05 декабря 2021 20:09

Елена Мартынюк: Не «птичка» вылетает, а душа

В доме № 10 по улице Большая Садовая в Москве, напротив легендарной Нехорошей квартиры № 50, где располагается Фонд гениального писателя-мистификатора Михаила Булгакова, недавно появилась квартира Хорошая. Во всяком случае, именно так теперь хочется называть квартиру № 51, куда в декабре прошлого года переместила свою студию фотохудожник Елена Мартынюк. «Гудок» побывал у Елены в гостях – за беседой о даре мироощущения через объектив незаметно пролетели три часа.

– Лена, в мире фотоискусства вы – знаменитость. У вас более двух сотен наград, в том числе фотографический «Оскар» за победу в международном конкурсе Hasselblad Super Circuit в Австрии. Вы первая и пока единственная женщина-фотограф из Восточной Европы, удостоенная этой премии. Но для зрителя не так уж и важны регалии мастера, ведь главное, что он видит. Как вы научились так смотреть на мир?
– Все самое хорошее, самое искреннее – каким бы ни было призвание – получается у человека из Любви. Та же история и со мной. Дело в том, что я выросла в семье, где придавали большое значение литературе, живописи, музыке... Благодаря этим интересам я научилась созерцать и чувствовать красоту окружающего мира. Мой дедушка очень увлекался фотографией, ребенком я, затаив дыхание, наблюдала за тем, как в свете красной лампы он священнодействует над негативами. Мне казалось, что он – чародей, а фотоаппарат– его волшебная палочка. В общем, уже в школе, классе в 4-м, у меня появился персональный аппарат «Смена 8М». Я бродила по родным одесским улочкам и на свой детский лад с азартом ловила неповторимые мгновения скоротечного бытия. Вокруг же столько сиюминутных чудес, которые необходимо увековечить! Получив среднее образование, я поступила в Одесский художественный институт, всегда любила рисовать. В то же время приобрела и «Зенит» – страсть к фотографии разгоралась все сильней. Родился сын, я начала делать фоторепортаж о его жизни. Но хроника событий – не совсем искусство, а мне, как художнику, хотелось создавать фотоаппаратом картины...
Да, именно фотоаппаратом! Хоть я и слыла лучшим акварелистом на курсе, а после института устроилась преподавателем в художественную школу, вдруг поняла, что ничего нового в изобразительном искусстве сказать не смогу... Возникло ощущение, что не кистью писать, а заниматься светописью – то есть фотографировать – вот мое истинное предназначение!

– Как же вам удалось осуществить перерождение из художника в фотохудожника?
– Конечно, все метаморфозы происходили со мной постепенно. Продолжала фотографировать природу, своих домашних... В выходные дни я приходила в класс, сдвигала мольберты, вешала фон, выставляла свет и... снимала, снимала, снимала своих многочисленных подружек и знакомых. Как-то я узнала о том, что за рубежом проводят специальные конкурсы и вернисажи, решила принимать в них участие и стала отправлять фотографии в Париж, Лондон... Вскоре мне начали давать медали, кубки. Первую награду присудили за работу, которая называлась «Ольга» – это была классическая полуобнаженная девушка, окутанная таинственным ореолом, легкой дымкой. А однажды, листая каталог «самых-самых» фотографов мира, к несказанному своему потрясению, я увидела один из собственных снимков. Подумала, ну надо же, значит, точно получается!

– После этого вы уехали из Одессы, и вот уже несколько лет входите в плеяду самых ярких и модных московских фотографов. С вами мечтают работать звезды шоу-бизнеса, политики, бизнесмены...
– Знаете, получилось так, что наступил период, когда вдруг все стало резко меняться – и в личной жизни, и в профессии. Настал этап кардинальных перемен, и я с радостью и благодарностью их приняла. Новые дороги открылись передо мной и внезапно, и очень кстати. В одну из моих заграничных поездок, во время экскурсии по монастырю, произошло удивительное знакомство с московским предпринимателем, издателем журнала. Мы подружились. Уже в Одессе, увидев мои фотографии, он буквально вцепился в меня и ошарашил предложением о переезде в Москву. Я согласилась. Сложно поверить, но специально для меня даже построили двухэтажную студию с мини-бассейном. Я могла вести подводную съемку и вообще осуществлять любую свою фотофантазию. Несмотря на различные сложности и проблемы, все это казалось сказкой. Длилась она 4 года, пока не пришел следующий период перемен. И вот сейчас я здесь, на Большой Садовой, в доме, где некогда творил мой любимый писатель Михаил Афанасьевич Булгаков.
В Москве я почувствовала свою востребованность. Со мной хотят работать, я вижу плоды своего труда. Сегодня выполнила заказ – через пару дней на мои фотографии уже вся столица смотрит! Например, недавно снимала Наташу Королеву в каких-то эксклюзивных бриллиантах – она является лицом ювелирной компании «Кристалл». Казалось, только сдала готовый материал, как рекламные растяжки уже развешаны по всей Москве.

