04 марта 2021 18:23

По следу «зверя»

Сыщик отправился за решётку, чтобы поймать крупнейшего наркодельца СССР

В сентябре 1972 года в отделение уголовного розыска отдела милиции на станции Москва-Казанская поступило сообщение из Душанбе: наркокурьер везёт в столицу 1,8 кг героина.
Таджикские транспортные милиционеры «вели» курьера до самого поезда Душанбе – Москва. Затем они узнали, в каком купе и вагоне он поедет, и передали эту информацию вместе с приметами преступника столичным коллегам.

В назначенное время московские оперативники в штатском ворвались в купе и обыскали подозреваемого с его багажом, где нашли маленький пакетик с пятью граммами наркотического средства. Курьера задержали и завели в отношении него уголовное дело по статье «приобретение и хранение наркотических средств».

Заместитель начальника отделения уголовного розыска капитан милиции Борис Емельянов распорядился, чтобы сыщики ещё раз обыскали купе.

Через несколько часов ему доложили: партия найдена. Оказалось, что хитрый наркокурьер умудрился незаметно для своих соседей по купе запихнуть четыре свёртка с героином в подоконные полости. На упаковках эксперты нашли отпечатки пальцев задержанного мужчины. Его сразу же вызвали на допрос. Курьер рассказал, что вёз героин для «зверя» (так в криминальном мире называли наркоторговцев), известного в определённых кругах под кличкой Прыщ. Он контролировал все поставки наркотиков в Центральный регион СССР.

Сыщики запросили информацию об этом субъекте. Они выяснили, что к тому моменту Прыщ уже полтора года находился во всесоюзном розыске за побег из мест лишения свободы, где должен был отсидеть семь лет за разбой и кражу. Приговор ему вынес Люберецкий народный суд Московской области, куда и отправился Борис Емельянов, чтобы ознакомиться с уголовным делом. Там значился только адрес матери преступного авторитета. Сыщик выяснил, что она единственный родной человек Прыща. Сбежавший заключённый в любом случае должен был навестить родительницу, предположил капитан Емельянов. В то же время вряд ли она что-то скажет полезное для розыска, поэтому пришлось действовать иначе.

Вскоре усилиями специалистов по изготовлению документов прикрытия из спецслужб «появился на свет» судебный исполнитель Люберецкого народного суда Фёдор Портиков, как брат-близнец похожий на Бориса Емельянова. Легенда была такой: сотруднику суда необходимо связаться с Прыщом, чтобы под подпись вручить ему постановление Верховного совета СССР об амнистии по одной из его статей. Этот документ означал, что вместо семи лет криминальный авторитет должен был отсидеть всего лишь три. Разумеется, постановление было фальшивым.

Мать преступника встретила Бориса Емельянова с большим недоверием. Она внимательно изучила служебное удостоверение «судебного исполнителя», проверила все документы и тут же позвонила в суд: работает ли такой сотрудник? Легенду сыщика подтвердили.

На третьей встрече оперативнику уже удалось расположить её к себе. Мать Прыща рассказала, что её сын прячется в посёлке Октябрьский Одинцовского района, но предупредила, что если «Портиков» её обманул, то живым он из этой поездки не вернётся.

Вскоре была назначена операция по поимке Прыща. Милиционеры понимали: появление посторонних не останется незамеченным в небольшом посёлке, и беглый уголовник может заподозрить неладное. Сыщики решили не терять времени и первым делом заглянули в ДЭЗ, где запросили план дома. Квартира располагалась на втором этаже, кроме окна, выходящего во двор, и подъезда, путей отхода у Прыща не было. В то же время оперативники, скрытно наблюдавшие за квартирой, подсказали, что внутри кто-то есть. Но сколько там человек и вооружены ли они, неизвестно.

В 18.30 три группы милиционеров вышли на исходные позиции: под окна, в подъезд и к входной двери. Единственным шансом в схватке с загнанным в угол «зверем» был молниеносный штурм. В 18.52 началась операция, а через несколько минут милиционеры вывели из подъезда здорового детину, закованного в наручники. Это был Прыщ, у которого в квартире нашли пистолеты, гранаты, а также тайник, где лежали 400 граммов героина и огромное количество тетрадей с записями о поставках наркотика.

Рецидивиста повели в автозак. Там уже находился субъект с разбитым лицом и в разорванной одежде, которого, по легенде, задержали по подозрению в убийстве. По совместительству он был капитаном Емельяновым, которому предстояло провести в одной камере с матёрым уголовником несколько дней.

Два дня Прыщ разговаривал со своим сокамерником о лагерной жизни: в какой колонии сидел, через какую пересылку проходил, с кем знакомства на зоне завёл. Он также мог разбудить Емельянова среди ночи и спросить фамилию начальника тюрьмы – тот отвечал уверенно. В конце концов наркоторговец стал откровенничать. Он рассказал, через кого и кому поставлял наркотики, а также как получал крупные партии героина. Оказалось, что его сеть была одной из крупнейших во всём СССР. Каждый член банды чётко выполнял свои функции: одни перевозили, другие перехватывали, а третьи уже распределяли зелье. Поставки шли не только в Москву, но и в Ленинград, Петрозаводск, Мурманск и Ярославль, но сам Прыщ и 12 его подельников наркотики не употребляли.

Вскоре в отношении всех организаторов сети возбудили уголовные дела. Все члены наркосети были пойманы и наказаны.

Операция по поимке Прыща прогремела на весь Союз. Капитана милиции Бориса Емельянова и всех его коллег поблагодарил за работу сам министр внутренних дел СССР Николай Щёлоков.

Всего через пару лет в Управлении транспортной милиции на Московской железной дороге было создано специальное подразделение по борьбе с наркотиками.

Елена Демиденко

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31