03 декабря 2021 08:12

Война станков

Система международных соглашений препятствует получению Россией современных технологий

Российское станкостроение остается одной из самых проблемных отраслей машиностроения, что, в свою очередь, препятствует увеличению российской доли комплектующих в совместных проектах с иностранными компаниями. Иностранные государства со своей стороны ограничивают импорт в Россию современной обрабатывающей техники.
Система международных соглашений препятствует получению Россией современных технологий

Российское станкостроение остается одной из самых проблемных отраслей машиностроения, что, в свою очередь, препятствует увеличению российской доли комплектующих в совместных проектах с иностранными компаниями. Иностранные государства со своей стороны ограничивают импорт в Россию современной обрабатывающей техники.

«Американские санкции против авиахолдинга ОАО «Сухой» и «Рособоронэкспорта», предусматривающие запрет на поставку в эти структуры технологий двойного назначения, не были случайностью, и они носят системный характер, – заявил на «круглом столе» в Торгово-промышленной палате председатель Совета ветеранов – министров СССР и РСФСР Николай Паничев. – Несмотря на подписание договора «О доступе на рынки друг друга в рамках присоединения России к ВТО», конгресс США не отменил так называемую поправку Джексона – Вэника, запрещающую продавать России высокотехнологическое оборудование».

Более того, в 2004 году США приняли решение об ужесточении мер по экспорту технологий двойного назначения. К этим технологиям отнесены все виды оборудования, обеспечивающие производство летательных аппаратов, судов и другой стратегически важной продукции. Фирмы развитых стран не имеют права поставлять в Россию свое оборудование без специального разрешения их правительств. Так и не сбылись ожидания, связанные с возможностью импорта пятикоординатных обрабатывающих центров, станков для объемной лазерной резки и другого современного металлорежущего оборудования. Анализ импорта 2006 года показал, что 80% станков и оборудования поставлялись в Россию из Тайваня, Китая, Болгарии и Чехии. При этом из 11,5 тыс. единиц импортируемого оборудования только 1,5 тыс. единиц станков с числовым программным управлением, а из них всего лишь 208 – это обрабатывающие центры.

На устаревших станках создается надежда нашей авиации
«В мире создана целая система международных соглашений, аналогичная договору о нераспространении ядерного оружия. Эта система препятствует получению некоторыми странами, в том числе Россией, современных технологий», – добавил проректор Московского государственного технического университета «Станкин» Александр Андреев.

Понятно, что без современных станков в различных СП, где планируется выпускать авиационную технику, специализированные суда и другую сложную продукцию, производство наиболее сложных, а значит, и доходных компонентов приходится передавать иностранным партнерам.

По словам заместителя министра промышленности и энергетики Андрея Реуса, к юридическим механизмам экспортного контроля добавились и начинают применяться специальные технические средства, препятствующие незаконному экспорту. Станки двойного назначения оснащаются датчиками контроля их местоположения с помощью глобальной навигационной системы GPS и скрытыми программными модулями, накапливающими информацию о выпускаемой на них продукции. Перефразируя известную поговорку, можно сказать, что если государство не хочет финансировать и создавать свое полноценное машиностроение, то оно начинает финансировать зарубежное, и ему приходится жить по принципу «нефть и газ в обмен на продовольствие».

Неудивительно, что о состоянии отечественного станкостроения, как о веревке в доме повешенного, в коридорах власти предпочитают не говорить. Ведь по мировым объемам производства и потребления в этой отрасли Россия скатилась соответственно с 3-го и 2-го места в 1991 году на 22-е и 17-е места в 2006 году. Более 70% оборудования эксплуатируется больше 20 лет. При этом коэффициент обновления станков и прессов – менее одного процента, в то время как в развитых странах мира он достиг 10 – 12%. Около 87% новых станков – это импорт. В такой ситуации попытка преодолеть технологическое отставание от станкостроителей развитых стран можно расценивать не как стремление действительно догнать их, а как попытку всего лишь согреться. Нередко спасательным кругом станкостроителей становится собственная смекалка. Например, работники ФГУП «Салют» разобрали на части импортный многокординатный обрабатывающий центр и изготовили собственными усилиями два таких же, укомплектовав их зарубежной электроникой и своим программным обеспечением.

Президент ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров сообщил, что 80% средств, инвестируемых на обновление собственных производств, формируется за счет ликвидации части основных фондов и других имущественных комплексов предприятий. Остальные 20% средств привлекаются предприятиями в качестве заемных. Существенное отставание от зарубежных производителей металлорежущего оборудования породило проблему психологического порядка. Вице-президент ТПП Сергей Катырин сообщил «Гудку», что это стало главной причиной, по которой ТПП совместно с Минпром­энерго и МЭРТ привлекли членов Совета бывших министров СССР и РСФСР в рабочую группу при правительстве по выработке мер по выходу отрасли из кризиса. В создавшейся ситуации оказались востребованными не столько их профессионализм, сколько моральная поддержка и опыт руководителей, прошедших закалку в годы послевоенного восстановления страны. Месяц назад правительство фактически отклонило идею создания госхолдинга на базе станкостроительных заводов. Первый вице-премьер Сергей Иванов считает, что нужно создать инжиниринговый центр, который будет состоять из конструкторских бюро и исследовательских организаций. Центр будет разрабатывать научно-техническую политику в отрасли, а государство готово финансировать разработки конкретных проектов.

Правда, бывшие министры критически относятся к мероприятиям по выводу отрасли из кризиса.

«ФЦП «Национальная технологическая база на 2007 – 2011 годы», а также всевозможные стратегии и концепции – всего лишь идеологические документы и прокламации, – заявил Николай Паничев. – ФЦП по отраслевой тематике планирует реализовать всего четыре проекта на общую сумму 159 млн руб., а Минпромэнерго выделяет лишь 230 млн руб. на разработку отечественных промышленных роботов. Что толку, что организовали ОАК, если денег на заготовительную базу на Воронежский авиационный завод не выделено».

Однако самой болезненной проблемой отрасли остается нехватка кадров. О том, почему подъем отрасли нужно начинать именно с этого шага, рассказал проректор «Станкина» Александр Андреев. По его мнению, создавая технологии двойного назначения, нужно начинать с отраслевой науки. Оставшиеся прикладные НИИ имеют мизерные объемы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В такой ситуации «Станкин» остается единственной структурой, которая способна консолидировать разработчиков, оставшихся в отрасли.

«Нужно, чтобы «Станкин» и еще два оставшихся института, входящих в инжиниринговый центр, начинали готовить кадры на создание и обслуживание высокотехнологичных комплексов. Мы можем догнать немцев, японцев и китайцев, но нужно развязать нам руки», – считает президент ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30