11 мая 2021 09:37

Машинист в почёте

Геннадий Жевлаков дважды предотвращал крушения

Геннадий Никифорович Жевлаков уже давно на пенсии. Но на родное предприятие, в эксплуатационное локомотивное депо Рузаевка, приходит регулярно. Как-никак, а железной дороге он отдал почти 50 лет.
Он был молодым, безусым пареньком, когда после окончания в 1951 году Рузаевского железнодорожного училища устроился в депо Рузаевка. Два года отработал слесарем по ремонту паровозов. Затем была служба в армии. После демобилизации в 1957-м вернулся в депо и стал трудиться кочегаром на паровозе. Правда, продолжалось это недолго. Однажды, когда бригада вернулась из очередного рейса, к ним на паровоз поднялся начальник депо и как будто мимолётом спросил у машиниста, кивнув в сторону Жевлакова:
– Помощником может работать?
– Может, – твердо ответил тот.

Ведь видел, как исполнителен, внимателен его молодой напарник. И как влюблён в железнодорожное дело.

А наутро новоиспечённый помощник машиниста уже ехал в свой первый рейс на паровозе серии «Л», или, как его любовно звали в народе, «Лебедянке».

В 1958 году Жевлаков отучился в Куйбышеве на помощника машиниста электровоза, после чего… продолжил работать на паровозе, поскольку Рузаевка ещё не перешла на электровозную тягу. А ещё через два года произошло событие, которое осталось в его памяти навсегда. 30 августа 1960 года его отправили с восстановительным поездом на станцию Саранск. Оказалось, случилась авария, в результате которой несколько вагонов свалились с моста через речку Саранку. Отработали там как положено. Возвращались резервом, то есть одиночным локомотивом. Скорость была 70 км/ч, когда вдруг в районе станции Ялга на переезд прямо у них перед носом выскочил самосвал. Столкновения избежать было невозможно. Паровоз сошёл с рельсов и перевернулся вверх колёсами. Всё, что помнит Геннадий Никифорович, это как он буквально ящерицей выполз через окно из локомотива и бросился бежать, боясь, что вот-вот рванёт паровой котёл. Давление-то в нём было нешуточное – 14 атмосфер. Бежал и оглядывался, пытаясь найти глазами машиниста и кочегара. Успели ли они выбраться? А вдруг нет? И как тогда ему жить дальше, если его товарищи остались в том аду? Задохнувшись от бега, остановился и только тогда пришёл в себя, когда увидел стоящих рядом машиниста и кочегара.

На место происшествия прибыли начальник Рузаевского отделения Куйбышевской дороги Виктор Усков и заместитель начальника депо по эксплуатации. Они были очень взволнованы. Видно, сильно переживали за судьбу локомотивной бригады. Увидев её живой и невредимой, Усков на радостях замечательно распорядился – отвести людей в восстановительный поезд, налить им по 150 г водки, накормить и развезти на служебной машине по домам.

Увы, нештатные ситуации случались и позже. Геннадий Никифорович уже работал машинистом электровоза. Однажды из-за поломки локомотива бригада аж шесть часов простояла на станции Ковылкино. Неисправность обнаружили быстро, а вот на её устранение своими силами ушло много времени. Думали, за такое опоздание достанется от руководства. А их к премии представили за то, что нашли неисправность и отремонтировали машину.

Дважды за свою трудовую биографию Геннадий Жевлаков предотвратил возможные крушения. Один такой случай произошёл в Пензенском парке станции Рузаевка. Бригада готовилась принять поезд, с которым должна была отправиться до станции Потьма. И тут Жевлаков увидел, что на соседнем пути выкрошен солидный кусок головки рельса. Он немедленно связался по рации с дежурным по станции Владимиром Гуляевым, будущим, кстати, начальником Рузаевского отделения. Доложил о случившемся. Владимир Владимирович не скрывал удивления:
– Как такое могло быть? У меня на табло всё нормально. Я открыл сигнал на пропуск по этому пути грузового поезда.

Пришлось срочно перекрывать сигнал. Позже выяснилось, что, несмотря на выкрошенность, подошва рельса осталась целой, а потому и рельсовая цепь не была нарушена. Неудивительно, что это не отразилось на табло дежурного по станции. Но бдительность машиниста Жевлакова не осталась незамеченной. Он был премирован месячным окладом.

Геннадий Никифорович очень любит слово «служба». Наверное, потому, что для него работа сродни служению. Он отдавался ей сполна, не экономя ни физические, ни душевные силы. За свою многолетнюю трудовую биографию был и рядовым сотрудником, и руководителем, и членом профкома. Шесть лет, уже будучи на пенсии, работал заместителем начальника депо по эксплуатации. И, какую бы должность Жевлаков ни занимал, оставался уважительным и внимательным к людям. Знал и имя, и отчество всех машинистов, какая у них семья, есть ли проблемы. И всегда старался сделать всё, чтобы в случае необходимости помочь людям. Если не мог делом, то добрым словом, советом.

У Геннадия Никифоровича много наград. Он кавалер ордена «Знак Почёта», заслуженный работник транспорта РФ, почётный железнодорожник, почётный ветеран Куйбышевской железной дороги. И он из тех людей, которые, придя когда-то на железную дорогу, остались с ней навсегда. Его так же волнуют события, происходящие на сети, в его родном депо, словно он трудится и поныне.
– Нынешнему поколению локомотивщиков непросто, – качает головой ветеран. – Бригадам приходится работать на длинных плечах, когда в пути находишься до 12 часов без остановок. Это немалые нагрузки. Потому и здоровье машинистов быстро изнашивается. Вердикт врачей порой не позволяет дальше трудиться на локомотиве. И человек остаётся один на один со своими проблемами. Не каждый с этим может справиться… Раньше было проще. При депо имелась ремонтная база, где могли работать те, кто не прошёл медкомиссию на машиниста.

Когда Николай Никифорович приходит в депо, вокруг него всегда собирается молодёжь. Это тоже не случайно. Жевлаков умеет общаться с ней без нравоучений. Он больше вспоминает, рассказывает.

И хочется надеяться, что новое поколение усваивает то лучшее, что наработали железнодорожники прежних лет.

Вячеслав Иванов,
ветеран-железнодорожник
Рузаевка

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31