27 октября 2021 22:32

Критерии отбора

Врачебно-экспертные комиссии будут заниматься не только оценкой здоровья сотрудников, но и профилактикой профзаболеваний

Анатолий Цфасман, заведующий кафедрой железнодорожной медицины Российской академии путей сообщения, профессор: «ОАО «РЖД» намерено повысить требования к работе врачебно-экспертных комиссий (ВЭК) и пересмотреть критерии допуска к работе железнодорожников»
Врачебно-экспертные комиссии будут заниматься не только оценкой здоровья сотрудников, но и профилактикой профзаболеваний

Анатолий Цфасман, заведующий кафедрой железнодорожной медицины Российской академии путей сообщения, профессор
ОАО «РЖД» намерено повысить требования к работе врачебно-экспертных комиссий (ВЭК) и пересмотреть критерии допуска к работе железнодорожников. Этот вопрос подробно рассматривается на медсовете компании, который вчера начал работу в Подмосковье.

– Анатолий Захарович, чем вызвана необходимость такой реформы?
– Во главе вопроса стоит обеспечение безопасности движения, надежность «человеческого звена». Отсюда вытекает необходимость медицинского отбора и периодических освидетельствований лиц, непосредственно обеспечивающих движение поездов. Пересмотры медицинских требований – процесс естественный в силу ряда причин. Учитываются прогресс медицинский и технический, а также кадровые вопросы.
Подготовка классных специалистов – машинистов локомотивов, диспетчеров и некоторых других – требует немало усилий, времени и материальных затрат. Но когда такой специалист достигает возраста 35 – 40 лет, накопив к этому времени громадный опыт, у него часто возникают проблемы со здоровьем, и его навсегда отстраняют от рейсов, например.
В части случаев это неизбежно. Но нередко в требованиях могут быть сделаны определенные смягчения, проведена медицинская реабилитация. Конечно, все это до степени, не снижающей безопасности движения.

– Давно ли на железных дорогах существуют комиссии, которые теперь называют врачебно-экспертными?
– Их история ведет начало еще с середины позапрошлого века, когда в России впервые столкнулись два поезда и выяснилось, что один из машинистов проехал на красный свет, потому что не различал цветовые сигналы. И тогда было предписано: при отборе машинистов «не допускать к указанным работам как лиц с недостаточной остротой зрения, так и с дальтонизмом».
Затем были введены ограничения по слуху, позднее приняты регламенты по оценке психического и соматического состояний. А уже в конце ХIХ века в нашей стране действовали довольно совершенные для того времени «Правила врачебно-санитарной службы на железных дорогах», дополненные наставлениями по освидетельствованию состояния здоровья лиц, связанных с движением поездов. Уже тогда перечень медицинских противопоказаний был достаточно обширным.
Сегодня на сети действуют 232 ВЭК.

– На медицинском форуме «Профессия и здоровье» вице-президент ОАО «РЖД» Олег Атьков отметил, что отраслевые экспертные комиссии, к сожалению, не равноценны. Что имелось в виду?
– Прежде всего это различия в квалификации врачей, работающих в ВЭК. Врачи основных специальностей должны проходить у нас в академии специализацию и усовершенствование по железнодорожно-медицинским вопросам экспертизы. Это регламентировано соответствующим указанием. Но на практике еще многие специалисты комиссий не прошли такого обучения. Есть трудности в комплектовании комиссий психиатрами. Имеет значение и качество лабораторно-инструментальной базы.
Вообще в нашей отрасли существует весьма значимая медицинская специфика. Железнодорожному врачу необходимо знать особенности работ, вредные факторы, с которыми встречаются те или иные работники. Ему следует понимать, в каких профессиях и через какое время могут появиться профессиональные заболевания и те, которые мы называем профессионально-зависимыми.
Специалисты ВЭК постоянно балансируют меж двух огней. Если человек внезапно умрет в кабине локомотива или же у него возникнет психическое нарушение, которое приведет к тяжелым последствиям, то врачам, допустившим его в рейс, несдобровать. Но если они будут перестраховываться, неоправданно ужесточат требования, то на железной дороге скоро некому будет водить поезда.

