09 марта 2021 03:47

Жизнь под стук колёс

Куда бы ни бросала судьба, сердце его оставалось с железной дорогой

Члена президиума Центрального совета ветеранов войны и труда на железнодорожном транспорте Анатолия Петровича Царькова знают в отрасли как неравнодушного и очень отзывчивого человека. Он  почётный железнодорожник, кавалер ордена «Знак Почёта».
Семиметровая комната в бараке рядом с платформой Люблино выходила окнами на железнодорожный узел. День и ночь шли мимо поезда. Вот прогудел знаменитый паровоз «Иосиф Сталин», а вот прошёл поезд Москва – Минеральные Воды, повёз счастливых отдыхающих в тёплые края.

И ведут их знакомые ему люди – соседи по бараку, железнодорожники.

Вот так, под стук колёс, и рос в рабочем пригороде Анатолий Царьков. А когда пришла пора выбирать дорогу в жизни, подал заявление в Московский техникум железнодорожного транспорта.
– Это сейчас стало традицией говорить о династиях, – вспоминает ветеран, – а в конце 30-х годов прошлого столетия никто об этом не думал. Отец мой работал на Казанской железной дороге. И у меня было такое ощущение, что профессия железнодорожника – самая главная.

Кто, кроме родителей, формировал его характер? В первую очередь директор техникума, который пользовался таким авторитетом, что учащиеся верили каждому его слову. Преподавателей физики, общего курса железных дорог не просто слушали – впитывали каждую фразу. Помнит он и имя мастера производственного обучения, фронтовика Якова Фёдоровича Скобелева – не одно молодое поколение выросло под влиянием его неординарной личности.

Свою лепту внесла и армия. В те времена от неё не бегали – служили. Вспоминается такой диалог с командиром: «Рядовой Царьков стрельбу закончил!» – «А почему так небрежно автомат положил?» – «Так в нём патронов нет!» – «И палка раз в году стреляет. Во всём должен быть порядок».
Казалось бы, что особенного было сказано? Но уже заложенная в нём ещё в техникуме ответственность за безопасность на всю жизнь впечатала в сознание эту фразу.

Потом, работая помощником машиниста, Анатолий Царьков на своём опыте убедился, что железнодорожнику нельзя терять бдительность.
– Машинист на что-то отвлёкся. А я вижу – путь не наш, светофор не так горит. Меня как током ударило! Успели применить экстренное торможение и уйти от крупной неприятности. Людей ведь везли…

Он хорошо усвоил уроки любимых наставников. И сегодня сожалеет о том, что у нынешней молодёжи авторитетов нет. Я спрашиваю: почему?
– Когда речь идёт о воспитании, всё имеет значение: семья, школа, вуз, государственная система, – отвечает он. – За это время немало ошибок было допущено, и их не так-то просто исправить. Молодёжь сейчас предоставлена самой себе. Можно сказать: другое поколение – пусть растут по-новому. Но если не мы, то кто-то другой на них влияет. У меня, например, хватало времени, чтобы с маленькими детьми после работы сходить на стадион, спортом их увлечь. С внуками сложнее. Новое поколение ведь ориентируется на жизнь вокруг. Кому-то денег на еду не хватает, а кому-то отец на первом курсе «Мерседес» подарил. И если нет у молодых людей внутреннего стержня и приоритета духовных ценностей, то их замещают зависть малообеспеченных и непомерная гордыня «золотой» молодёжи. А потом родители плачут: «Детям нужны только наши деньги!»

У него большой жизненный опыт. Начинал трудовую биографию слесарем, потом работал бригадиром по ремонту электровозов в депо Ожерелье, помощником машиниста электровоза локомотивного депо Москва-пассажирская-Киевская, затем были ВНИИЖТ, партийная и профсоюзная работа. А с начала 90-х годов и до ухода на пенсию Анатолий Петрович руководил отделом соревнований и наград Управления кадров и учебных заведений МПС России.

Он убеждён, что огромную роль в воспитании молодёжи играет память о подвигах старших поколений. Именно поэтому при его активном участии были изданы три сборника «Герои стальных магистралей». В книгах рассказывается о тех, кто, рискуя жизнью, вывозил из-под огня фашистских захватчиков людей, технику, заводское оборудование на восток, в Сибирь и Среднюю Азию, доставлял на фронт боеприпасы, топливо и свежие дивизии. За самоотверженную работу в ноябре 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР 127 железнодорожников были удостоены звания Героя Социалистического Труда. Но в стране о них мало кто знал. И Анатолий Петрович взялся за больше дело – увековечить их память. Был создан авторский коллектив, и он провёл огромную поисковую работу. Издали трёхтомник. А в Центральном музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве выгравировали на мемориальных досках имена всех 127 железнодорожников-героев.

