05 декабря 2021 19:16

Ядерная сборка

Консолидация разрозненных активов российской атомной промышленности в едином вертикально-интегрированном холдинге со 100-процентной госсобственностью сформирует мощного игрока на мировом энергетическом рынке.

Дорогие углеводороды вызвали настоящий ренессанс атомной энергетики в мире, что в свою очередь привело к расширению глобальных рынков ядерных материалов по всей цепочке – от добычи урана до выработки электроэнергии на атомных электростанциях. России это очень выгодно, поскольку традиционно в этом сегменте она занимает лидирующие позиции. Еще со времен «холодной войны», когда СССР тратил огромные ресурсы на атомные проекты и подготовку специалистов-атомщиков, в стране сохранилась научная и производственная база. Однако хроническое недофинансирование и обособленность субъектов рынка не дают нашей стране использовать всю свою технологическую мощь в этой сфере.

Для сохранения мирового лидерства Правительство РФ в прошлом году разработало закон «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ», упорядочивающий структуру управления атомными активами страны. В начале февраля этого года закон уже подписал президент Владимир Путин.

В целом предполагается совершить структурную реорганизацию атом-прома: ныне существующие ФГУПы будут преобразованы в ОАО, на базе которых планируется создать единый холдинг «Атомэнергопром» с головной компанией, на 100% принадлежащей государству. Причем отдельные предприятия, входящие в холдинг, на основании указов президента могут находиться в собственности российских юридических лиц.

Целью всех этих преобразований глава Федерального агентства по атомной промышленности Сергей Кириенко считает восстановление эффективного управления в атомном комплексе и всей технологической цепочки, которая существовала в СССР. «Сегодня на мировом рынке мы сталкиваемся с жесткой конкуренцией и имеем дело уже не с крупной компанией в отдельно взятой стране, как было 5 – 6 лет назад, а с несколькими мощными транснациональными компаниями (ТНК), такими как объединенная франко-германская Arevа плюс Siemens или альянс США и Японии – Westinghouse плюс Toshiba. Для того чтобы с ними конкурировать, атомная отрасль России должна быть крупной вертикально-интегрированной компанией, способной представлять интересы России на мировом рынке», – считает руководитель Росатома. В настоящий момент консолидация активов происходит по трем направлениям: в производстве электроэнергии и эксплуатации АЭС (ФГУП концерн «Рос-энергоатом»), в добыче и обогащении урана (ОАО «ТВЭЛ») и в атомном машиностроении («ОМЗ» и «Металлоинвест»).

Новая структура собственности и управления позволит привлекать помимо государственных денег ( а федеральная целевая программа развития отрасли до 2015 года «стоит» почти 1,5 трлн руб. ) еще и частные инвестиции, что незамедлительно должно сказаться на общем состоянии предприятий, требующих как технологического перевооружения, так и увеличения социальных программ для повышения эффективности кадрового потенциала.

Вместе с тем новый холдинг будет востребован и внутри России. Новая энергетическая программа страны предполагает усиленный рост генерации на базе АЭС, и доля атомной электроэнергии к 2025 году должна вырасти с 16 до 25%, хотя в среднем в развитых странах она составляет 32%. «Это просто позорище. Для страны, которая является одним из лидеров в атомных технологиях, это недопустимо», – заявил Сергей Кириенко, приведя в пример Францию, где доля атомной энергетики составляет 78%.

Для достижения заявленных целей нужно вводить каждый год не менее двух ядерных энергоблоков. Но затяжная двадцатилетняя пауза в нормальном функционировании атомных предприятий не прошла бесследно. Сейчас основными проблемами отрасли специалисты считают кадровый «голод» и низкую исполнительскую дисциплину, в результате чего ввод новых мощностей задерживается даже в условиях полноценного финансирования работ.

По словам гендиректора «Росэнергоатома» Сергея Обозова, кадры – это главный ресурс при эксплуатации АЭС. Сегодня средний возраст работников составляет более 40 лет, примерно 20% персонала – работающие пенсионеры. Для того чтобы обеспечить персоналом вновь построенные блоки, к 2015 году необходимо принять 7520 новых работников, а вузы страны ежегодно выпускают только 200 специалистов, причем 60% из них идут работать не по специальности. Сейчас в Росатоме решают, как можно в короткие сроки заинтересовать потенциальных работников и вернуть их на предприятия, и предлагают для этого значительно улучшить соцпакет и предоставлять жилье.

