03 декабря 2021 06:13

Всегда выбиравший свободу

Для легенды кинематографа Андрея Сергеевича Кончаловского уходящий год – год двойного юбилея

Для легенды кинематографа Андрея Сергеевича Кончаловского уходящий год – год двойного юбилея. Мэтр отметил 70-й день рождения и 45-летие творческой деятельности. Дел у Кончаловского больше, чем когда-либо: театральные постановки, фильмы, сценарии, клипы, новая книга о политике…
Для легенды кинематографа Андрея Сергеевича Кончаловского уходящий год – год двойного юбилея

Андрей Кончаловский озабочен деградацией мирового искусства
Мэтр отметил 70-й день рождения и 45-летие творческой деятельности. Дел у Кончаловского больше, чем когда-либо: несколько театральных постановок, фильмы, сценарии, клипы для Димы Билана, новая книга о политике…

– Андрей Сергеевич, вы начинали ещё при Хрущёве, успели поработать с Тарковским, покорили Голливуд и затем вернулись на родину. Как считаете, какие времена и обстоятельства наиболее благоприятствуют художнику?
– Для создания произведений искусства художнику, в первую очередь, необходимы не свобода и даже не деньги, а люди, способные понять и принять его идеи. Это главное. Давайте вспомним историю: в античную эпоху, когда процветал рабовладельческий строй, были созданы выдающиеся памятники культуры, в Средневековье, когда на кострах сжигали тысячи людей за инакомыслие, творил гениальный Сервантес. Разве эти условия способствовали творчеству? Ну а у нас, когда во главе государства стоял Сталин, свои лучшие произведения написал гениальный Шолохов!
Нет, великий творец – не тот, кому дали много свободы, свобода – внутри человека. Я всегда подчёркиваю: свободу никому дать нельзя, её можно только взять. Вот поэтому-то в первую очередь мастеру необходимо найти публику, заинтересованную в его искусстве.
Сейчас, увы, таких вот адекватных в плане восприятия искусства людей становится всё меньше. Так же, как всё меньше тех, кто понимает толк в хороших блинах, – нынче всё больше любителей гамбургерного фаст-фуда! Как пессимистично отметил Шпенглер в своем «Закате Европы», Рубенс, конечно же, останется в музее, но лет через 300 вряд ли отыщутся зрители, готовые по достоинству оценить художественные качества «этого куска материи, заляпанного масляными красками».
Что касается меня, то мне комфортно творить тогда, когда меня не зажимают. Как ни парадоксально, но для Голливуда я был «трудным ребёнком», избалованным той творческой свободой, которой я наслаждался в СССР. Не удивляйтесь – в советское время я себя чувствовал свободным режиссёром. В Союзе ты мог снимать, что пожелаешь, правда, потом твои картины могли подвергнуть жёсткой цензуре, плёнки десятилетиями пылились на полках в архивах – как и произошло с моей «Асей Клячиной». Тем не менее ты снимал и говорил в своих лентах именно то, что хотел сказать. В Америке же такое было невозможно, да и сейчас нереально, если, конечно, ты не сам Спилберг, которому дозволено всё.

– Утверждают, что люди перестают воспринимать красоту, увлекаясь различными отклонениями от нормы. В вашем нашумевшем фильме «Глянец» героиня говорит о том, что на выставках успехом пользуются бидоны с кровью – вот это, мол, истинный «высокий арт»...
– То, что в наши дни происходит не эволюция искусства, а его натуральная деградация – это факт неоспоримый. И это по-настоящему страшно. Особенно чётко процесс упадничества виден на примере Запада, где искусство зашло в тотальнейший тупик. Солженицын ещё 25 лет назад сформулировал: «Западу грозит погоня за новизной и упадок цивилизации».
Скажем, классическую музыку сейчас практически никто не пишет – ведь это же «отстой», симфоническая форма мало кому интересна. Где современные Верди? Они никому не нужны. Ну что это за восторги по поводу того же Энди Уорхолла? Какое это искусство?! Всем известно, как его картины были созданы. Несмотря на это, они стоят баснословных деньжищ, вызывают охи и вздохи.
Ну а «Чёрный квадрат» – что это? От чёрного квадрата общество движется к чёрной дыре! На одной выставке как-то видел бюст Толстого, изгаженный голубями. Ну не может такая дрянь восхищать!

– Ну а что, по-вашему, происходит с русским искусством?
– Русское искусство – не западное. Но хочу отметить, что все искусства возникали на основе других искусств. Стопроцентно самобытное искусство можно встретить разве что где-нибудь на далёких, тысячелетиями изолированных от всего мира островах Папуа. Иконы у нас – из Византии, матрёшки – с Востока. Мы брали идеи и по-своему их развивали, преображали. Мы находимся на периферии западной цивилизации, во многом пытаемся подражать ей, но всё-таки идём своей колеёй.
Христианство существенно определило направления русской культуры, и это наше счастье, что в России возникли столь благоприятные условия для православия в частности. Да, сегодня в цене и почёте всё экстравагантное – маринованные акулы, телята, разрезанные пополам. Не дай Бог отстанем в эпатаже и кураже от западных собратьев! Но нельзя забывать, что вся история человечества строится на взлётах и падениях. Поэтому я верю в то, что за каждым грандиозным спадом можно ожидать больших достижений.

– Вас часто сравнивают с вашим братом Никитой Михалковым. Как вы сами считаете, действительно ли в ваших произведениях присутствует полемика?
– Ох и устал я от этих сравнений… Если бы мы не были братьями, уверен, что никому бы и в голову не пришло проводить между нами параллели. А некая полемика у нас с Никитой идёт ещё с юности. Можно сказать, что Никитин «Свой среди чужих» – это своего рода его ответ на моего «Первого учителя». Моё «Дворянское гнездо» – его «Обломов» и т.д. Да и в концепции фильма «12» ощущается спор с моим «Домом дураков». Мне непросто комментировать «12». Как говорится, не суди – да не судим будешь.
Хотя, не скрою, мне приятно полемизировать с братом посредством творчества, эти наши «диалоги» мне доставляют удовольствие. Конечно, мы с Никитой очень разные. Во всём. Он артист. Крупный артист, который впоследствии стал режиссёром. Он мастер, у которого есть чему поучиться. Я же режиссёром был всегда. Но если бы, не приведи Господь, я по какой-то причине был бы не в силах самостоятельно доснять какую-либо свою картину, то, безусловно, попросил бы её завершить за меня своего брата Никиту.

Беседовала Мария Кочнева


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31