29 ноября 2021 23:41

Двенадцать подвигов Галины

Она родила и вырастила своих детей практически без отрыва от производства

Подвиг – это то, за что дают орден. В крайнем случае медаль. Недавно Патриарх всея Руси наградил орденом бывшую жену миллиардера Абрамовича за то, что она родила и вырастила пятерых детей, оставшись при этом замечательной и привлекательной женщиной.
Она родила и вырастила своих детей практически без отрыва от производства

Галина Николаевна Брежнева в окружении части семьи
Подвиг – это то, за что дают орден. В крайнем случае медаль. Недавно Патриарх всея Руси наградил орденом бывшую жену миллиардера Абрамовича за то, что она родила и вырастила пятерых детей, оставшись при этом замечательной и привлекательной женщиной. Галина Брежнева родила и вырастила 12 детей, оставаясь при этом замечательной женщиной, а ещё – дежурной по переезду на 530-м км Московской железной дороги, на участке Курск – Поныри.

Один из начальников дистанции пути, которых за 29 лет работы Галины Брежневой сменилось множество, обещал поставить ей памятник при жизни прямо недалеко от её шлагбаума и будки. Не за то, что родила семерых дочерей и пятерых сыновей, а за то, что ни разу не брала полный декретный отпуск. До самых родов работала, и через два, максимум три месяца после снова выходила. Потому что без этого не складывался семейный бюджет.

Муж, Брежнев Иван Васильевич, второй месяц на пенсии, а раньше – дорожный мастер на станции Курск. Своему делу выучил старшего сына Сергея, тот теперь вместо отца, ещё недавно они работали вместе. Второй сын Андрей – монтёр пути на станции, ближайшей к маминому переезду. Две дочери, Юля и Наташа – проводницы, старшая дочь Елена – дежурная по станции Курск. И дед у Галины Брежневой был путевым обходчиком, и папа с мамой работали на дистанции гражданских сооружений.

Иван Васильевич, глава семейства, родом из деревни Брежнево, что подальше от Курска, в сторону Фатежа. Там их, однофамильцев, полдеревни. Вот, например, Юрий Владимирович Брежнев, который сейчас работает в Курской дирекции по обслуживанию пассажиров, тоже оттуда. И бабушка с дедушкой генсека ЦК КПСС Леонида Ильича родом из этой деревни.

До 2004 года Иван Васильевич и Галина Николаевна Брежневы проживали в деревне Букреевка, в трёх верстах от переезда, в деревенском доме из трёх комнаток и кухни. Там все 12 их детей и родились. В кухне тоже стояли койки, прямо у печки, которую приходилось топить в холода без перерыва, отчего бесплатного угля им не хватало и приходилось докупать. Но всё равно тепло доставалось одной Лариске. А тепло ей было потому, что она спала в духовке. А спала она в духовке потому, что была Лариска брежневской кошкой.

Зато в деревне у них было 60 соток земли, и они держали двух коров да кур с утками, и картошка была своя, и молоко, и капуста, и вся прочая снедь. Койками был уставлен весь дом, другой-то мебели, считай, и не было, но в доме было всего 38 кв. м, и коек всё равно не хватало. Выручало то, что подросшие дети тоже работали на железной дороге. Поэтому уходили все в разные смены и на койках спали тоже посменно. Хватало.

В 2003 году про их семью впервые написал «Гудок». И на следующий год Московская железная дорога купила для Брежневых две квартиры в Курске, в новом многоэтажном доме рядом с вокзалом. Обе квартиры – на втором этаже, на одной лестничной клетке, двери напротив. Квартиры одинаковые, четырёхкомнатные, с большими кухнями, служебные, но «с правом наследственного пользования». Старый дом и десять соток земли тоже оставили за ними, там теперь живёт сын Андрей с семьёй. Картошку по-прежнему сажают, в этом году собрали 42 мешка. Мелкую оставили на семена. Картошка у Брежневых сортовая, завезённая из-под Питера. Когда они её готовят, то в количестве одного ведра за раз. Макароны или крупу варят по два килограмма.

С Андреем считая, пятеро взрослых детей живут отдельно. Коек теперь хватает. МЖД помогла с мягкой мебелью, начальник дороги Владимир Иванович Старостенко подарил большой телевизор. Но особого простора в квартирах не наблюдается: дети, конечно, отделились, но подарили семерых внуков, которых постоянно и охотно подсовывают.

Даты рождения и «порядковые номера» детей у Ивана Васильевича с Галиной Николаевной от зубов отскакивают, а вот в годах появления внуков они не так тверды. Впрочем, если посоветуются, то вспоминают точно. Ориентиров во времени у них масса: «Это ж когда Андрюшка из Чечни демобилизовался», или «Когда Наташа первый раз забеременела».

Внуки хороши и отборны, как их картошка. Дверь открывают мужчины. Оба чистенькие, нарядненькие. Один – эдакий маленький принц с тёмными локонами и глазищами, другой светленький, коротко стриженный, в лекторских очечках с металлической оправой – не то Гарри Поттер, не то восьмилетний Пьер Безухов.

– Вы – братья?
– Нет, – «Безухов» поправляет очки и представляется, – я – Кирюша, а он – Илюша. Он мой дядя.

Разница в возрасте между самым старшим сыном и самой младшей дочкой у Брежневых 24 года. Но иерархия соблюдена: младшая дочь их, Катюша, 1997 года, и она в четвёртом классе, а старшая внучка, Анечка, 1998 года, и в третьем. То есть все дяди и тёти старше племянников.