Справка «Гудка»
    Сейчас в мире насчитывается более 400 ядерных реакторов.
    В России работает 31 энергоблок на 10 АЭС общей мощностью 23242 МВт, что составляет 16% от общего производства электроэнергии в стране.


Владимир Нащокин: Нам нужно соглашение с РЖД

Железнодорожная транспортировка делящихся материалов – это опасный вид перевозок, требующий повышенного контроля и ответственности. О механизмах обеспечения безопасности «Гудку» рассказал директор ФГУП «Атомспецтранс» Федерального агентства по атомной энергии Владимир Нащокин.

– Кто и на чем в России возит ядерные материалы?
– Транспортировка радиоактивных материалов, или, говоря языком стандартов, опасных грузов класса 7, занимает незначительное место в общенациональных железнодорожных перевозках – на уровне сотых долей процента. И сам отраслевой парк вагонов невелик – не более тысячи единиц. Он делится на три составляющие: универсальные вагоны, багажные и спецтранспортеры. Причем последние два типа вагонов являются собственностью предприятий атомной отрасли, а по универсальным – две трети собственные, а одна треть – арендуется у ОАО «РЖД».
Объем перевозок составляет всего несколько тысяч единиц железнодорожного подвижного состава в год.

– Каково техническое состояние этих вагонов?
– В Росатоме ежегодно производится инвентаризация подвижного состава, поэтому мы обладаем всей полнотой информации по техническому состоянию каждого вагона. Кроме того, все перевозки осуществляются на поле ответственности ОАО «РЖД» как монопольного перевозчика, поэтому без его разрешения ни один вагон не выйдет на пути. Но сначала Росатом как государственный компетентный орган, отвечающий за ядерную и радиационную безопасность, дает «добро» на такую транспортировку, проверив состояние разрешительных документов, а также сертификата – разрешения на перевозку.
Багажные и универсальные вагоны эксплуатируются на тех же условиях, что и аналогичные вагоны в ОАО «РЖД». Поэтому стоит остановиться на специальных железнодорожных транспортерах, предназначенных для перевозки особо опасных радиоактивных материалов. Примерно 70% таких транспортеров (вагонов) были спроектированы и изготовлены в 1980-е годы. В настоящее время данной группе транспортеров срок эксплуатации продлен сверх нормативного еще на 10 лет.
В 2001 году введен в действие нормативный документ «Общие технические требования к вагонам нового поколения». В соответствии с его требованиями разработана и изготовлена большая часть оставшихся 30% транспортеров в период с 2001 по 2005 год. Эти транспортеры в целом соответствуют требованиям современных нормативных документов и имеют нормативный срок службы 32 года.

– Что представляют собой эти конструкции?
– Каждый транспортер изготавливался под определенный вид транспортно-упаковочного контейнера, которые в свою очередь разрабатывались под перевозку определенной конструкции изделий, содержащих радиоактивные материалы. Поэтому в настоящее время существует около двадцати различных видов железнодорожных транспортеров, и фактически каждое предприятие атомной отрасли имеет свой отдельный парк транспортеров, не пригодных для использования другими предприятиями. Вот почему основной задачей современного проектирования транспортеров являются их унификация и, конечно же, соответствие постоянно растущим требованиям обеспечения безопасности движения по путям ОАО «РЖД».

– Какие технологии изготовления вагонов обеспечивают безопасность перевозок опасных материалов?
– Все необходимые требования безопасности к перевозкам радиоактивных материалов железнодорожным транспортом изложены в «Правилах безопасности при транспортировании радиоактивных материалов» НП-053-04, разработанных с учетом рекомендаций МАГАТЭ. Можно отметить лишь, что основным барьером для радиации служит транспортно-упаковочный контейнер. Он должен не допустить выход опасных нуклидов, поэтому и подвергается суровым испытаниям, таким как бросок на металлический штырь, длительное пребывание при высоких температурах.

– Кто осуществляет контроль за перевозками?
– Росатом – «Основами государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу». Во ФГУП «Атомспецтранс» функционирует отраслевая оперативная диспетчерская, организующая, управляющая и контролирующая перевозки радиоактивных материалов.

