23 октября 2021 10:41

Медленный старт – норма

Михаил Романовский, президент Союза российских судовладельцев (СОРОСС): «Закон о втором судоходном реестре был подписан президентом 20 декабря 2005 года. А работать он толком не начал до сих пор. Дело в том, что таможенная служба так и не согласилась с тем, что это закон прямого действия»
Михаил Романовский, президент Союза российских судовладельцев (СОРОСС)
Закон о втором судоходном реестре был подписан президентом 20 декабря 2005 года. А работать он толком не начал до сих пор. Дело в том, что таможенная служба так и не согласилась с тем, что это закон прямого действия, и требовала принятия специального постановления правительства, которое специально оговаривало бы применяемые в этом случае таможенные процедуры. В противном случае уплачивались таможенная пошлина и налог на добавленную стоимость (НДС). В сумме это прибавляло почти 25% к стоимости судна. Конечно, в таком виде второй реестр работать не мог. Соответствующее постановление правительства было принято только летом 2006 года.

Полностью цели разработки второго реестра пока не достигнуты. Однако нужно понимать, кому такой реестр действительно нужен. А нужен он для бюджета, для страны. Сами компании и без российского реестра неплохо обходились. Ведь для них важным плюсом офшора является независимость от внутрироссийских политических рисков.

С другой стороны, суда находятся под защитой той страны, под флагом которой плавают. Конечно, международный авторитет России выше, чем у Багам, Панамы или Кипра. К тому же офшорные реестры свои суда обычно вообще не защищают.

Мнение о том, что судовладельцы при работе под офшорным флагом получают сверхприбыли, давно уже действительности не соответствует. Рентабельность в судоходном бизнесе составляет около 15 – 20%. Если увеличивать налоги, то на обновление флота уже ничего не останется.

Кстати, нельзя считать, что российский флот, ходящий под иностранными флагами, ничего своему государству не приносит. На полученные за фрахт деньги пароходства покупают топливо и продовольствие, выплачивают портовые сборы и зарплату экипажу, платят стивидорам. А все эти компании являются российскими резидентами и сами платят налоги. По сути, почти вся стоимость фрахта возвращается обратно той стране, от которой ходит судно.

Вообще медленный старт – это скорее норма для вторых реестров, чем исключение. Даже когда такие реестры вводились в Дании и Норвегии, судовладельцы тоже не хотели возвращаться под родной флаг. И правительствам приходилось делать для них всякие «пряники», пока условия фактически не сравнялись по либеральности с офшорными реестрами. В итоге под флагом Дании сейчас плавает 97% национального флота, а Норвегии – 90%.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31