– Как вам живется в новой фотомастерской? Известно, что Большая Садовая – место мистическое. Тем более ваша студия расположена аккурат напротив Нехорошей квартиры...
– Да уж, мистики, прямо скажем, хватает. Но если не вспоминать о декабрьском инциденте, то, по большому счету, мистика эта позитивная. Это перед Новым годом случилось. Один из жильцов, очень скандальный и, судя по всему, неадекватный тип, третирующий весь дом разными бредовыми выходками, пока никого не было, взломал замки в квартире и всех ее помещениях и стал выбрасывать из окна вещи! Пострадала не только моя мастерская, но и другие организации. Автомобиль, стоявший во дворе и принявший на себя основной «удар», был настолько искорежен, что не поддавался восстановлению! Сейчас я уже оправилась от шока, но когда наблюдала за тем, как о землю бьются мои работы в рамах, фотоаппараты, компьютер, – пережила настоящий стресс. Слава Богу, я тогда еще не все успела перевезти, в том числе и диски с файлами, иначе бы просто этого психа задушила. Мы, конечно, вызвали милицию, но гражданин Морозов оказался хитрецом и заранее позвонил в «Скорую помощь», поэтому его забрали в больницу, а не в отделение.

– Просто жуть. Давайте скорее переключимся на приятное. Лена, как и у всякого одаренного человека – да что там, как у всякого гения! – у вас наверняка есть свой уникальный взгляд на природу вещей...
– Пожалуй... Наверное, по своей натуре я не только внимательный созерцатель, но и этакий философ-оптимист. Свойства моего мироощущения позволяют менее болезненно реагировать на проблемы и чаще улыбаться. Делаешь на что-то ставки, что-то пытаешься предугадать, порой ошибаешься, расстраиваешься, грустишь, впадаешь в отчаяние... Но вместе с тем, поскольку остаешься ироничным «себя-наблюдателем» вне зависимости от того, как складываются обстоятельства, можешь сказать «стоп!» всем своим крайностям и спокойно отнестись к любым поворотам жизненных маршрутов. Грядущее обязательно оказывается более увлекательным, чем предполагаешь. Жизнь – ведь это самое потрясающее кино, какое только можно придумать! И кино это полно сюрпризов. Человек, будь же готов к ним! Такова моя философия. Такова и моя ФОТОсофия, которую я стараюсь отобразить в своих работах.

– В чем залог фотографической удачи, что помогает мастеру сделать так, чтобы кадр получился незабываемым, цепляющим, неповторимым?
– Секрет заключается в том, чтобы «насытить», пропитать фотографию своей любовью, энергетикой, творческим жаром... Все это составляющие единого понятия, имя которому ДУХ. Это не пустые слова. Без искреннего наполнения своего дела душевным теплом ничего стоящего не выйдет. Собственно, это касается любого занятия. Известный драматург и эзотерик Густав Майринк в уста одного из своих героев вложил такую фразу: «Сколь бы скромным ни было ремесло, ты можешь облагородить его, вложив в него душу!» Замечательно сказано. И я очень в это верю. В фотографии нельзя полагаться на одни лишь технические средства и «наметанный зоркий глаз». Фотография – это вдохновение, мечта, полет. Здесь обязательно присутствует БОЖЕСТВЕННОЕ начало! Когда срабатывает затвор – вовсе не «птичка» вылетает. Это на миг концентрируется дух происходящего действа, он стремится освятить и осветить все вокруг себя своей благодатью, чтобы остаться запечатленным и преисполнять радостью сердца зрителей. Поэтому для меня каждая фотография – прежде всего Душа. Душа момента.

