05 декабря 2021 01:14

Американский трудяга Чонкин

Писатель Владимир Войнович завершил главный труд своей жизни, занявший у него 49 лет. Трилогия о русском Швейке, рядовом РККА Иване Ивановиче Чонкине закончена. И в яркой, подходящей для романа-анекдота обложке увидела свет.
Писатель Владимир Войнович завершил главный труд своей жизни, занявший у него 49 лет. Трилогия о русском Швейке, рядовом РККА Иване Ивановиче Чонкине закончена. И в яркой, подходящей для романа-анекдота обложке увидела свет. В предисловии автор жалуется на долгий период творческого бессилия, на то, что почти оставил затею завершить трилогию о простом русском человеке, попавшем в жернова нашей непростой истории. Затем благодарит всех, кто сподвиг его этот труд все же завершить.

Однако нам, читателям, рассыпаться в благодарности к автору книги «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина. Перемещенное лицо» (ЭКСМО, 2007 г.) было бы поспешностью неоправданной. Она, скажем прямо, получилась, «не фонтан». Не фонтан юмора, не острый нож сатиры, не мозаика изящного слога, не хитросплетение замысловатого сюжета, не бездна глубоких мыслей.

Но начнем с сюжета. Выбравшись из-за тотальной безалаберности нашего НКВД обратно на фронт, Иван Чонкин не только дошел до Берлина, но аж до границы американской оккупационной зоны. Где и подвизался, как обычно, при лошадях ездовым. Его боевая подруга Нюра в деревне Красное тем временем похоронила своего отца, не пожелавшего становиться исполнителем смертных приговоров, их с Чонкиным новорожденного сына и саму надежду, что ее герой вернется с войны. А Чонкин волею случая попадает в лапы американских капиталистов и «выбирает свободу», точнее, просто боится возвращаться на родину с ее лагерями. Он уезжает в Америку, где все у него ладится, не то что на родине. Он становится крупным землевладельцем и зернопроизводителем. В горбачевское время он с делегацией американских предпринимателей посещает Москву и деревню Красное. После чего и престарелая Нюра переезжает к нему в Штаты. Занавес!

По ходу всего этого немудреного действа автор продолжает несмешно, а порой вполне даже скабрезно насмехаться над корифеем всех наук Иосифом Виссарионовичем и его земляком Лаврентием Павловичем. По версии Войновича, такое чудовище, как Сталин, не мать родила, а лошадь Пржевальского. От самого Пржевальского, кстати.

Честно говоря, читаешь эту книгу с грустью. Пусть первая книга о Чонкине Войновича и не была никаким политическим откровением в восьмидесятые – во времена всеобщего вскрытия нарывов и гнойников истории нашей страны. Но тот Чонкин вызывал улыбку, был весел и остроумен. Он был тем зеркалом, в котором отражалась наша тогдашняя национальная мина – небритая, безынициативная, исполнительная и в целом глупая. Гляди в него и хотя бы побрейся, если поумнеть не можешь! Мы, похоже, даже сумели поумнеть. А автор этого, увы, не заметил.

Чонкин же третьей части просто скучен, не остер ни одной гранью, банально неинтересен. Но если у вас на книжной полке есть первые две книги, то придется купить третью. Для комплекта. Раз уж вы, вопреки хорошему вкусу и голосу рассудка, решили не ограничиться только первой, единственно настоящей из трилогии.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31