди, не склонные бросить им вызов. К выборам постараются допустить только лично преданных, родных или недостаточно способных.
Но возвращаться к выборности необходимо. Многие считают, что всеобщая назначаемость улучшает управление страной. Я уверен в обратном. Эта система создает вакуум, пустоту во взаимоотношениях власти и народа. А выборность наводит мостик, повышает взаимопонимание и стабильность в обществе. При условии, конечно, что в стране существуют цивилизованные правила политического процесса, а кандидаты – ответственные люди. К тому же парламент по определению – выборный орган. Это нонсенс, когда ветвь власти, которая называется палатой парламента, не избирается, а назначается.

– Когда из Совфеда убирали губернаторов, говорили, что палата станет более профессиональной. Это произошло?
– Ну не смешите! Она стала более послушной. Более скорой в решениях – это действительно так, ведь за нее теперь думают другие. Сенаторам предлагается множество готовых решений, а они их безотлагательно одобряют и утверждают. Но эти решения не всегда бывают продуманными. Для того и нужна палата земель, чтобы взвесить еще раз, заметить «узкие места», просчитать, а не навредит ли закон твоему региону, соседнему. Принцип разделения властей в том и состоит, чтобы в парламенте происходили дискуссии. Он должен искать истину, а в случае необходимости – оппонировать исполнительной власти.

– Кстати, о разделении власти. Полномочия спикера Совфеда многие считают избыточными, вы согласны?
– Конечно. Этот перекос в пользу спикера СФ был заложен еще во времена президента Ельцина, когда председателя палаты регионов стали считать третьим лицом в государстве. А с какой стати, собственно? Ведь СФ назвали «верхней палатой» не потому, что она важнее ГД. Она верхняя только с точки зрения формального маршрута движения законопроектов. Документооборот идет, как дерево растет – от корня к кроне. А если начать трактовать слова «верхняя» и «нижняя», как «главная» и «второстепенная», то получится, что в российской законотворческой деятельности самым незначительным звеном является президент. Ведь он от своего имени вносит законопроекты «снизу»: сначала в Государственную думу, потом они уходят на утверждение в СФ. Но президент же не низшая из ветвей власти? Поэтому я не склонен злоупотреблять понятиями «верхняя» и «нижняя».

– Законодательное собрание Санкт-Петербурга предложило законопроект об избираемости сенаторов. Не кажется ли он вам половинчатым?
– Согласно их задумке жителям региона предложат выбирать, но только из тех, кого уже выбрал и предложил губернатор. Иными словами, народному жюри доверено выдать «приз зрительских симпатий», определить самую красивую из любимых жен большого начальника. Тем не менее появление законопроекта – хороший знак. Это говорит о том, что те, кто несколько лет назад кроил и перекраивал полномочия в сфере представительных органов, стали ощущать неловкость от того, что граждане не могут разобраться, кто же представляет их интересы там, наверху? Конечно, этот законопроект – лишь попытка заострить внимание на проблеме Совфеда. Я думаю, что вопросы комплектования СФ будут решаться более глубоко, но только после череды федеральных выборов.

Беседовал Михаил ЗУБОВ

Противостояния законодателей не будет

России нужен двухпалатный парламент, но при этом сенаторы должны выбираться напрямую гражданами, уверен ведущий аналитик Центра политических технологий Сергей Михеев.

– Сергей Александрович, какая схема работы Совета Федерации эффективнее: сегодняшняя или старая, при которой Совфед формировался из губернаторов?
– Все зависит от того, что мы называем эффективностью. Можно оценивать работу власти как таковой, функционирование государственной машины, а вот как оценить работу Совета Федерации в отдельности, я, честно говоря, не знаю. В целом же мне больше нравится нынешняя схема, а не «губернаторская». Совет Федерации не должен быть клубом губернаторов, тем более в ситуации, когда их уже не избирают прямым голосованием. Формировать Совфед из губернаторов-назначенцев – это нонсенс! Но при этом я думаю, что было бы разумнее избирать сенаторов. А то получается, что сегодня, когда отменены одномандатные округа, нет парламентариев, выбранных непосредственно гражданами.

