30 ноября 2021 07:11

Дети с комиссией

Худрук «Ералаша» Борис Грачевский убеждён, что Буратино намного теплее Пиноккио

Почти 40 лет назад детский юмористический киножурнал «Ералаш» задумывался как кино для детей от 10 лет. Сегодня его смотрят уже и пятилетние.
Как рассказывает художественный руководитель киножурнала Борис Грачевский, «Ералаш» сегодня – это целая индустрия. Помимо киножурнала, продаются сладости, тетради с ералашевским логотипом. Работает актёрское агентство «Ералаш».

– Борис Юрьевич, в каком из последних сюжетов «Ералаша», по-вашему, наиболее ярко и точно передано нынешнее время?
– Мы сейчас сняли один сюжет. Это история про одиночество детей. Мальчик пошёл погулять, мама звонит, говорит: «Возвращайся, обедать пора». Он отвечает: «А можно я приду с Женей?» «А кто такой Женя?» – «Мой новый друг». – «Ну можно, только пусть он у родителей спросит». Мальчик приходит домой. Мама спрашивает: «Ну, а где Женя?» Он открывает ладошку, там сидит маленький лягушонок. А в другой руке мальчишка держит пакет, набитый лягушками. «Откуда я знаю, кто его родители», – говорит мальчик.
Вот вроде бы анекдот, но здесь для меня столько щемящей грусти и боли. Ведь это серьёзнейшая проблема одиночества маленького человечка и его коммуникабельности. Мы сняли, как он проходит мимо играющих детей, к которым он не может присоединиться. Вот так иногда нам удаётся в маленьком сюжете рассказать многослойные истории. Ребёнок просто посмеётся, а взрослый и взгрустнёт, и задумается.

– Одиночество детей – серьёзная проблема, но если бы она была единственной...
– Беда ещё и в том, что сегодня больных детей стало больше. Вот это трагедия. В нашей жизни очень много химии. И все очень небрежно относятся к своему здоровью, увеличивая с каждым поколением болезни, передавая их по наследству. Так наплевательски относятся к нашему здоровью только в нашей стране. Я по делам недавно ездил в Израиль и был потрясён, насколько там в медицине всё по-другому. В больницу, например, можно спокойно пройти в любое время суток. Потому что нет ничего важнее для больного человека, чем посещение его близкими. А какое у них оснащение больниц!

– Что скажете о нынешней системе образования?
– Её сейчас упорно подгоняют под западную. А ведь единственное, что у нас прежде было достойное, – это потрясающая система образования. Раньше учитель селекционировал каждого ребёнка. Кому-то из детей он говорил: «Для тебя, Коля, это очень хорошо. Просто молодец». Другому же: «А вот для тебя, Феденька, это никуда не годится. Ты способен на большее». Наши дети, попадая в европейские и американские школы, становились отличниками, хотя у нас они были средними учениками. А сегодня за деньги люди добывают липовые дипломы и становятся врачами в том числе. И такой якобы специалист будет тебя лечить.

– А что с ЕГЭ делать?
– Да хотите ЕГЭ – пусть сдают, но в институт надо всё равно сдавать экзамены и не верить никаким ЕГЭ. Ну как может гуманитарий сдавать литературу в форме тестов и не писать сочинения?! Мы тут снимались в одной передаче с Валерой Гаркалиным, и он рассказал байку, как его знакомые уехали жить за границу. И мать ругает свою пятнадцатилетнюю дочь, что та не хочет читать по-русски: «Ты даже не знаешь, что Анна Каренина попала под поезд!» «Да ты что?!» – изумляется дочь. Для сдачи ЕГЭ по литературе никто больше не будет читать «Анну Каренину».
А это величайшая книга. Вот в чём трагедия. Но в итоге уровень образования зависит от таланта и работоспособности учителя.

– У нынешнего времени есть свои плюсы. Дети стали более свободными, правда, и более циничными.
– Свобода, свалившаяся на них, дала двойной эффект. Но в аналогичных ситуациях так было всегда и везде. Вот Франко всех держал в Испании в железных рукавицах, и, когда открылись свободы, все будто ошалели. Так и у нас. Молодые люди стали раскрепощёнными, но вверх прыгнула преступность, наркомания. И всё под знаком этого замечательного слова «свобода». Люди вдруг стали ездить на красный свет. А почему бы и нет?! Свобода же!
Когда-то мы пытались найти управу на человека с Божьей помощью. Получалось далеко не всегда. Большевики заменили Бога партией, и стало ещё сложнее. А потом отменили всё... Я никогда не любил ни компартию, ни её идеологию, но когда увидел лица людей, которые громили памятник Дзержинскому... Они с таким остервенением и наслаждением делали это, что мне стало страшно. Им было вообще всё равно, что и во имя чего уничтожать. Разрушение было самоцелью.

– Тот самый «русский бунт, бессмысленный и беспощадный»…
– Да, он самый. Однажды я случайно проезжал мимо митингующих ампиловцев. Они окружили мою машину и начали биться в стёкла. Глядя на лица этих людей, которые готовы были разорвать меня только потому, что я еду в своей машине, я вспомнил все революции, начиная с английских. Ведь ужас в том, что чей-то достаток не вызывает у подобных людей желания заработать больше и жить лучше, он вызывает лишь стремление уничтожить то, что кто-то нажил своим трудом. И вот от этого, в частности, хочется уберечь детей. От ложно понятой свободы и справедливости. Надо прививать им психологию человека, который осознаёт, что для того, чтобы жить хорошо, он должен учиться, а потом много работать. Другого пути нет.

