20 октября 2021 18:46

Воспевающая поэтов

Наталья Бондарчук после Пушкина взялась за Лермонтова

Знаменитость и дочь великого режиссера оказалась до удивления простой в общении, и к тому же необыкновенно интересным человеком. А еще на счету Натальи Сергеевны Бондарчук и созданный в Москве детский театр «Бэмби», которым она, собственно, и руководит в последние годы.
Наталья Бондарчук после Пушкина взялась за Лермонтова

Наталья Бондарчук убеждена, что человека от обезьяны отличает именно культура
Знаменитость и дочь великого режиссера оказалась до удивления простой в общении, и к тому же необыкновенно интересным человеком. Впрочем, если вспомнить человеческую и актерскую биографию Натальи Бондарчук, которая представала перед зрителями и романтико-героической Волконской из «Звезды пленительного счастья», и загадочной Хари из «Соляриса», то можно смело утверждать, что иначе и быть не могло. А еще на счету Натальи Сергеевны и созданный в Москве детский театр «Бэмби», которым она, собственно, и руководит в последние годы. Ну а непосредственно сегодня она полностью погружена в свой лермонтовский проект.

– Недавно мы увидели фильм вашего отца «Тихий Дон», выкупленный после более чем десятилетнего пребывания в Италии…
– Да, наша давняя мечта наконец свершилась. Переговоры по картине шли давно, но прийти к консенсусу с собственниками удалось лишь недавно. Поэтому, безусловно, это радостное событие.

– Наталья Сергеевна, расскажите о фильме, над которым вы сейчас работаете.
– Новая кинокартина входит в триптих «Пушкин, Лермонтов, Гоголь» и будет носить название «Лермонтов. Неведомый избранник». Она повествует о последних днях великого поэта.

– Пушкин, Лермонтов, Гоголь. Вам не кажется, что эти персонажи совсем не интересуют современное поколение?
– Ошибаются те, кто считает, что молодым людям это неинтересно, не будут они смотреть «хрестоматийного Лермонтова». Просто мы должны учиться с ними разговаривать. Разговаривать умно, эмоционально, серьезно, но не скучно. Они ждут именно такого разговора. А вообще, все зависит от культуры: это и «базис», и «надстройка», и сама жизнь. Убери сейчас культуру – и, уверяю, планета обезьян нам гарантирована! Но вот хотим ли мы жить на планете обезьян?

– Говорят, свой фильм вы делаете на каком-то удивительном, во многом изменившемся киноязыке…
– Да, действительно, теперешний киноязык более напряженный, монтаж более изощренный, все такое – шоковое. И мы идем по этому пути – применяем динамичный монтаж, довольно жесткие сцены.
Впрочем, бурный характер Лермонтова тому очень соответствует.

– У вас все актеры прямо как на подбор. Вот, например, роль Лермонтова играет талантливый Евгений Стычкин.
– Для Жени роль Лермонтова – это самая большая мечта. Даже в «Цирк со звездами» он пошел, чтобы похудеть и приобрести нужную форму. Но вживаться в новый образ ему будет сложновато – не хватает уверенности, мешает излишняя интеллигентность. Однако актер не жалеет себя. Он лихо скачет на коне, выполняет сложные акробатические номера.
Варвару Лопухину, одну из последних возлюбленных Лермонтова, сыграет известная киноактриса Екатерина Гусева.
Кроме того, участие в съемках примет Виктор Сухоруков, роль которого, по сравнению с первоначальным замыслом, по ходу съемок заметно возрастает.

– А в чем, собственно, основная идея вашей постановки?
– Задача фильма – снять с Лермонтова привычный образ, эту прилипшую маску и рассказать простую историю о непростом человеке. Ведь чем отличается Бурляев-Лермонтов от Стычкина-Лермонтова? В первую очередь тем, что Николай Бурляев (бывший муж Натальи Бондарчук, сыгравший Лермонтова в одноименном фильме. – Ред.) сыграл великого поэта как героя. А нам надо показать его как живого человека, со всеми достоинствами и недостатками.
В сущности Лермонтов был антигерой, полный всевозможных комплексов и сомнений. Даже внешние данные поэта далеки от идеальных: короткие кривые ноги, маленький рост, прибавьте к этому и сложный характер. Трудно сопоставить этот образ с привычным представлением о поэте! К тому же скверный характер явился одной из причин не только смертельной дуэли, но и потери последней любви, Катеньки Быховец.

– Правда, что сюжет нового творения схож с фильмом «Пушкин. Последняя дуэль»?
– Действительно, это так. Оба фильма начинаются смертью великих поэтов, а затем идет тщательный анализ случившейся трагедии. Затрагиваются такие подробности, которые вряд ли кто смог предположить. С особой тщательностью выбирали для съемок место дуэли. Оно должно было совпадать с описаниями из документальных источников, ну и, конечно, отразить неповторимую кавказскую природу.

– Слышал, что запланированная в этом году первая съемка не состоится. Почему?
– Причина, увы, проста: нет денег. Поэтому я постоянно ищу потенциальных спонсоров.

– Ну и ну, прямо-таки парадоксальная ситуация складывается.
– Поймите, искусство, особенно такое как кино, требует не только жертв, но и денег. Причем финансирование идет по странной схеме: мы должны стать в очередь и надеяться, что вытащим счастливый билетик. По сути, это есть самая настоящая лотерея. На один лот претендуют пять-шесть проектов, но только один из них может рассчитывать на частичную материальную поддержку со стороны государства.
Но и это капля в море, поэтому для своих двух фильмов мне пришлось пойти путем заимствования.

– У вас имеется действенный рецепт по тому, как изменить все эти весьма неположительные тенденции, господствующие в кинематографе?
– Надо защищать отечественный кинематограф, в первую очередь увеличением в доле проката национальных фильмов.
Американское кино – это искусство сиюминутное, когда полотно картины представляет бездуховный коллаж. Сравните американский «Солярис» и наш. У них показана только история любви, а у нас на первом плане стоит спасение человечества. Вот и у нас зритель, который хочет видеть качественные фильмы, поверьте мне, исчез еще не весь и не безвозвратно.

Беседовал Артур Инджиев



Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31