– Как вы взаимодействуете с ОАО «РЖД»?
– У ФГУП «Атомспецтранс» в настоящее время хорошие и деловые отношения с ОАО «РЖД», выстроенные за последние годы не без определенного труда. По всем аспектам взаимной деятельности имеются соответствующие договора как с головной компанией, так и с управлениями железных дорог. Считаю целесообразным закрепить наши взаимоотношения по организации перевозок радиоактивных материалов соответствующим соглашением, подписанным руководителями двух ведомств.

Сергей Шматко: Создание единого атомного холдинга даст нам преимущество

Российская атомная промышленность восстанавливает утраченные позиции на мировом энергетическом рынке. О том, какая борьба происходит за иностранные заказы, газете «Гудок» рассказал президент ЗАО «Атомстройэкспорт» Сергей Шматко.

– Российский атомный энергетический комплекс можно назвать мировым брендом?
– Конечно, потому что Россия – «пионер» мирного использования атомной энергии с огромным опытом в проектировании и сооружении АЭС. Первая в мире атомная электростанция мощностью 5 МВт была построена в Обнинске и пущена в эксплуатацию 27 июня 1954 года. Сразу после этого странам Восточной Европы, Индии, Египту и другим государствам было предложено сотрудничество в мирном использовании атома. В Болгарии, Венгрии, Словакии, Финляндии, Германии, Чешской Республике были сооружены 29 энергоблоков АЭС. До сих пор они снабжают электроэнергией сотни миллионов людей.
Сегодня «Атомстройэкспорт» располагает заказами, составляющими около 20% объема мирового рынка строительства АЭС, и является единственной компанией, сооружающей одновременно 5 энергоблоков за пределами своей страны. Кроме того, в октябре 2006 года мы выиграли тендер на сооружение двух энергоблоков АЭС «Белене» в Болгарии, что еще более укрепило наши позиции в мире.

– Какие перспективы для «Атомстройэкспорта» открываются после формирования национального атомного холдинга?
– Реформирование гражданского блока атомной энергетики подразумевает создание на базе существующих структур Росатома глобальной энергетической компании, которая будет заниматься всем, начиная от добычи урана и заканчивая строительством АЭС и утилизацией ядерных отходов. Аналогов холдинга, объединяющего все элементы ядерного цикла, в мире не существует, что, безусловно, дает нам дополнительное конкурентное преимущество. Например, у французской Areva нет собственной генерации обогащенного урана. Между тем сегодня это один из сегментов, дающих наибольшую добавочную стоимость.
У «Атомстройэкспорта» грандиозные планы. В мире, по предварительным оценкам, в ближайшие 20 – 30 лет будут введены в строй до 500 ГВт генерирующих атомных мощностей, из них около 300 ГВт придется на рынки третьих стран, не обладающих современными технологиями сооружения АЭС, но являющихся очень перспективными с точки зрения роста объемов потребления электроэнергии. Мы рассчитываем получить заказы минимум на 20 – 25% от этих 300 ГВт, и осуществить это поможет новый закон. Он хорошо продуман: с одной стороны, полностью соответствует современным трендам развития мировой атомной энергетики и активно способствует российской экспансии на зарубежные энергетические рынки, а с другой – не ослабляет контроль государства за ядерным производством и делящимися материалами.

– Сотрудничество с какими странами представляет для вашей компании наибольший интерес?
– Мы хотим стать глобальной компанией, поэтому рассматриваем различные варианты расширения деятельности за рубежом. К нам приходит много запросов по поводу возможного сотрудничества, и переговоры ведутся активно. Очень перспективные проекты прорабатываются в странах СНГ. Например, мы знаем о планах белорусского руководства по строительству АЭС. Для России этот проект был бы чрезвычайно интересен с точки зрения широко обсуждаемой проблемы газозамещения. Появление в Белоруссии атомных энергетических мощностей высвободило бы дополнительные объемы газа для поставок в Европу, где сырье реализуется по более высоким ценам. Но хочу оговориться, что принципиальное решение о строительстве пока не принято.
В прошлом году мы создали совместное российско-казахстанское предприятие, которое будет разрабатывать и внедрять реакторы малой и средней мощности в Казахстане и третьих странах. Развитие малой энергетики – очень перспективное направление для государств Латинской Америки и Африки. При активизации на этом направлении российской маркетинговой политики в этих регионах возможно строительство АЭС малой мощности, используемых как для опреснения воды, так и для производства электроэнергии.
Кроме того, для нас очень интересен рынок Восточной Европы. В тех странах, где работают наши АЭС, национальные школы созданы на базе российских технологий. И практически в каждой из этих стран, будь то Венгрия, Чехия или Болгария, есть планы по развитию атомной энергетики.

