07 мая 2021 22:27

Самый страшный вольнодумец

К 180-летию со дня рождения Н.Я.Данилевского

К 180-летию со дня рождения Н.Я.Данилевского

Деятельность этого русского патриота и самого проклинаемого западниками славянофила была невероятно обширна. Прожив недолгую жизнь – всего 63 года, – он оставил огромное количество трудов, касающихся самых разных сторон русской жизни.

Главным его трудом по праву принято считать книгу «Россия и Европа», которая принесла ему славу во всей России и благодаря которой впоследствии в течение ста лет имя его предавалось забвению.

Он родился 28 ноября 1822 года (11 декабря по григорианскому календарю) в семье бригадного генерала. В Царскосельский лицей он был принят в год гибели Пушкина. Отучившись пять лет в лицее, Данилевский занимался и на естественном факультете Петербургского университета. Там о нем ходила слава как о независимо мыслящем молодом русском философе.

В 1849 году он защитил диссертацию и получил звание магистра ботаники, занимался изучением флоры черноземной полосы России в Тульской губернии, когда его вдруг привлекли по делу Петрашевского, с которым он был некогда дружен. Сто дней Данилевский провел в Петропавловской крепости, покуда не были доказаны его полная невиновность и неучастие в делах антиправительственной группировки. Он служил то в Вологде, то в Самаре, то на Каспии, то на Белом море, то даже в Персии и Норвегии. В сорок лет Николай Яковлевич поселился в Крыму. Он был назначен начальником экспедиции для исследования рыболовства на Черном и Азовском морях.

Крым, еще недавно переживший ужасы войны 1853 – 1856 годов, свидетельствовал ученому о крайней враждебности европейцев по отношению к нам. И это стало толчком к созданию главного труда жизни. Следуя учению славянофилов А.С.Хомякова, И.В.Киреевского и К.С.Аксакова, он пошел дальше их в разделении исторических задач двух миров – европейского и русского. Если предшественники выделяли различия между этими двумя мирами, то Данилевский впервые показал, что западный мир не просто соперничает с русским, а стремится к полному и безжалостному уничтожению России.

«Мы рвемся в Европу», «Европа – наш общий дом» – все эти красивые лозунги хороши только на словах. На самом деле если какая-то, пусть весьма значительная, часть русских и хочет считать себя европейцами, то европейцы никогда не хотели, не хотят и никогда не захотят увидеть в нас членов своей старинной семьи. «Взгляните на карту, – говорил мне один иностранец, – разве мы можем не чувствовать, что Россия давит на нас своею массою, как нависшая туча, как какой-то грозный кошмар?» – так начинается вторая глава книги «Россия и Европа». Глава, которая красноречиво называется «Почему Европа враждебна России?» и открывается эпиграфом:
Мы слышим клеветы,
Мы знаем оскорбленья,
Тысячеглавой лжи газет,
Измены, зависти и страха порожденья.
Друзей у нашей Руси нет!


И далее на протяжении всего своего величественного труда Данилевский ведет тяжелую борьбу со всей этой «тысячеглавой ложью», давая отповедь всей клевете, за многие столетия накопившейся в Европе против нашей Родины.

Да, Петр открыл окно в Европу, но это еще не значит, что мы должны лезть в это окно. Во-первых, потому, что в окно влезает только тать. А во-вторых, потому, что это было бы подобно тому, как если б огромный слон пытался влезть в маленький уютный домик. Да и зачем слону стараться доказать обитателям маленького домика, что он член их семьи?

Хотите жить в Европе и считаться европейцами? Тогда уезжайте и живите там, усваивайте их языки и принимайте их гражданство, но зачем же всю Россию тащить в маленькое пространство Европы? Разве русские крестьяне мечтали быть европейцами? Зачем же заставлять их становиться пейзанами?!