Беседовала
Мария КОЧНЕВА


Справка «Гудка»
    Заслуженный фотохудожник Международной федерации фотоискусства, EFIAP , обладатель более 150 золотых, серебряных и бронзовых медалей, Гран-при и других наград, полученных на крупнейших международных выставках Англии, Франции, Италии, Испании, Австрии и других стран. Лондонский фотографический ежегодник Yearbook в 2000 году признал Елену Мартынюк в пятерке самых интересных фотохудожников мира. Популярные актеры, режиссеры, музыканты, художники и даже политики попадают в объектив Елены Мартынюк: Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Михаил Боярский, Роман Виктюк, Валерий Леонтьев, Алсу, Никас Сафронов, Владимир Жириновский. Сейчас Елена Мартынюк участвует в художественных проектах Булгаковского дома.

Начало маскарада

Объявлены номинанты российской театральной премии «Золотая маска».

III Всероссийский театральный фестиваль «Золотая маска» пройдет в Москве с 28 марта по 14 апреля. Национальная театральная премия «Золотая маска», вручаемая по итогам фестиваля, учреждена в 1994 году Союзом театральных деятелей России как профессиональная премия за лучшие работы сезона во всех видах театрального искусства. Церемония награждения победителей состоится 14 апреля на сцене Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, не так давно роскошно отремонтированного и восстановленного после двух жестоких пожаров. А пока уже многие спектакли-номинанты можно смотреть прямо по месту постоянной «прописки».

Еще до начала фестиваля стали известны имена лауреатов «Золотой маски» «За честь и достоинство» – балерины Марины Тимофеевой, танцевавшей еще для Сталина и учившей балету Нину Ананиашвили и Николая Цискаридзе, и артиста Владимира Гуляева Коми-Пермяцкого драмтеатра имени Горького города Кудымкара – единственной профессиональной труппы в автономных округах России. Лауреатом «Золотой маски»-2007 «За поддержку театрального искусства России» стал губернатор Ростовской области Владимир Чуб, поддерживающий 8 профессиональных театров, 120 самодеятельных и проводящий региональную политику поддержки театра через фестивали.


Какая драма!

«Золотая маска»-2007 обещает битву титанов, причем порой титанам придется бороться с собой. Так, в номинации «Драматический спектакль большой формы» представлен спектакль Сергея Женовача – «Мнимый больной» Мольера, поставленный в Малом театре, а в номинации «Драматический спектакль малой формы» – семейная хроника Лескова «Захудалый род», сделанная Женовачом на молодых и беспримерно талантливых артистов его «Студии театрального искусства», открывшейся в прошлом году по следам гитисовского выпуска. Каждый актер студии – жемчужина таланта, но в «Захудалом роде» особенно прозвучали голоса Марии Шашловой в роли княгини Варвары Никаноровны Протозановой и сельского учителя Червева в исполнении Сергея Аброскина, нового Смоктуновского наших дней – такова его актерская повадка и энергетика. Аброскина можно будет уже в этом году увидеть на киноэкране в роли Башмачкина нулевых годов: рекламный режиссер Сергей Осипьян, снявший рекламу «Марса», «Баунти» и «Кока-колы», заканчивает съемки комедии об обществе потребления «Парни с Марса» с Аброскиным в главной роли.

Главный режиссер «Табакерки» Миндаугас Карбаускис представлен в «большой форме» «Похождением» по «Мертвым душам» Гоголя, в «малой форме» – «Рассказом о семи повешенных» Леонида Андреева. Переименовав «Мертвые души» в «Похождение», Карбаускис словно снял с себя обязательства серьезности, проработки гоголевских типажей и характеров, тяжкой необходимости причаститься гоголевской фантасмагории. Выбрав внешне легкий, какой-то даже сумасбродный путь к Гоголю, режиссер сократил путешествие Чичикова до кратких визитов к помещикам. И вышло, как в книжке Синявского «В тени Гоголя»: «Гоголь тогда-то и выполнял свое религиозное предназначение, когда всенародно скоморошничал, служил своему Божьему шутовскому дару». В спектакле играют Олег Табаков (Плюшкин), Сергей Безруков (Чичиков), Борис Плотников (Собакевич) – спектакль имеет успех как у широкой публики благодаря актерским работам, так и у рафинированных театралов благодаря режиссерскому взгляду на текст.