– Возможно ли привести все ВЭК к единым стандартам?
– Думаю, до определенной степени возможно. Что касается кадровой составляющей, то начальник департамента здравоохранения ОАО «РЖД» Сергей Краевой уже сообщил о создании новой двухуровневой программы подготовки специалистов ВЭК: для врачей, которые приходят к нам со стороны, – им требуется специализация, и врачей, которым требуется усовершенствовать свои знания. Все это касается примерно 5 тыс. специалистов. Обучение и усовершенствование железнодорожных врачей по специальным вопросам относительно давно ведется на кафедре железнодорожной медицины Российской академии путей сообщения. К сожалению, в последние годы количество циклов обучения стало снижаться. Если в 2004 году курс усовершенствования прошли у нас 514 слушателей, то в прошлом году – порядка 200. Планами департамента здравоохранения на 2008 год это положение скорректировано, и теперь, надо полагать, эта кривая устремится вверх.
А проблема недокомплекта стандартного оборудования должна быть практически решена к концу этого года. Департамент обещает поставить врачебно-экспертным комиссиям около 300 единиц необходимого оборудования, и его дефицит будет закрыт на 85 – 90%.

– Планируемый пересмотр медицинских критериев допуска к работам – это какое-то революционное решение?
– Ничего необычного в этом нет. С 1932 года по настоящее время сменились 12 таких документов. Были смены с промежутками всего в один или два года.
Пока еще не решен вопрос о том, будет ли пересмотрен весь список или мы внесем изменения в ограниченное число статей. На мой взгляд, оптимальной в сложившейся ситуации была бы новая редакция приказа.

– Самой частой причиной списания машинистов являются профессиональные заболевания?
– Прежде чем ответить на этот вопрос, хочу пояснить, о каких заболеваниях идет речь. Существует широкий спектр мнений среди железнодорожников о том, какие из заболеваний считать профессиональными. Например, требуют отнести к их числу любые болезни, по которым люди комиссуются как профнепригодные. Логика здесь такая: раз мы пришли на работу без этого заболевания, а в процессе работы заболели, то значит, оно и есть профессиональное. Вот это неправильно. Четко определено, что к профессиональным относится лишь то заболевание, возникновение которого обусловлено исключительно вредным профессиональным фактором.
Профзаболевания составляют небольшую часть общих заболеваний, но им уделяется повышенное внимание в силу их социальной значимости.
Сегодня по количеству специалистов, страдающих такими заболеваниями, первое место занимает локомотивное хозяйство. Вредные факторы условий труда – уровень шума и вибрации в кабинах локомотивов последних марок – значительно снизились. Однако врачи ВЭК стали уделять большее внимание выявлению профессиональной тугоухости машинистов. Отсюда и рост показателей этого заболевания.
Среди порядка 1,3 млн работающих на железнодорожном транспорте около полумиллиона работают во вредных и опасных для жизни условиях. Среди всех медицинских осмотров в ВЭК до 60% падает на осмотры «профвредников».
Существуют еще и так называемые профессионально-обусловленные болезни, при которых профессиональный фактор может играть ту или иную способствующую роль, но не является единственной или решающей причиной.
Так вот, собственно профессиональные заболевания составляют небольшой процент среди причин отстранения от работы лиц, связанных с движением поездов. А вот на профессионально-обусловленные болезни приходится не менее 50%.
Теперь мы должны поработать над усилением профилактических и восстановительно-реабилитационных мероприятий, которые продлят профессиональное долголетие железнодорожников и в первую очередь – членов локомотивных бригад.

Беседовал Андрей Ивахнов


Справка «Гудка»
    Анатолий Цфасман, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик Академии транспорта, руководитель Центра профпатологии и экспертизы профпригодности (ЦКБ №1 РЖД).
    Основал педагогическое направление в железнодорожной медицине, организовав в декабре 1987 года первую кафедру «Железнодорожная медицина» во Всесоюзном институте повышения квалификации руководящих работников и специалистов железнодорожного транспорта, который впоследствии был преобразован в Российскую академию путей сообщения (РАПС).
    Завтра кафедра железнодорожной медицины РАПС отмечает свое 20-летие.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31