– Каковы перспективы расширения присутствия российского атома на мировых рынках?
– Мы сейчас сооружаем станции в трех странах: в Китае – Тяньваньскую АЭС с двумя энергоблоками, в Индии – АЭС «Куданкулам» с двумя энергоблоками и в Иране – АЭС «Бушер» с одним энергоблоком. Расширение присутствия на азиатском рынке – сегодня ближайшая и реальная перспектива. В настоящее время в восьми государствах Азии работает 103 атомных энергоблока мощностью около 75 ГВт, и, по различным оценкам, к 2020 году планируется сооружение от 40 до 80 энергоблоков.
Наиболее активные программы строительства АЭС предусмотрены в Китае и Индии. Китай намерен начать вскоре сооружение следующей очереди АЭС «Тяньвань» – 3-го и 4-го энергоблоков – и выполнение заказа, вполне возможно, доверит «Атомстройэкспорту». В 2008 году предполагается начать строительство четырех дополнительных блоков на площадке АЭС «Куданкулам», в котором, скорее всего, мы также примем участие. Между Росатомом и Департаментом по атомной энергии Правительства Республики Индии уже заключен Меморандум о расширении сотрудничества, он был подписан во время визита президента России в Индию в январе. Пока ни одна страна не подписала подобный документ о намерении начать масштабные работы в Индии. Это означает, что мы очень серьезно закрепляемся на индийском рынке.
Иран считает приоритетным участие России в будущих тендерах на строительство АЭС – страна предполагает построить у себя 20 энергоблоков мощностью по 1000 МВт. Однако существуют серьезные политические проблемы, связанные с ядерными амбициями Ирана, которые существенно влияют на перспективы российско-иранского сотрудничества.

– Конкуренция на мировом рынке ядерных технологий очень жесткая. А с кем конкретно «Атомстройэкспорту» приходится бороться? Это фирмы, альянсы или целые страны?
– Экспертные оценки МАГАТЭ позволяют прогнозировать сооружение к 2020 году до 130 новых энергоблоков, и объем инвестиций в строительство этих объектов оценивается величиной от $100 до $300 млрд. Деньги, за которые стоит побороться!
Наши основные конкуренты – французская компания Areva и американо-японский консорциум Westinghouse-Tochiba. Наиболее острая борьба с ними происходит на европейском рынке. Реальные шансы России – принять участие в возобновлении замороженного в начале 1990-х годов строительства АЭС с российскими реакторами ВВЭР. В нашу пользу играет тот факт, что в восточноевропейских странах отсутствует конкурентоспособная национальная промышленность, за исключением чешских предприятий, которые обладают достаточными производственными мощностями и которым в 70-е годы была передана советская технология производства основных компонентов ядерных реакторов типа ВВЭР.
Что касается сооружения новых АЭС, то Евросоюз всемерно поддерживает недавно разработанный проект АЭС с реактором EPR (European pressurized reactor), уже своим названием претендующим на основной тип АЭС в Европе (строительство головного блока началось в 2005 году в Финляндии). Однако нельзя исключить и возможность сооружения новой АЭС с ВВЭР в стране, правительство которой захочет развивать атомную энергетику на основе не только франко-германских реакторов. Здесь у нас будет поле для борьбы.
Еще хочу заметить – сегодня ситуация на современном рынке такова, что нам приходится учитывать интересы и влияние крупных европейских, прежде всего французских и германских, корпораций, а им приходится учитывать наши интересы. Поэтому мы собираемся активно развивать и сотрудничество с конкурентами. У нас теперь имеется отличный опыт взаимодействия с компанией Areva NP, вместе с которой мы победили в тендере на строительство АЭС «Белене» в Болгарии. Существует и ряд других проектов, где наши конкуренты становились партнерами. Мы сориентированы на развитие стратегического партнерства в Европе.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31