01 августа 2021 14:24

Им не на кого сбрасывать бомбу

Георгий Мирский, доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН:

– Отношения России и Ирана почти всегда были очень теплыми. Даже когда в результате Исламской революции к власти пришел аятолла Хомейни, дипломаты СССР делали все возможное, чтобы наладить с ним отношения. И это несмотря на то, что исламский лидер уничтожал коммунистов в своей стране! Советское руководство исповедовало принцип «кто против Америки, тот наш друг».

Поступающие в последнее время сообщения о том, что Тегеран близок к созданию ядерной бомбы, ситуацию не меняют. Собственно, Москва не очень-то верит в то, что Иран действительно хочет обзавестись этим оружием, ведь ему просто не на кого ее сбрасывать! Америка слишком далеко. У Исламской Республики Иран (ИРИ) нет ракет, способных поражать цели на территории США. А сбросить бомбу на Израиль – значит не только убить шесть миллионов евреев, но и столько же миллионов палестинских арабов. Иран, претендующий на звание лидера исламского мира, на это пойти никак не может.

Для Тегерана важно совсем другое. Он хочет достичь «уровня пятиминутной готовности», то есть состояния, когда всему мировому сообществу станет ясно, что хотя Иран еще и не создал ядерное оружие, но находится всего в одном шаге от этого. Именно поэтому было отклонено предложение Москвы обогащать уран на российской территории. Если бы Тегеран принял его, то у него было бы абсолютно все, что нужно для развития мирной энергетики. Но из России поступал бы только низкообогащенный (5-процентный) уран, на котором бомбу не сделаешь.

Иран строит все новые и новые центрифуги. Президент страны недавно заявил, что их уже три тысячи. Это говорит о том, что ИРИ желает заполучить высокообогащенный (90-процентный) уран, который необходим для создания ядерной бомбы.

Отказалась ИРИ и от очень выгодного предложения «шестерки», состоящей из представителей США, России, Великобритании, Франции, Китая и Германии. Речь шла о том, чтобы построить на территории Ирана электростанции, принять страну в ВТО, обеспечить запчастями для авиации и предоставить многие экономические преференции. Все это – в обмен на обещание прекратить работы по обогащению урана.

В прошлом году Владимир Путин встречался с Ахмадинежадом в Пекине. После завершения переговоров он вышел к прессе, широко улыбаясь, и сказал, что у него есть основания полагать: ИРИ пойдет навстречу «шестерке». Но ничего подобного не произошло. Это вызвало раздражение Москвы. Обиду Кремля понять не сложно: мы им такие предложения делаем, а они нас на каждом шагу подводят. Но Россия и Китай в Совбезе ООН продолжают помогать Ирану. Именно благодаря усилиям Москвы и Пекина против ИРИ не введено эмбарго на вывоз нефти. Эта мера стала бы для Ирана фатальной.

Москва полагает, что загонять Иран в угол контрпродуктивно. Если бы жесткие меры против Тегерана все-таки были бы приняты, то Иран вышел бы из МАГАТЭ, из договора по нераспространению ядерного оружия, выслал бы всех международных инспекторов и уже без всякого контроля со стороны мирового сообщества продолжал бы работы по созданию ядерного оружия. И за это ему бы ничего не было! Ведь начинать полномасштабные боевые действия против ИРИ никто не готов. Америка завязла в Ираке, и для еще одной сухопутной операции у нее нет сил. Конечно, США могут нанести авиаудар по ядерным объектам в Иране. Это отбросит ядерную программу ИРИ на несколько лет назад, но не остановит ее. В то же время такие действия вызвали бы чудовищный всплеск антиамериканизма по всему арабскому миру.

Я полагаю, что российские дипломаты правильно делают, выступая против силовых методов воздействия на Иран. Но и ждать момента, когда ИРИ, как Северная Корея, произведет первое испытание ядерной бомбы, не стоит. Иметь под боком неспокойного соседа с ядерным арсеналом не хочется.

В этой ситуации Москве остается только лавировать. С одной стороны, мы не должны давить на Иран, с другой – не можем позволять ему разрабатывать ядерное оружие. Может показаться, что Россия проявляет слабость, пытается усидеть сразу на двух стульях. Но это мудрая политика. Разругаться с Ираном – значит потерять перспективного экономического партнера. Но и портить ради него отношения со всем западным миром было бы безумием.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31