26 февраля 2021 18:32

Культурный гвоздь

В бумажной карусели увязло желание увековечить память министра

Когда идёшь по улицам Москвы, то часто видишь на старых домах мемориальные доски: «Здесь жил… работал…». В столице их насчитывается более тысячи – они напоминают о прославленных военачальниках, государственных деятелях и работниках сферы искусства. Но почему-то до сих пор нет среди них имени  легендарного министра путей сообщения СССР Героя Социалистического Труда Бориса Павловича Бещева.
В этом году мы отмечали 110-летие со дня его рождения. И я, как и многие железнодорожники, думал, что такая большая дата – хороший повод, чтобы установить мемориальную доску на бывшем здании Министерства путей сообщения СССР, где он работал. Оно находится на улице Новой Басманной, д. 2/1, там ныне располагается главный офис ОАО «Российские железные дороги». Но недавно обошёл его кругом и никакого упоминания о Бещеве не нашёл.

Меня, как старого железнодорожника, это не могло не задеть за живое. И я зашёл в Центральный совет ветеранов железнодорожного транспорта, чтобы задать вопрос: почему этого не сделали? Но оказалось, что железнодорожники не виноваты. Они министра помнят.

К юбилею Бориса Павловича планировалось повесить у входа в здание мемориальную доску. Её заранее заказали художникам, и она была изготовлена. А вот установить не смогли, потому что не получили разрешения из департамента культуры правительства Москвы. Может, поздно обратились? Да нет.

Письмо первому заместителю руководителя департамента культуры Екатерине Владимировне Проничевой ушло из ОАО «РЖД» ещё 25 апреля! А 17 мая пришёл ответ, что в соответствии с постановлением правительства Москвы от 1 декабря 2009 года «Об утверждении Положения о порядке установления в Москве мемориальных досок» ходатайство будет рассмотрено в ...сентябре текущего года.

Я удивился: неужели в этом документе чёрным по белому так и написано, что решить вопрос об увековечении памяти достойного человека раньше, чем через полгода, нельзя? Как-то не верится. Вот и в ОАО «РЖД» не поверили и отправили в департамент культуры ещё одно письмо с просьбой ускорить решение вопроса «в порядке исключения» в связи с тем, что установить мемориальную доску намечено 30 июля, в канун профессионального праздника – Дня железнодорожника.

Но положительного решения так и не дождались. И тогда уже Центральный совет ветеранов войны и труда железнодорожного транспорта обратился в тот же департамент от имени 750 тыс. ветеранов-железнодорожников с просьбой разрешить увековечить память легендарного министра. И вновь безрезультатно.

«В чём же дело?» – заинтересовался я. И попытался найти ответ в вышеупомянутом «Положении». Из него выяснилось, что критериями для увековечения памяти являются: «наличие официально признанных достижений личности…», «подтверждение историко-архивными и наградными документами заслуг личности перед городом и Отечеством», а также «долговременное проживание и работа в Москве».

Всем этим критериям наш министр соответствует как никто другой. Он почти три десятилетия находился у руля крупнейшей отрасли страны! Именно Бещев и его соратники выводили железнодорожный транспорт из тяжелейшей послевоенной разрухи. Под его руководством была проведена масштабная техническая революция – переход с паровозной на тепловозную тягу и модернизация железных дорог. При этом министре грузонапряжённость сети железных дорог СССР в шесть раз превысила уровень США! Разве этого мало, чтобы увековечить его память в столице?

Заслуги министра в развитии главного транспорта страны оценены очень высоко: Борис Павлович награждён семью орденами Ленина и Звездой Героя Социалистического Труда.

И всё, чем отплатили ему благодарные потомки – это поставили бюст на вокзале Ярославля?

В том же «Положении» я прочитал, что вопросы, связанные с установкой мемориальных досок, рассматривает специальная комиссия по увековечению памяти выдающихся событий и деятелей отечественной истории и культуры, состав которой утверждает департамент культуры правительства Москвы. В эту комиссию необходимо представить кучу документов – в частности, ходатайство организации, историческую или историко-биографическую справку, копии архивных, наградных документов, подтверждающих достоверность события или заслуги увековечиваемого лица, а также выписку из домовой книги с указанием периода проживания данного лица в Москве.

Помимо этого, требуется письменное обязательство ходатайствующей организации профинансировать работы по художественно-архитектурному проектированию, изготовлению, установке и обеспечению торжественного открытия мемориальной доски – с указанием банковских реквизитов.

Но в данном случае всё это зачем? Любую советскую или российскую энциклопедию открой – там всё сказано о Борисе Павловиче Бещеве и его заслугах перед государством. В них разве что выписки из домовой книги нет. А банковские реквизиты не нужны, поскольку мемориальная доска уже изготовлена, осталось её только повесить.

Для чего же вся эта бюрократическая волынка затеяна? Об этом можно только догадываться. Из «Положения» я узнал, что «департамент культуры города Москвы осуществляет контроль за исполнением решений Комиссии и с этой целью организует консультативно-методическую помощь в художественно-архитектурном проектировании мемориальных досок, а также рассмотрение художественно-архитектурных проектов на Художественно-экспертном совете при департаменте культуры, а затем координацию вопросов изготовления и установки мемориальных досок…». И, прочитав это, подумал: может, в столичном департаменте культуры обиделись, что железнодорожники обошлись без его консультантов и экспертов, не потребовалась им и помощь в изготовлении мемориальной доски – сами справились. Вот и тянут волынку с решением.

А без разрешения даже на собственном доме ничего повесить нельзя. То же «Положение» предупреждает: «Мемориальные доски, установленные организациями или частными лицами самостоятельно без решения Комиссии, подлежат демонтажу в порядке, установленном статьёй 8 Закона города Москвы от 13 ноября 1998 г. № 30 «О порядке возведения в городе Москве произведений монументально-декоративного искусства городского значения».

Кстати, на бывшем здании Минтрансстроя через дорогу от офиса ОАО «РЖД» установлены точно такие же памятные доски в честь министров транспортного строительства СССР Ивана Дмитриевича Соснова и Евгения Фёдоровича Кожевникова. И на моей памяти никто их не оценивал с точки зрения вклада в монументально-декоративное искусство.

В той сталинской высотке коммерсанты даже дверь прорубили – чуть стену не обрушили. А тут два гвоздя вбить и доску повесить не разрешают. Зацепилась добрая инициатива железнодорожников за «культурный гвоздь», и всё тут.

Александр Иванов,
почётный железнодорожник


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28