В названии третьей главы Данилевский спрашивает: «Европа ли Россия?» И убедительно доказывает: нет, не Европа! Да и зачем ей быть Европой, непонятно! К тому же европейцы в своем извечном стремлении к Drang nach Osten не ставили своей целью преобразовать нас в своих братьев, а лишь поработить, заставить работать на себя. К величайшему сожалению великой римской цивилизации, мы приняли христианство. Из-за этого стало гораздо труднее объявлять нас дикими язычниками. Хотя, впрочем, при начале каждого нового крестового похода на Русь они провозглашали нас схизматиками и говорили: «Это почти то же самое, что язычники! Не подчиняясь Папе Римскому, русские извращают веру в Христа, а стало быть, не могут считаться христианами».

Доказав, что Европа изначально враждебна России, что Россия – не Европа и что европейская цивилизация не тождественна всемирной, Данилевский приступает к глубокому и всестороннему анализу культурно-исторических типов разных народов, выявляет в качестве главной черты германо-романского типа насильственность. Католицизм всегда проявлял нетерпимость и именно насаждал христианство, что в итоге привело к упадку религиозности во всем европейском сообществе, начавшем с протестантизма, а кончившем полным атеизмом и нигилизмом.

Европейничанье, особенно развившееся после Петровских реформ, Данилевский определяет в качестве симптома общего нездоровья российского общества. Он пишет, что «в деятельности Петра необходимо строго отличать две стороны: его деятельность государственную, все его военные, флотские, административные, промышленные насаждения, и его деятельность реформативную, то есть те изменения в быте, нравах, обычаях и понятиях, которые он пытался произвести в русском народе». И если первую сторону Данилевский прославляет, то вторую яростно критикует, поскольку именно она и привела к обезьяньему европейничанью.

Описав все тонкости восточного вопроса с его взаимоотношениями России и мусульманства, России и Дальнего Востока, России и Турции, Данилевский изложил свою панславянскую теорию. И если доселе его доводы были неопровержимо убедительными, здесь Николай Яковлевич впадает в идеализацию всеславянского единства. Он излагает план объединения всех славян под эгидой России. Пушкин в своем громокипящем стихотворении «Клеветникам России» задавался вопросом: «Славянские ручьи сольются ль в русском море?» Данилевский отвечает: нет, не сольются, каждый из славянских ручьев будет, как и прежде, звучать по-своему, но отныне в едином хоре, у которого дирижером будет Россия.

Столицей будущего утопического всеславянского государства Данилевский провозглашал Константинополь, пророчески названный Царьградом. Борьба за Царьград – мистическая цель всех славян. Но в таком случае – почему не Иерусалим с Гробом Господним?..

Увы, каждая эпоха, и наша эпоха в особенности, убедительно доказывает нам, что всеславянское единство – всего лишь красивый миф. Сама природа дает нам примеры того, как родственные существа не могут составлять подобные союзы непохожих друг на друга родственников. Собаки не любят волков. В Африке, где обитают львы и африканские слоны, не увидишь тигров и азиатских слонов. Попробуйте в зоопарке поставить рядом вольеры с африканскими и азиатскими слонами – и те и другие будут беситься от одного только запаха враждебного соседа и рваться в бой. Хотя с виду они – ближайшие родственники! Данилевский же видел сожительствующими вместе русских и поляков, сербов и хорватов, болгар и чехов!.. В то время еще не пустило столь страшные корни разъединение русских с украинцами, чехов со словаками, восточных украинцев с западными, которое мы с величайшей горечью вынуждены наблюдать ныне.

Польша изначально боролась за первенство в славянском мире. Причем в качестве слуги папского престола. Заставить поляков по-доброму взглянуть на идею общеславянского дома невозможно. То же самое относится к чехам, хорватам, словакам, словенцам, болгарам, македонцам. Общеатлантический дом – это да! Туда они всеми фибрами души рвутся. Все они даже как бы и стесняются своих славянских корней. Да и как не стесняться, если им волей-неволей приходится идти в общеевропейскую семью не в качестве достопочтенных родственников, а в роли прислуги, которой, быть может, когда-нибудь повезет выйти в люди – женить на себе кого-то из равноправных членов семейства.

