27 октября 2021 22:53

Смежная специальность

Принять роды для машинистов локомотивного депо Троицк – дело привычное

Одно время в локомотивном депо Троицк Южно-Уральской дороги всерьез стали задумываться, не организовать ли курсы по приобретению машинистами новой профессии – родовспоможению. Для других депо она, может быть, и ни к чему, а вот троичанам без акушерских знаний приходилось туго.
Принять роды для машинистов локомотивного депо Троицк – дело привычное

Валерию Рзянкину (слева) и Александру Ракшинскому приходилось принимать роды прямо в кабине локомотива
Одно время в локомотивном депо Троицк Южно-Уральской дороги всерьез стали задумываться, не организовать ли курсы по приобретению машинистами новой профессии – родовспоможению. Для других депо она, может быть, и ни к чему, а вот троичанам без акушерских знаний приходилось туго.

«Есть тут у нас участок один, ну просто аномальная зона. В любой момент локомотивной бригаде мог сюрприз преподнести, – рассказывает бывший машинист, а сейчас заместитель начальника депо по кадрам Валерий Рзянкин. – Сколько ребятишек на этом участке в кабинах грузовых электровозов родилось – не счесть. Да все крепкие такие, здоровенькие. Сам однажды был повивальным. Понятия не имел, что делать, а за спиной состав-тяжеловес, скорость поезда 60 км/ч. Но сумел! Пуповину перерезал, ребеночка принял. Малыша завернул в свою рубашку и в Троицке его и мамашу передал в машину «скорой помощи».

Такие воспоминания есть у машинистов Виталия Щеткина, Владимира Волошенко, Виктора Манина, Николая Сайгушкина и у многих-многих других – всех и не перечислить, потому что роды в кабине локомотива были почти рядовым событием.

Так что же это за феномен такой, с которым не один десяток лет сталкивались локомотивные бригады?
Ничего сверхъестественного в этой «аномалии» нет.

Участок Троицк – Карталы Южно-Уральской железной дороги, который обслуживает локомотивное депо Троицк, проходит по территории Республики Казахстан. На степных просторах Кустанайской области еще со времен поднятия целины хлебоприемные пункты и элеваторы старались построить поближе к железной дороге. Там же строились и жилые поселки. А больницы находились в районных центрах, порой за сотни километров. И даже в то время, когда между населенными пунктами было налажено автобусное сообщение, люди предпочитали железную дорогу любому другому транспорту – привыкли, да и удобнее добираться. Вот и жители казахстанской станции Бускуль, которая стоит на участке Южно-Уральской дороги, оказались в таком же положении. До райцентра Кара-Балык – целых 90 км по грунтовой дороге. Полтора часа езды на машине. А железная дорога, по которой до российского Троицка всего 40 минут, – под боком. Машину еще отыскать надо, а на железной дороге – точное расписание, по поездам время сверяют.

Так и повелось с давних пор добрососедское железное правило – брать в любой поезд тяжелобольных и рожениц. Машинист сообщает по радиосвязи о необходимости оказания медицинской помощи, и все диспетчеры дают поезду зеленую улицу. И если состав не успевает прибыть в Троицк в назначенный природой момент, приходится машинистам быстро «переквалифицироваться». И еще не было случая, чтобы кто-то из них не справился с принятием родов.

Несколько лет назад своего «крестного отца» отыскала родившаяся в кабине машиниста Наташа Погорелая. Девочка, повзрослев, не раз просила мать найти того самого машиниста из Троицка. Семья Наташи давно переехала из Казахстана в Башкирию, связь с прежним краем оборвалась. Обратились Погорелые в телекомпанию ВИД, программу «Жди меня».

«Стали мы думать-гадать, кто бы это мог быть из машинистов, кого разыскивает девочка, – рассказывает Валерий Рзянкин. – Сошлись на том, что тот самый машинист – Николай Стадниченко. В Москву на программу собирали его всем миром. Помогли руководство локомотивного депо и администрация города. Даже сувениры с символикой Троицка передали от главы города. Но уже перед выходом передачи мать Наташи вспомнила, что звали того машиниста Сашей. Снова стали «просеивать» всех. На этот раз попали в точку. Это был Александр Ракшинский. Встреча Александра Николаевича с Наташей Погорелой и ее мамой Венерой прошла очень тепло. Ее с телеэкрана наблюдала вся страна».

А на следующий день в Москве в Шереметевской церкви возле Останкино Наташу крестили. Теперь Александр Ракшинский получил официальный статус крестного.

Машинист и Наташа Погорелая поддерживают отношения. Девушка не раз приезжала к крестному отцу в гости.

А аномальная для троицких машинистов зона в последние два года стала сужаться. На памяти – один-единственный случай, который произошел в 2005 году.

«Поезд сейчас остановить сложнее, скорости стали выше, остановок меньше. Да и рожать женщины стали меньше, – считает Валерий Рзянкин. – Но если потребуется экстренная помощь, машинисты нашего депо всегда на посту».

Евгения Мусихина,
соб. корр. «Гудка»
Троицк – Челябинск
Фото автора


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30