Младшие дети – просто симпатяги, а внуки – к тому же все акселераты. Трёхлетняя Вика, как и положено красотке, наврала про возраст, сообщив, что ей два, но тут же была уличена и выдана со всеми потрохами: пошла она в восемь месяцев, а две недели назад успешно встала на ролики. Ни капли не сконфуженная Вика тут же изъявляет желание показать, как она танцует. Тогда уж и Катя решает продемонстрировать таланты в декламации, а Кирюшка, поддёрнув очки, устремляется в другую квартиру за образцами своего художественного творчества. Ни тени стеснения ни у взрослых, ни у маленьких, все ласковы, приветливы, улыбчивы. Все друг друга нескрываемо любят, все подсовывают бесчисленные семейные альбомы с прямо-таки гламурными фотками. Но наибольшим успехом пользуется альбом с Жениной свадьбой. Женя отслужил в Смоленске, а теперь остался там прапорщиком и вот женился на такой красавице Юле, а она, между прочим, юрист в тамошнем банке.

Альбомы альбомами, а стол неотвратимо накрывается, и картошка знаменитая уже парит из-под крышки, и помидорчики-огурчики собственного урожая и засола (потом в мой блокнот запишут рецепт: «Одну чайную ложку лимонной кислоты, 2 таблетки аспирина; огурцы заливать 3 раза, помидоры – 2 раза»), и грибочки скользкие и хрусткие даже на вид уже в мисочке и с лучком. И отец, он же дедушка, уже аккуратно ставит на стол бутылочку «Пять озер», привезённую Галиной Николаевной из Москвы, с празднования Дня матери в управлении дороги. Но тут сама Галина Николаевна, она же бабушка, то ли командует, то ли предлагает: «Перекур».

И мы дружно отправляемся на ослепительно чистую лестничную клетку между квартирами, к грузовому лифту, где стоит на кафеле аккуратная баночка-пепельница. Мы – это Галина Николаевна, дочка Наташа, она же проводница, она же мама танцорши Вики, и я. Потому что мужчины в их семье принципиально не курят.

Тут из лифта (даром что второй этаж) выходит восьмиклассница Галя, вся в пирсинге (уши – правое и левое, ноздря – левая) и смотрит на нас с нескрываемой завистью, но покорно отправляется донакрывать стол.

– До конца школы, – объясняет мне Наташа, – курить ни-ни! Меня мама в 11-м классе застукала, так вешалку об меня сломала. Правда, деревянную...
– Успеют еще накуриться, – машет мама рукой. – А как забеременеют, так всё равно бросят.

И мы возвращаемся на кухню, где младшие уже всё доделали без нас, сервировали любо-дорого, и начинается весёлое, смешливое, но чинное застолье, поначалу с малышнёй, а потом десятилетняя Катюшка их как-то незаметно по-одному выдернула, абсолютно без шума, как опытный разведчик снимает часового, умыла и уложила. После чего, отчмокавшись и пожелав спокойной ночи, исчезла сама.

А потом мы с бабушкой отправились на работу, потому что ей было в ночь.

А по дороге она рассказала самый страшный случай за её 29 лет на этом переезде. Водитель утреннего рейса, вёзший полный автобус людей на работу из ближних деревень, врезался на всём ходу в третий вагон южного экспресса. Вся передняя площадка автобуса погибла. Водитель лишился ног, но остался жив. А на следствии рассказал, что решил покончить с собой из-за неприятностей в семье – жена загуляла.
– Только давно это было, – говорит Галина Брежнева, – теперь такого и быть не может.

– Почему? – не понимаю я.– Теперь у вас все жёны целомудренны?
– Да нет, – смеется она. – Просто после того случая у меня на переезде теперь, кроме шлагбаума, вот эти поднимающиеся железяки. Называются УЗП. «Устройство заграждения переезда». И оно у меня всегда исправно. Вот сейчас лопатку с метёлкой возьмём и от снежка как следует очистим...

Если человек на работе разводит цветы, значит, он эту работу любит. Будка на переезде 530-го километра – просто зимний сад.

Сажусь за её стол и спрашиваю:
– Вот я тут первый раз. Вот, положим, заполнил я все пять журналов, предположим, приступил к дежурству. В чём будет разница между мной и вами?

Она подхватывает с ходу:
– Пыли будет много, а толку мало. Вот пройдёт сейчас поезд и сдвинет планку нижней негабаритности. И ты трубку схватишь, и начнёшь машиниста грузить, что у него провисло что-то под брюхом. Хорошо, если до экстренного торможения не допылишь!

– А вы?
– А я сначала выйду и посмотрю. Увижу, что покрытие переезда цело. Значит, скорее всего, он воздушной волной какую-нибудь льдину зацепил, она по планке и стукнула. Позвоню на следующий переезд. Если там тоже планку сдвинуло – значит все правильно угадала, и не надо машиниста дёргать, пускай себе летит дальше.

Слушать надо – и слышать. Вот позавчера поезд проехал, и я слышу – что-то не так. Звук какой-то неправильный. В общем, я сразу машинисту позвонила.

Когда курский машинист услышал, что говорит Галина Брежнева, отреагировал мгновенно – тормознул на первом же остановочном пункте и побежал к последним двум вагонам. Что там было, они ей так и не сказали. Но на следующий день заявились к ней домой целой делегацией: машинист с помощником и сменная локомотивная бригада:
– Ну, Николаевна, ты нас всех спасла. Говори, чего у тебя в доме не хватает.

Тут она и вспомнила про скорый Новый год, праздник, представила все эти детские мордашки и сказала:
– Музыкального центра.

Так что Новый год будет у них с музыкой.

Алексей Черниченко,
спец. корр. «Гудка»
Курск



Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31