– Вы всегда настаиваете, что самое главное – это не упустить подрастающее поколение. Что это важнее всего прочего, даже развития экономики. Потому что это будущее нашей страны.
– На мой взгляд, две наши самые главные проблемы сегодня – это дети и фундаментальная наука. Я не устаю повторять это. Мы уже потеряли тысячи учёных, уехавших на Запад. И процесс продолжается. А если у государства не развивается наука, значит наступает стагнация.
А дети... Меня сегодня очень беспокоит, кто будет руководить нашей страной через 15–20 лет. Те, кому сегодня 15. Но многие из этих ребят абсолютно отравлены временем, лишены каких-либо нравственных ориентиров, в частности патриотизма. А ведь главное как раз в том и состоит, чтобы вернуть людям уважение к своей стране. Чтобы за границей мы не стеснялись того, что мы из России. Кто будет этот патриотизм возрождать? Нынешние пятнадцатилетние, которые понятия не имеют, что это такое?
С другой стороны, отношение людей к стране взаимосвязано с отношением страны к людям. Когда мои друзья были на острове Пхукет во время жуткого цунами в 2004 году, они рассказывали, что к месту трагедии тут же приехали официальные представители всех стран искать своих граждан. И только никого из русского посольства там не было. Вот это проявление позиции страны по отношению к своим гражданам. И с каким отношением к своей стране в этой ситуации будут расти дети?..

– Знаю, что у вас был проект создания специализированного детского телеканала, на котором патриотизм и должен был прививаться.
– Мне не нравится то, что американцы насаждают свою культуру везде и всюду. Я хотел работать над тем, чтобы вернуть русский менталитет и русскую культуру на наш телеэкран. Чтобы там были наши мультфильмы, русские сказки, рассказанные русским человеком. Ведь обратите внимание: даже те наши сказки, что созданы по мотивам зарубежных, звучат совершенно по-особому! Скажем, наш Буратино намного теплее, чем Пиноккио. И таких примеров много. Я хотел, чтобы наши дети росли на нашем культурном наследии. А сейчас ребёнок в лучшем случае знает Гарри Поттера. Тоже, конечно, хорошо, но неплохо бы ещё знать Иванушку, Алёнушку, Емелю, знать свои корни и менталитет своей страны.
Когда я пробивал этот канал, на нашем телевидении вообще таких не было. В результате я раскачал историю, сначала появился канал «Теленяня», потом «Карусель». Но мне самому так и не дали сделать такой канал, какой я хотел. Ну не дали и не дали. Я же не за своё руководство боролся, а за то, чтобы канал был. Он появился. С какими-то странными нерусскими программами. Мне он не очень нравится. Но что сейчас уже об этом говорить.

– Вы входите в экспертную комиссию при Роскомнадзоре, которая следит за выполнением закона «О защите детей от противоправной информации»…
– Вхожу, но это тоже какая-то бесполезная затея. В этой комиссии заседают в основном руководители телеканалов и бумажных СМИ, и они сами для себя принимают решения. Я думал, что в комиссию войдут деятели культуры, учёные, педагоги и они будут говорить нашим СМИ, что хорошо, а что плохо. Где те люди, которые понимают, что важно для ребёнка, а что вред? Где, к примеру, писатели Успенский и Остер? Ведь от того, что в правом углу появляется «16+» на фильме с окровавленными трупами и его показывают днём и ребёнок всё это видит, что изменится? Ведь такие фильмы надо показывать чётко после девяти вечера. Это точно так же, как они очень жёстко ограничили рекламу в детских передачах, и эти передачи исчезли с федеральных каналов. А дети как смотрели рекламу, так и смотрят, потому что это ярко, интересно. Тоже какая-то глупость.

– «Ералаш» уже приближается к своему 40-летнему юбилею. В чём секрет его многолетнего успеха?
– Не могу внятно ответить на этот вопрос. Наверное, сам не знаю разгадки этого секрета. Потому что я живу не в какой-то структурированной системе, а так, как я чувствую. Наверное, секрет заключён ещё и в моём отношении к делу, вообще к любому. Не умею делать чуть-чуть, кое-как. И потом – я очень люблю то, чем занимаюсь.

– Зрительскую поддержку вы чувствуете, а государственную, Министерства культуры?
– Финансовую чувствую, а какую-то другую – нет. Существую вопреки всему. Будучи ещё сотрудником студии имени Горького, я делал кино вопреки киностудии, потому что мне никто не помогал. Все считали, что я занимаюсь какой-то ерундой, под ногами у них мешаюсь. Сегодня моё положение в обществе несколько другое, но зато коллеги по-прежнему считают, что я занимаюсь фигнёй. А я вот помню: меня как-то окружила толпа детей и я раздавал им автографы. Я сказал: «Как вас много!» И один мальчишка мне ответил: «Это не нас много. Это вы у нас один». Такие вот слова и помогают работать.

Беседовала Елена Алексеева

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30