Забота о молодёжи, о кадрах железнодорожной отрасли всегда была для Анатолия Петровича главным делом. В 1986–1992 годах он заведовал отделом в ЦК профсоюза железнодорожников и транспортных строителей. При его непосредственном участии разрабатывались условия отраслевого соревнования, которое стимулировало эффективную работу, помогало распространять передовой опыт.

Когда распался Советский Союз, он рьяно взялся за сохранение единства отраслевого профсоюза и поехал по стране разъяснять позицию его руководства. Начал с Московского железнодорожного узла, затем были Приднепровская, Забайкальская и другие железные дороги. В 90-х экономика оказалась в глубочайшем кризисе. Разваливались многие отрасли народного хозяйства. Нельзя было допустить, чтобы это произошло и на железных дорогах. А проблемы нарастали. Дорогам зачастую не платили за перевозки или рассчитывались бартером. Поэтому начались задержки с выплатой заработной платы, в трудовых коллективах зрело возмущение. Кто как не профсоюз должен был встать на защиту их интересов? В конце 1991 года началась подготовка первого Отраслевого тарифного соглашения. Оно предусматривало взаимные обязательства сторон по обеспечению перевозок пассажиров и грузов, а также своевременную выплату заработной платы и социальные гарантии для тружеников и ветеранов. Этот документ сыграл решающую роль в стабилизации обстановки в трудовых коллективах.

Именно этот период Анатолий Петрович считает важнейшим в своей жизни. И вспоминает, сколько дверей высоких начальников пришлось открыть, сколько кабинетов пройти, чтобы согласовать положения соглашения.
– Те, кто долго работал, не могут жить без железной дороги, – говорит он. – Особая преданность делу, общие взгляды на жизнь, сложившаяся система требований вырабатывают характер. Вначале бывает тяжело, а потом ответственность становится правилом жизни. Куда бы меня ни забрасывала судьба, я сердцем оставался на железной дороге. Однажды видел: автомобилист пришёл на работу навеселе. И был поражён. У железнодорожников такого быть не может! Человек воспитывался в коллективе. Мы по-хорошему завидовали лучшим машинистам и сами хотели стать лучше.

Не осталась ли эта идеальная картина в прошлом? В последнее время ряд ЧП на железных дорогах ведь не случайно связывают с человеческим фактором. Анатолий Петрович считает, что самый эффективный способ дать человеку в жизни правильное направление – это наставничество. И приводит в пример активную деятельность Героя Социалистического Труда машиниста Юрия Чумаченко, который делится с молодыми своим опытом, ведёт даже специальную рубрику в газете «Московский железнодорожник».

Анатолий Петрович вспоминает, через какие сложности пришлось пройти после 1991 года. Встал вопрос о радикальной передаче объектов социальной сферы, чтобы «разгрузить колесо». В то время и соревнование считалось пережитком прошлого. Но железнодорожники тогда сумели отстоять свои позиции. Возобновилось и соревнование за звание «лучшего коллектива» и «лучшего по профессии». Появилась даже новая позиция – «лучший командир среднего звена». Ввели её потому, что увеличилось количество браков, отказов технических средств. А это компетенция среднего командного состава – возможно, квалификация специалистов не та или мотивация недостаточна. Поэтому разработали условия соревнования командиров среднего звена, мастеров, начальников участка. И в эту работу была вложена частица опыта и труда начальника отдела соревнований и наград Управления кадров и учебных заведений МПС России Анатолия Царькова.

Был период, когда железнодорожников перестали награждать государственными наградами. Но начиная с 1992 года стали мотивировать труд отраслевыми наградами, восстановили звание «Почётный железнодорожник».
– Нашему человеку важно мнение окружающих о его профессиональных качествах, – поясняет Анатолий Петрович. – Кстати, общественное признание почётно в любой стране. Но у каждого народа собственные представления об этом. Японцу нужна путёвка на нашу Колыму или в Африку, а для нашего человека важнее уважение коллег и человеческие условия жизни.

Коллеги уважают Анатолия Петровича за душевную сопричастность. Он и сейчас бьётся за каждого человека – чтобы не забыли, не оставили без помощи. Пример тому – как добивался звания «Почётный железнодорожник» для человека, проработавшего более 40 лет вблизи границы с Монголией сначала весовщиком, а затем начальником станции. Там экстремальные климатические условия – летом 40 градусов жары, зимой мороз до минус 50, а кроме того, ветер, пески. К почётному званию полагалась ещё и премия 50 тыс. руб. Но кто её выплатит? Станция уже не подчинялась Восточно-Сибирской дороге. Говорили: «Не погорелец же он…» Царькову пришлось убеждать не только руководство Центральной дирекции управления движением, но и казначейство, что нужно помочь человеку. Вот уже и документы передали, а деньги до ветерана так и не дошли. Полгода Анатолий Петрович выхаживал по инстанциям его законные льготы.

Несмотря на возраст (недавно ему исполнилось 75 лет), Анатолий Петрович продолжает свою неутомимую деятельность. Такой уж у него характер.

Татьяна Улитина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31