04 марта 2021 19:15

У колыбели царя-батюшки

К 400-летию династии Романовых в Костроме начала путь передвижная выставка «Вспоминая Императорский Дом…»

В августовский день у Романовского музея в центре города, пожалуй, также оживлённо, как в 1913 году, когда на открытие белокаменного терема, построенного по проекту архитектора Николая Горлицына, пожаловал сам Николай II.
Для последнего коронованного представителя династии этот визит был особенным, потому как именно отсюда за триста лет до Николая на московский трон в 1613 году пригласили первого Романова – Михаила Фёдоровича. Сотрудники музея рассказывают, как накануне приезда монарха ювелиры из соседнего села Красное-на-Волге начеканили жетонов и пустили в народ «утку» – купивший его сможет подойти к государю и обратиться с личной просьбой. Медяки быстро разошлись, и при сходе на берег Николай II не переставал удивляться массе протянутых рук…

Экспозиция заняла золотой зал музея. Почти 200 работ. Большинство – любительские. И самое любопытное заключается в том, что они открывают жизнь императорской семьи не с парадной стороны, а с обратной. Как сегодня бы сказали, той, что под грифом «не для печати». Почти на каждом снимке с обратной стороны автограф героя с указанием тех, кто на нём изображён.

Но настоящая находка – изображения второй, супружеской, половинки Николая II с дочерьми в одеждах сестёр милосердия. Оказывается, в годы Первой мировой войны вся женская часть семейства дружно трудилась медсёстрами в Царскосельском госпитале под Петроградом. Вот Александра Фёдоровна с Марией и самой младшей Анастасией, которой к тому времени исполнилось всего 15 лет, в палате с больными. На другом снимке – государыня в хирургическом кабинете. На третьем – старшая дочь Ольга. На одном из снимков княгини заняты рукоделием и шьют бельё раненым. Один из авторов и первый хранитель альбома – офицер Александр Сыробоярский, попавший сюда после ранения. Здесь и свела его судьба с императрицей и дочерьми. Некоторые историки считают, что к одной из дочерей капитан питал нежные чувства, которые пронёс через всю жизнь. В подарок на память от Александры Фёдоровны герою Брусиловского прорыва достались сшитые императрицей гетры, хранимые ныне в музее Вооружённых сил в Москве. Среди раритетов – портрет Николая II в мундире лейб-гвардии Гусарского полка.
– В Америке так и не смогли установить авторство художника, – рассказывает Наталья Гойденко, исполнительный директор организатора и куратора выставки Национального Фонда Поддержки Правообладателей. – Когда же в России провели атрибуцию, специалисты обнаружили подпись «Н. Шильдер». Кстати, сейчас репродукция этого портрета украшает главный зал Романовского музея. Интересно, что другая работа Николая Шильдера – «Искушение» стала едва ли не первой из приобретённых Павлом Третьяковым для своей коллекции картин.

Костромичи, которые в имперскую бытность именовали себя «костромитяне», с выставкой уже попрощались. Теперь экспозиция держит путь в Европу, где с ней ознакомятся жители городов Испании, Германии, Сербии, Франции, Финляндии, Украины. А в октябре она вернётся на родину и из Санкт-Петербурга продолжит путешествие по России.

Виталий Хабаров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31