05 декабря 2021 21:29

Распальцовка и кулак

Михаил Зубов, политический обозреватель газеты «Гудок»:

– Я очень рад, что 11 марта не было выборов в Москве. Потому что иначе и мне пришлось бы мучительно думать: ну кому же отдать свой голос? Боюсь, не нашел бы ответа. А графу «против всех» отменили. Из той великолепной пятерки, которая способна преодолевать 7-процентный барьер, ни одна партия не вызывает у меня отторжения или раздражения. Но и не вдохновляет. Все они неплохие парни, но какие-то одинаковые. Говорят правильные вещи, желают добра народам российским, не предлагают опасных или парадоксальных идей. Глупостей не говорят и не делают. Да вообще ничего не делают и не предлагают.

Программы у каждой партии вроде бы есть, а борьбы программ – нет. Может быть, для нашей страны действительно более органична обкатанная на протяжении семи десятилетий однопартийная система? Просто потому, что даже для одной партии толковую программу наскрести никак не удается, а уж тем более для двух, трех...

Мне порой кажется, что пятеро фаворитов – это крылья одной и той же «партии чиновников». «Единая Россия» (ЕР) – фракция элитных чиновников, а «Справедливая Россия» – фракция чиновников, которых не взяли в ЕР, то есть поступили с ними несправедливо. СПС – крыло, состоящее из тех государственных мужей, которые попеременно трудятся то в крупном бизнесе, то в аппаратах власти, а КПРФ – фракция чиновников бывших, былинных. Разве что немножко особняком стоит ЛДПР – этот своего рода клуб почитателей клоунады Жириновского.

С другой стороны, может быть, нет худа без добра? Сейчас, в преддверии федеральных выборов, эта пятерня растопырена напоказ, напоминая распальцовку нового русского. Зато после выборов она возьмет да и сожмется в кулак, воспетый еще Маяковским, который никому не даст Россию в обиду.

И все-таки у меня порой возникает ностальгия по взбалмошным девяностым. Сколько тогда было всевозможных партий, какую только чушь прекрасную не несли их лидеры! Но был спор, было интересно или хотя бы смешно.

Впрочем, до выборов в Госдуму остается еще 9 месяцев. Может быть, и выносят партии за это время какие-то свежие идеи. Может быть, родится дискуссия? А пока эксперты «Гудка» размышляют о том, чему научились партии 11 марта и насколько острой будет борьба на главных выборах года – 2 декабря.

Интрига закрутится справа

Политолог Борис Макаренко по итогам единого дня голосования взялся предсказать, какие партии пройдут в Госдуму V созыва и сколько голосов избирателей они смогут завоевать.

– Борис Игоревич, единый день голосования действительно можно считать генеральной репетицией декабрьских выборов в Госдуму, а круг соискателей уже определен и не претерпит изменений?
– Действующие лица декабрьской кампании уже известны, а все роли, включая эпизодические, розданы. Политических партий, способных хотя бы просто поучаствовать в федеральных выборах, осталось не более дюжины, и новые в ближайшее время, думаю, не появятся. Да и круг главных исполнителей – тех, кто реально может пройти в Госдуму пятого созыва, тоже близок к окончательному формированию. Для меня очевидно, что в нижнюю палату помимо «Единой России» пройдут КПРФ и ЛДПР. А единый день голосования 11 марта показал, что проект «Справедливая Россия», в который изначально мало кто верил, тоже состоялся. В Думу «актуальные левые» попадут. Единственная интрига в том, станет новый парламент четырех- или пятипартийным. Это зависит от Союза правых сил. Выступление СПС на региональных выборах оказалось очень успешным: голосов на местах собрано больше, чем предполагалось аналитиками на основании общероссийских рейтингов. Правые доказали, что как минимум жизнеспособны. Но условия, в которых они выступили 11 марта, были тепличными, поскольку за исключением пары регионов Союзу правых сил не противостояли другие партии праволиберального толка. А в декабре это вполне может случиться, и тогда СПС придется тяжелее.

– Является ли российский политический спектр полноценным, или каких-то партий в нем не хватает?
– Если либералы попадут в Госдуму, то весь электорат получит выразителей своих интересов. Для комплекта не хватает именно их. Раньше был вакуум между партией власти и партией советского прошлого. Но теперь для всех болтающихся в пространстве между ними есть «Справедливая Россия». Для тех, кто любит погорячее, существует партия Жириновского. А вот либеральный электорат, которого в России около 10%, никак не может обрести своего единого представителя. И получит его только в одном случае – если мелкие либеральные партии станут неконкурентоспособными на фоне СПС и исчезнут, а он де-факто станет монополистом. Потому что, я в этом уверен, разные либеральные партии в России никогда не смогут объединиться. В этом их главная проблема.