Супертяжеловес в «большой форме» – «Нелепая поэмка» Камы Гинкаса. Это третья постановка Гинкаса по произведениям Достоевского после «Записок из подполья» и «К.И» из «Преступления». В «Нелепой поэмке», объединяющей три главы из «Братьев Карамазовых» – «Братья знакомятся», «Бунт» и «Легенда о великом инквизиторе», режиссер впервые озвучил возможность существования Бога – и обжегся пониманием его неиссякающей неуместности среди нас. В роли инквизитора – талисман МТЮЗа Игорь Ясулович, незабываемо играющий монаха в «Черном монахе» Гинкаса по Чехову.

Ленкомовское «Затмение» (по «Пролетая над гнездом кукушки» Кена Кизи) в постановке болгарского режиссера Александра Морфова скорее всего найдет свою награду через лучшую мужскую роль – не сдающегося до самой лоботомии МакМерфи зло, умно и блистательно играет Александр Абдулов, а медсестру Рейчел, мучающую пациентов уколами и сеансами психотерапии – знаменитая ленкомовская Юнона Елена Шанина.

«Федра. Золотой колос» – может быть, не самый удачный спектакль украинского скандалиста Андрея Жолдака, поставлен на сцене Московского театра Наций. Но Мария Миронова, многолетняя актриса «Ленкома», снова, как в жолдаковской «Чайке» 2001 года, беспримерно раскрылась в «Федре» как глубокая трагическая актриса – такие глубины трагедийности и бездны сводящей с ума ломкой красоты в ней умеет находить и показывать только Жолдак.


Эксперимент – это святое

Фавориты номинации «Новация» – «Кецаль» театра «Дерево» Антона Адасинского и «Донкий Хот» театральной студии Дмитрия Крымова, как и студия Женовача, родившаяся из студенческого братства студентов сценографического курса Дмитрия Крымова, известного театрального художника, сына Анатолия Эфроса и театрального критика Натальи Крымовой. «Кецаль» – захватывающая фантасмагория вокруг мексиканского Кецалькоатля в жанре физического театра, которым так силен театр «Дерево».

«Донкий Хот» – немой спектакль художников по «Дон Кихоту» Сервантеса, нарисованный по ходу действия прямо в присутствии зрителей из подручного материала – ватмана на полу (холст), краски в ведрах (масло), опилки (грунт), чемодан с реквизитом. «Крымовцы» наряду с «женовачами» – любимы сегодняшней театральной Москвой за интеллигентность и прорастающий на глазах талант. Все спектакли «крымовской» студии достойны номинации в «Новации», но пусть будет «Донкий Хот» – манкий ход.

На оперный ринг соберутся «Фальстаф» Мариинского театра в постановке Кирилла Серебренникова – яркий, китчевый, эпатажный спектакль, поражающая пышностью костюмов «Война и мир» Ивана Поповски (Большой театр) и по-европейски решенная «Волшебная флейта» Моцарта в постановке британского режиссера Грэма Вика.


Круженье фуэте

В балетных номинациях серьезные шансы у балетов Мариинского театра – «Ундина» и одноактных балетов программы «Новые имена», показанных в начале марта на сцене Большого. Балет XIX века Жюля Перро «Ундина» восстановлен для труппы Большого знаменитым «балетным антикваром» Пьером Лакоттом. «Ундина» – само воплощение любимого французами слова le petit – у сентиментальных французов нет уменьшительно-ласкательных суффиксов, поэтому все любимое и хорошенькое у них получает приставку le petit, «маленький». Спектакль изящен, как шкатулка тонкой выделки.

Вечер трех одноактных балетов «Новые имена» знакомит с молодыми хореографами, достойными сцены Мариинки. Из трех представленных балетов – «Мещанина во дворянстве» москвича Никиты Дмитриевского, «В сторону «Лебедя» Алексея Мирошниченко и «Шинели» немца Ноа Гелбера номинации на национальную театральную премию удостоился немец Гелбер (номинированный с «Ундиной» Лакотт – француз). Башмачкин Андрея Иванова – маленький и нескладный, удивительно органичный в попытках танцевать как принято в «высших кругах».

Саша МАСЛОВА

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31