27 октября 2021 22:05

Голосовали опять сердцем

Крах правой и ступор левой оппозиций были предсказуемы

Крах правой и ступор левой оппозиций были предсказуемы

Леонтий Бызов, руководитель отдела социально-политического анализа Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ)
Прошедшая думская кампания запомнится в первую очередь участием в ней президента Путина, который, по мнению социолога, является для граждан России таким же национальным символом, как и рубиновые звезды на башнях Кремля.

– Что было нового в завершившейся предвыборной гонке по сравнению с предыдущими?
– Эта кампания запомнится в первую очередь тем, что в ней принял участие сам Владимир Путин. Решение президента возглавить предвыборный список «Единой России» привнесло элемент неожиданности в предвыборную гонку и изменило ее результат. Без этого шага господина Путина думская кампания 2007 года была бы крайне скучной и предсказуемой.

– Вам кажется, что участие президента сделало ее менее предсказуемой?
– Да, и вот почему: до того, как Владимир Путин объявил о своем намерении поддержать «Единую Россию», и ЛДПР, и «Справедливая Россия», по всем прогнозам, уверенно проходили в Госдуму. А тут появился шанс, что сделать это у них не получится. В конечном счете они все-таки набрали необходимые проценты голосов, но могло получиться и иначе. Риск был вполне реальный.

– Голосовали россияне не головой, а сердцем, не за партию, а за сверхпопулярного лидера?
– Да, именно так. Правда, надо сказать, что никто им не предоставил возможность проголосовать головой. Гражданам попросту не объяснили, что пребывание Владимира Путина в президентском кресле не зависит от итогов выборов в Думу.

– Давайте представим такую ситуацию: Владимир Путин не ушел из большой политики, а стал, скажем, спикером Думы. «Единая Россия» при этом совершит ряд серьезных промахов и перестанет пользоваться поддержкой населения. Что в этом случае произойдет с личным рейтингом Владимира Путина?
– Россияне видят в господине Путине не просто политика, а определенный символ. Они оценивают Владимира Владимировича не как обычного участника политического процесса, а как человека, объединяющего нацию. Он важен для граждан именно в этом качестве. А личные качества Владимира Путина – вопрос второстепенный. Даже его курс для них не существенен: мы видели, что промахи исполнительной власти на рейтинге самого президента никак не сказывались. Поэтому я и считаю, что в глазах россиян Владимир Путин – это символ государства, его олицетворение. В этом смысле Владимир Путин может быть поставлен в один ряд с рубиновыми звездами на кремлевских башнях. Для наших сограждан президент Путин – знак, свидетельствующий о том, что в стране все идет своим чередом, все спокойно, все хорошо.

– Почему на прошедших выборах с таким треском проиграли правые? Дело в непопулярности либеральных идей или россиянам надоели бессменные лидеры «Яблока» и СПС?
– И то, и то. Хотя если бы все партии, продвигающие либеральные ценности, консолидировали усилия, то им, вне всяких сомнений, удалось бы преодолеть семипроцентный барьер. К тому же их бы поддержали не только убежденные приверженцы правых идей, но и часть протестного электората, недовольная действиями «Единой России». В итоге набралось бы 8 – 10% голосов. Ниша небольшая, но вполне реальная. Однако вместо того, чтобы объединить усилия, правые пытались пробиться в Думу поодиночке, их электорат оказался раздроблен. В то же время старые партии – СПС и «Яблоко» – даже вместе с трудом справились бы с прохождением в Думу, поскольку за ними тянется шлейф ответственности за неудачи 90-х годов прошлого века. России нужна современная правая партия, ориентированная на традиционный для либералов электорат – молодых, состоятельных и успешных городских жителей, ездящих по миру и не чурающихся сближения с Западом. СПС же, вместо того чтобы работать с этой частью избирателей, стал «окучивать» пенсионеров…

– А кто голосовал за КПРФ? Только коммунисты? Или партии Зюганова удалось привлечь голоса объединенного протестного электората?
– В России насчитывается всего порядка 8% избирателей, поддерживающих собственно коммунистические идеи. И то речь идет скорее не о настоящих «красных», а о тех, кто тоскует по советскому прошлому. Однако за КПРФ проголосовали 12% россиян. То есть треть голосов Геннадий Зюганов получил от тех, кто не разделяет его программные установки, но при этом хотел выразить свое несогласие с курсом «Единой России». Признаться, среди моих знакомых, убежденных демократов, были те, кто поступил именно так. Эти люди были уверены, что демократические партии не преодолеют семипроцентный барьер, и проголосовали за КПРФ для того, чтобы гегемония партии власти в Думе была хоть как-то разбавлена.

Беседовал Артем Кобзев



Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31