– Можно ли сделать прогноз о том, сколько голосов в декабре смогут собрать четыре первые партии?
– «Единая Россия» почти наверняка превзойдет результат 2003 года, то есть наберет больше 37% голосов. Она подойдет к выборам крайне серьезно, бороться будет агрессивно. В Думе четвертого созыва у этой фракции большинство, но оно обеспечено за счет депутатов, прошедших по одномандатным округам. В пятой Госдуме мажоритариев не будет, значит 2 декабря необходимо набирать более 50% голосов. Такая задача и будет поставлена, но вряд ли ее удастся решить. Думаю, 45% – это реально достижимая цифра.
Как ни странно, несмотря на появление «новых левых», показатели КПРФ и ЛДПР за последний год совершенно не изменились. На двоих эти партии могут взять 25% голосов.
Выступление «Справедливой России» сейчас прогнозировать сложно, поскольку результаты в разных регионах у нее рваные, различаются в несколько раз. Думаю, она способна получить не меньше голосов, чем в 2003 году набрали три партии, которые объединились под эгидой «эсеров». А это 15%. Но мироновцы к тому же уже успели продемонстрировать, что способны совершать экспансии. Если в элитах какого-то региона есть раскол, то «справедливые» находят слабое место и дерзко прорываются на поле «Единой России». Как это было 11 марта в Ставрополе.

– Так кто же главная жертва «эсеров», у кого они собираются в первую очередь отбирать голоса: у коммунистов или единороссов?
– «Справедливая Россия» одинаково неудобна обеим, тем более что экспансия и «воровство электората» – это не главное. Партия Сергея Миронова вклинилась между коммунистами и «единороссами» и мешает расширяться тем и другим. «Отщипнуть» электорат у КПРФ не так-то просто. Если уж стал коммунистом – то на всю жизнь. Но есть те, кто ими еще не стали. Вот ежегодно миллионы россиян выходят на пенсию – и сталкиваются с бедностью. Они могли бы пополнить традиционную партию обездоленных – КПРФ, но тут появился «пылесос» в лице «Справедливой России», который засасывает их к себе. И с другого фланга – то же самое. Есть успешный менеджер, которому в помощь нужен партийный ресурс. Раньше он пошел бы в «Единую Россию», а теперь ему говорят: «Зачем? Ведь у «единороссов» уже все «хлебные места» заняты, а у нас, «справедливых», пока еще полно вакансий и возможностей для роста».

– 11 марта «эсеры» и КПРФ по существу поделили второе-третье места. К декабрю кто-то из них вырвется вперед?
– Думаю, что шансы на единоличное второе место есть у «Справедливой России». Да, коммунисты сделали выводы из прошлых ошибок и 11 марта выступили очень удачно. Но нельзя забывать, что на региональных выборах явка всегда ниже, чем на федеральных. А при низкой активности избирателей КПРФ традиционно получает преимущество, потому что ее-то сторонники всегда ходят на выборы. Мы проводим exit polls и каждый раз видим одну и ту же картину. Утром на всех участках лидируют коммунисты. Их избиратели приходят первыми. А к вечеру КПРФ отступает тем дальше, чем больший интерес выборы вызвали у всех остальных избирателей.

– На предвыборную кампанию коммунисты потратили на порядок меньше, чем «эсэры». А если в декабре КПРФ возьмет, да и использует денежный мешок по полной программе – сможет завоевать «серебро»?
– Технология КПРФ – это непосредственная работа с избирателем. Они действительно хорошо это делают, в этом их стиль и сила. Поэтому не думаю, что дорогостоящие технологии что-то существенно добавят. Я вообще считаю, что результаты выборов не сильно зависят от денег. Скажем, от административного ресурса они зависят гораздо больше.

– Кстати, «Единая» и «Справедливая Россия» постоянно обвиняют друг друга в использовании административного ресурса. А кто из них, на ваш взгляд, «белее»?
– Административный ресурс «Единой России» несоизмеримо выше. Все влиятельные чиновники либо в этой партии, либо ей сочувствуют.

Беседовал
Михаил ЗУБОВ

Явку обеспечили пенсионеры

На мартовских выборах голосовали в основном неуверенные в собственных силах и завтрашнем дне люди, но на выборах в Госдуму ситуация может измениться, считает гендиректор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров.