– Вы сказали, что было бы лучше, если бы Совфед был выборным. Какие у такой схемы есть плюсы и минусы?
– Если бы членов Совфеда выбирали, то он состоял бы из людей, за которых голосовал непосредственно рядовой россиянин. То есть была бы прямая связь граждан с сенаторами. А сегодня таких народных представителей в парламенте нет. Сейчас простые россияне избирают членов региональных парламентов, а уж те в свою очередь избирают сенаторов в Совфед. В теории все хорошо. Но на практике несколько иначе: уже на последних выборах многие региональные парламенты формировались по партийным спискам. То есть и эту лазейку для прямого представительства регионов перекрыли. Получается, что простому человеку с его конкретными проблемами податься некуда. Никто же не пойдет к Борису Грызлову жаловаться на текущие в подъезде трубы, и Сергею Миронову – на проблемы с канализацией не пожалуешься. Это неправильная ситуация, так быть не должно. Минусы выборной системы формирования Совфеда тоже очевидны. Любые выборы можно купить. Хочется какому-то человеку попасть в парламент, он нанимает пиарщиков и покупает водку. Затем раздает ее избирателям, а те на радостях дружно голосуют за него. И вот этот человек уже в парламенте. В Думу, кстати, именно так некоторые одномандатники и попадали. Но массового распространения эта практика не имела, и я уверен, что отказываться от выборов из-за нее не стоит.

– Насколько Совфед продуктивен как законодательный орган?
– Учитывая, что и верхняя, и нижняя палаты парламента в значительной степени контролируются «Единой Россией», то обе они являются проводниками политики этой партии. Поэтому стоит говорить не о работе Совета Федерации как законодательного органа, а об успехах и неудачах «единороссов». До самого недавнего времени у Совфеда с Госдумой и Кремлем никаких расхождений не было, он всегда решал поставленные ими задачи. Изменения начались лишь после того, как затеяли игру под названием «Справедливая Россия». Но даже и теперь все размолвки между двумя партиями власти на уровне парламента – это только видимость.

– Это наводит на мысль, что Совфед в принципе не нужен. Может, без него действительно можно было бы обойтись?
– Нет, я считаю, что нужны обе палаты. Несмотря на отдельные претензии к работе Совета Федерации, он все-таки выполняет функции своеобразного фильтра, через который проходят законы, принимаемые Госдумой. То есть Совфед – это орган дополнительного контроля. Сенаторы могут выявить какие-то огрехи, которые допустили думцы. Вдобавок сегодня, когда Дума комплектуется исключительно по партийным спискам, Совфед, формируемый по принципу регионального представительства, оказывается особо значимым. Ведь различия в принципе формирования обеспечивают разный взгляд на вещи. Партийные функционеры и люди из регионов – это не одно и то же. Функционеры обязаны подчиняться партийной дисциплине, отстаивать в первую очередь интересы своей организации. А человек, делегированный в парламент каким-то регионом, печется о благе этой территориальной единицы. На практике это не всегда срабатывает, но в теории это так.

– Сегодня Госдуму контролирует «Единая Россия», а Совфед возглавляет лидер «Справедливой России». Не обернется ли такой расклад сил открытым противостоянием двух палат?
– Ситуация с «ногами власти» вышла своеобразная. «Справедливая Россия» создавалась как альтернативный вариант партии власти. Ее задача – выступать с конструктивной критикой, не расшатывать, а стабилизировать ситуацию в стране. Иначе говоря, по базовым вопросам ЕР и «эсеры» придерживаются одинаковых взглядов. Поэтому и никакого противостояния Совфеда и Госдумы не будет.
Но так схема работает в высших эшелонах власти. А вот на уровне регионов начинается совершенно другая история. Там члены «Единой России», долгие годы считавшие себя политической элитой, видят в «эсерах» настоящих конкурентов, покушающихся на их карьерные перспективы. С одной стороны, члены ЕР в регионах должны отчитываться перед руководством в Москве о своих успехах, а они могут стать более скромными, если «Справедливая Россия» развернется там в полный рост. С другой – функционеры «Единой России» привыкли к монополии на использование образа Владимира Путина. Мол, «мы с президентом». А тут появляется какая-то другая партия, заявляющая, что она тоже с президентом. В итоге, если наверху «единороссы» и «эсеры» мирно сосуществуют, то на региональном уровне ведут достаточно жесткую борьбу. Когда речь заходит о конкретных местах, конкретных карьерных возможностях, теории и партийные планы уже никого не волнуют.

Беседовал Артем КОБЗЕВ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31