Говоря о панславянском союзе, Данилевский изначально включал в него Грецию, для которой участие в подобном объединении явилось бы залогом восстановления могущественной Византии. Но это восстановление неизбежно привело бы к тому, что греки потребовали бы для себя особенных привилегий и никогда не простили бы России, что именно благодаря ей Византия возродилась из пепла.

Болгарию Николай Яковлевич считает наиболее заинтересованной страной. Однако жизнь показала нам другое. Освободившись от тяжелейшего турецкого ига, болгары очень скоро забыли о жертвах, принесенных русскими солдатами на алтарь их свободы. И в Первую, и во Вторую мировые войны они оказались в числе врагов России. Хороши братья-славяне! Во время натовских бомбежек Югославии болгары охотно предоставляли свое воздушное пространство для авиации НАТО. За это их теперь с распростертыми объятиями принимают в блок, отнюдь не панславянский.

Сербы в меньшей степени боялись России, но в послевоенный период, до самого разрушения Югославии, строили свой хваленый «еврокоммунизм».

О католических славянах и говорить нечего. Идея вовлечения их в общеславянскую семью абсурдна точно так же, как идея нового присоединения Ирландии к Великобритании, а Норвегии – к Швеции или Дании.

На наших глазах происходит постепенное отпадение от русского этноса украинцев и белорусов. Увы, но это так! К сожалению, вся теория Данилевского о необходимости создания великой Всеславянской конфедерации, в которой он даже венгров умел видеть, оказалась сладостной, но никогда не осуществимой мечтой.

Что говорить о том, какую злобу излило на автора книги «Россия и Европа» все «просвещенное» общество! Слова «ошибочно» и «заблуждение» были самыми мягкими в огромном море статей, направленных против Данилевского бесчисленными либеральными критиками, познерами XIX столетия, самодовольными, прикормленными Западом, уже тогда успевшими сделать слова «славянофильство» и «патриотизм» ругательными.

Всем, кто склонен излишне идеализировать дореволюционную Россию, следовало бы помнить о том, какими неравными были силы, как травили всякого, кто поистине любил свою Родину и публично заявлял об этом. А если он при этом еще объявлял Европу враждебным для нас образованием, то его травили с утроенной силой. И плевать на то, что Россия никогда ни на кого не нападала первой, что всегда захватчики приходили на ее территорию и грабили ее, все равно: Европа – это высший тип цивилизации, а мы – низший, в Европу надо стремиться, а Россию – презирать...

После написания своей смелой и возмутительной для прозападного общества книги «Россия и Европа» Данилевский занялся разоблачением дарвинистской теории естественного отбора. Ему, как истинному христианину, глубоко претило утверждение о том, что в мире неизменно и правильно побеждает и выживает только тот, кто умеет как можно больше перегрызть глоток. Николай Яковлевич лишь немного не успел закончить свой большой труд. Он скончался от сердечного приступа в 1865 году. Его книга «Дарвинизм. Критическое исследование» вышла уже после его смерти и, конечно же, вызвала новые яростные нападки со стороны приверженцев теории Дарвина, которая в то время была необычайно популярна, а всякий, кто посмел бы критиковать ее, поступал как настоящий вольнодумец, обреченный на проклятие общества.

Как бы то ни было, в среде истинных патриотов России книги Данилевского вызывали и вызывают огромное уважение. Первое издание «России и Европы» вышло в свет в 1869 году, второе – два года спустя, третье – в 1888 году, четвертое – в 1889-м, пятое, под редакцией Н.Н.Страхова, – в 1895-м. После этого она не издавалась ровно сто лет. После кончины Александра III наступила либерализация русского общества, в условиях которой «просвещенному», или, как сейчас принято говорить, «продвинутому», гражданину стыдно было даже произносить фамилию Данилевского.

При большевистской власти имя Николая Яковлевича было окончательно предано забвению. Оно не во все энциклопедии-то включалось. Еще бы! «Панславизм», «славянофильство», «русский патриотизм», «Царьград»... И ни слова про всемирный интернационал!

Лишь в 1995 году издательство Петербургского университета впервые за сто лет издало полный текст книги «Россия и Европа», воздав почести ее автору и его воззрениям.

Александр СЕГЕНЬ.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31