– Валерий Валерьевич, что бы вы как социолог хотели отметить, говоря о прошедших выборах?
– В первую очередь то, что явка на них оказалась вполне пристойной. В среднем по стране она составила 42%. Правда, это с учетом Дагестана. А при всем моем уважении к дагестанскому избиркому я результатам из этой республики не очень доверяю. В центральных областях России явка составила в среднем около 30%. Это не много, но и не мало, особенно если учесть катастрофические ожидания некоторых экспертов. Предсказания, согласно которым отмена порога явки должна была убить интерес к выборам, не сбылись.

– Почему эти предположения оказались ложными?
– Раньше организация явки лежала на плечах региональных администраций. Избиратели к урнам не пришли, выборы не состоялись, значит, нужно проводить их повторно. А это дорого и хлопотно. А сейчас в проведении выборов заинтересованы не чиновники на местах, а сами партии. Им нужно не только чтобы явка была обеспечена, но и чтобы избиратель именно им отдал свой голос. То есть на выборах снова появилась конкуренция. Пока она не очень цивилизованная и главный ее метод – беззастенчивый популизм левого толка. Но так проще всего привлечь внимание электората и заручиться его поддержкой. Других аргументов, вроде силы политического бренда или харизматичного лидера, у наших партий нет. Поэтому им остается только кормить избирателя заверениями: «Как только мы придем к власти, наступит рай на земле». Хит прошедших выборов – обещания повысить пенсии, зарплаты, пособия. Вокруг них крутилась агитация всех партий. Это сработало, явка была обеспечена.

– За счет кого это произошло? Кто ходил голосовать?
– В основном это были люди старше 45 лет, пенсионеры. Это та часть россиян, которая либо не сумела найти себя в современном мире, либо просто не очень верит в собственные силы и ждет поддержки со стороны государства. На нее и была рассчитана предвыборная риторика и обещания повысить пенсии.

– А как же разговоры про то, что молодежь стала интересоваться политикой?
– Молодые люди интересуются политикой один раз – по достижении совершеннолетия им хочется сходить на выборы, чтобы посмотреть, что там и как происходит. Потом молодежь о политике забывает. После «цветных» революций, осуществленных при активном участии молодежи, и власть, и оппозиция запустили ряд проектов, ориентированных на молодых россиян. Самые известные из них – движения «Наши» и «Молодая гвардия». Их задача – обеспечить хоть какой-то уровень поддержки партиям среди молодежи. Удается им это пока не очень хорошо. Лидеры молодогвардейцев, правда, заявили, что в некоторых регионах они повысили явку на 1,5% за счет привлечения молодых избирателей, но я лично в это не очень верю.

– Состав и активность электората на декабрьских выборах будут такими же, как и на мартовских?
– Мы ожидаем, что явка повысится до 45%. Случится это потому, что в декабре пройдут выборы федерального масштаба. У нас граждане доверяют власти тем больше, чем дальше она от них находится. Дума от простого россиянина далека, и он полагает, что депутаты занимаются важными для всей страны делами. Поэтому избиратель относится к выборам в Госдуму довольно серьезно. Во-вторых, декабрьские выборы могут стать репетицией выборов президентских. А избрание главы государства в отличие от кампании 2004 года, когда итог был ясен заранее, таит в себе интригу. То есть выборы будут не только важными, но и интересными. Каждый захочет повлиять на то, кто станет следующим президентом России. Если партии сумеют убедить избирателя в том, что и думские выборы влияют на курс, которым пойдет страна, то явка на них возрастет.

Беседовал
Артем КОБЗЕВ

Демократия не может без скандала

Александр Вешняков, пока еще возглавляющий ЦИК РФ, считает, что в ходе альтернативных и по-настоящему демократических выборов обойтись без грязи невозможно.

– Отличительной чертой выборов 11 марта стало то, что в большинстве регионов был отменен порог явки избирателей, а в бюллетенях отсутствовал пункт «против всех». Вопреки прогнозам это не повлияло на явку негативно: в среднем она составила почти 39%. Это на 2% выше, чем на аналогичных выборах в 2006 году.

В день выборов на участках не было замечено существенных нарушений. Мелкие огрехи имели место, но, как правило, сразу же выявлялись наблюдателями и устранялись. К примеру, в ходе голосования в Московскую областную думу наблюдатели от СПС и «Справедливой России» подали в избирком письменные обращения, в которых говорилось, что на ряде участков списки избирателей не прошнурованы. Этот пробел был быстро устранен.

