06 марта 2021 12:02

И один в поле воин

Ефим Смолин
Всё-таки читать перед сном очень полезно. Ну потому что за день намаешься, набегаешься, наругаешься, к вечеру в тебя всякие тревоги лезут.

Ну вот, к примеру, днём наслушаешься про непростые отношения с американцами, про то, что они везде со своими авианосцами лезут, и тревога, конечно. Чем, если что, не дай бог, отвечать будем?

А почитаешь на ночь – и нормальное настроение! Пишут, что всё в армии изменилось! И новое вооружение, бронежилеты новейшие, и сами солдаты теперь богатырь к богатырю. А как иначе? Как не стать богатырём-то? Теперь всё время тренировки, внезапные проверки, учения. В общем, можно спать спокойно, есть кому тебя защитить.

И засыпаешь со сладкой улыбкой, но вдруг вскакиваешь в тревоге: да, с армией понятно, а преступность какая? И полицейские, говорят, есть такие – задержанных пытают и взятки берут, произвол, короче.

И вот опять не можешь заснуть, садишься почитать что-нибудь, читаешь – и сразу спокойствие такое: оказывается, и в полиции всё новое: новый министр, и законы, и видеорегистраторы везде новые, и оружие современное, и новые бронежилеты.

И ты снова засыпаешь и не знаешь, что в ночь с 27 на 28 июля в переполненном общем вагоне поезда № 352 Совгавань – Владивосток пятеро пьяных рецидивистов учинили драку, а когда проводница вызвала полицейский наряд сопровождения и те пришли – с новеньким оружием, в новеньких бронежилетах, с удостоверениями, подписанными новеньким начальством, – урки, как былинные богатыри, избили и их. Избили до беспамятства, отняли эти самые новенькие пистолеты и бронежилеты, стреляли в полицейских, пытались выбросить из поезда на полном ходу.

Вот хорошо, что вы не спрашиваете – а что же пассажиры? Значит, понимаете – ну конечно, пассажиры молча наблюдали эту сцену, как это у нас, увы, водится. И что интересно: среди этих молчащих и окаменевших были и те самые пассажиры, с кем, собственно, и начали скандал уголовники.

И что ещё интереснее: этих несчастных сироток, над которыми издевались пять бывших зэков, было 30 человек! Тридцать! Против пяти уродов! И что уж самое интересное, были эти 30 человек не просто пассажирами. Были они молодыми и здоровыми солдатами-срочниками. В касках и тех самых пресловутых бронежилетах, и сопровождали их офицеры!

Почему, говоря армейским языком, не дали отпор неприятелю, превосходя его в шесть раз в живой силе? Ехали после очередной внезапной проверки и жутко устали? Не знаю, но внезапную проверку, которую им устроили бандиты, они не прошли.

О полицейских я уж не говорю. На станции Грушевое преступников уже поджидали. Для полицейских встреча с этими уголовниками не была внезапной. Полицейские знали, что уголовники опасны, знали, как поступили с их товарищами.

И надо было сильно постараться, чтобы при этом из пяти преступников задержать только одного, а остальные, конечно, удрали, но не просто удрали – их наглости не было предела: они перед тем, как бежать, отобрали у солдат несколько касок и бронежилетов, а у пассажиров – деньги и ценности. Разбив стекло, рецидивисты выскочили из вагона.

И что же нам, гражданам, прикажете делать? Если ни армия, ни полиция не может нас защитить? Самим на преступников поднять руку, ну, руку не пустую, с кирпичом, конечно, или гантелей, так нельзя, в Думе таких законов напринимали о превышении самообороны. Вот и выходит – и самим не защититься, и от этих псевдопрофессионалов помощи не дождёшься.

А может, дело не в профессионализме полицейских или армейцев? Может, это просто безразличие? Ну задержат они преступников – не задержат, какая разница? Помогут кому-то – не помогут. Да, похоже, нам даже самим себе помогать неохота. Сидим себе в общем вагоне, а нас бьют, бьют.

Что с нами происходит вообще? Какая-то общая атрофия чувств и желаний.

Правда, не всех чувств. Один инстинкт всё-таки ещё живёт в нас. Он и спас, спустя час. Жертв – от насильников. Полицейских – от отставки.

Четверо остававшихся на свободе рецидивистов рванули в ближайший посёлок, надеясь найти транспорт. Врывались в дома, брали в заложники подростков, требуя ключи от машин. И всё-таки нарвались.

Это когда они вбежали в дом, где жила многодетная семья, у которой был автомобиль. Отец малолетних детей был, видно, не в курсе всяких законов о самообороне, принятых в Думе. Щёлкнул в нём единственный ещё работающий в нас, слава богу, закон – закон сохранения рода, своей семьи.

И грохнул этот сам ранее судимый папа одного из бандитов табуреткой по башке. В него выстрелили, ранили, истекая кровью, он отбивался ножом. Через несколько минут подоспели местные полицейские. Рецидивистов скрутили наконец, судят.

Но дело не в них. Этот папаша с табуреткой доказал всем нам, что и один в поле воин. Когда есть за что воевать.

Странно. В армии, пусть в какой-то новой форме, существуют те, кого звали раньше политруками. И священники – частые гости в казармах. Не объяснили они солдатам, как защищать от любого насилия нас с вами, да в конце концов и самих себя, чтоб не стыдно было смотреть людям в глаза?

М-да, как говорил герой артиста Леонова: «Проверка – она всем проверка».

Ну вот не прошли.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31