Что касается чистоты предвыборных кампаний, то здесь перехлесты были. В выборах участвуют живые люди, которым свойственно ошибаться. Некоторые из них, может быть, излишне нервничали. Были случаи, когда по фактам нарушения правил предвыборной агитации избирательные комиссии не только выносили предупреждения участникам избирательной кампании, но даже возбуждались уголовные дела. С одной стороны, это не украшает наши выборы, с другой – стерильной чистоты и полной тишины на выборах, если они действительно альтернативные и демократические, наверное, добиться невозможно. Но в целом нарушений 11 марта было не больше, чем в единый день голосования, который прошел в прошлом октябре.

А вот количество отказов в регистрации (их было 17) по сравнению с октябрем выросло. В одном случае ЦИК решил вопрос в пользу партии. Мы обязали Избирательную комиссию Самарской области зарегистрировать списки СПС. Остальные отказы, на наш взгляд, были обоснованными и остались в силе.

Подготовил
Михаил ПАВЛОВ


Курьез
    11 марта в Матвеевском сельсовете Целинного района Курганской области кандидату в депутаты для победы хватило двух голосов. Из 30 зарегистрированных избирателей на выборы в сельскую Думу пришел только он со своим родственником. Поскольку минимальный порог явки отменен, голосование признано состоявшимся, а депутат – набравшим 100% голосов.

Март пробудил «медведей» от спячки

«Единой России» рано почивать на лаврах: в единый день голосования партия власти получила хорошую и полезную встряску, считает политолог Максим Григорьев.

– Максим Сергеевич, что на прошедших выборах оказалось неожиданным, а что совпало с ожиданиями?
– Главная интрига выборов 11 марта – сколько получит «Справедливая Россия». Результаты остальных партий были вполне ожидаемы. В целом по 14 регионам «эсэры» набрали голосов существенно меньше, чем предполагали многие, в том числе их оппоненты. В то же время выборы продемонстрировали: при определенных условиях «Справедливая Россия» может составить жесткую конкуренцию «Единой России». Надо признать: региональные структуры единороссов в последние два-три года привыкли к комфортным условиям, когда губернаторы полностью определяют и контролируют ситуацию. Расслабились – и тут же получили крепкую встряску на Ставрополье, в Самаре, в Карелии – везде, где у партии власти не было очевидного административного преимущества. А «эсэры» действовали агрессивно и наступательно. Например, в Самаре на команду губернатора и политику «Единой России» в целом обрушились потоки такой жесткой критики, на которую не решились бы другие местные партии.

– То есть традиционная оппозиция на рожон не лезет, боится, что зачислят в экстремисты и снимут с выборов?
– «Справедливая Россия» действовала без опаски и оглядки: негативную рекламу против оппонентов выпускали официально и оплачивали из предвыборных фондов. К такой борьбе «Единая Россия» оказалась явно не готова. Для «медведей» это был мобилизующий шок.

– Больше половины избирателей не пошли голосовать. Потому что не доверяют нынешним партиям, хотят видеть другие силы?
– Я бы так не сказал. На региональных выборах явка избирателей традиционно низкая, на парламентских выборах будет больше. К тому же выборы показали: некоторые партии поменяли политическую ориентацию, появились новые игроки. Стабильную позицию занимает лишь КПРФ: что имели, то и получили вновь. Для них прошедшие выборы – ни тепло, ни холодно. СПС по ряду регионов очень активно работал, и люди могли за них голосовать. Другое дело, что СПС сейчас – уже не праволиберальная партия. У них вся избирательная кампания строилась на левых социально ориентированных лозунгах. Электорат, на который они работают, – пенсионеры и бюджетники, им СПС обещал повышение заработной платы и пенсий. Фактически в России правая партия исчезла. В итоге возникает интересная ситуация: единственная представленная на выборах правая (по западной классификации) партия – как ни странно, ЛДПР. Что по западной классификации означает правая партия? Это партия, которая ратует за сильную роль государства, за жесткую внешнюю политику, за сильную армию. Для ЛДПР с передвижением СПС влево и отсутствием иных националистических сил электоральные перспективы улучшаются. Часть протестного электората, тех, кто не готов голосовать за традиционные партии, могут привлечь «зеленые». Зато зеленого «Яблока» больше нет и, скорее всего, не будет. Как федеральная партия (для которой обязательное условие – участие в политической жизни регионов) «Яблоко» уже не существует.

– Как вам видится эта самая парламентская перспектива после весенних праймериз?
– «Справедливая Россия» возьмет не меньше 15%. Сможет ли больше – посмотрим. ЛДПР будет на уровне 8 – 10%. Коммунисты получат пример столько же. Прохождение в Госдуму СПС маловероятно. «Единая Россия» сохранит большинство на ближайших парламентских выборах: она еще будет «партией Путина», авторитет которого очень велик.

Беседовала
Елена ПЕСТРУХИНА

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31