19 октября 2021 19:09

Язык может довести как до Кремля, так и до провала

Наших сограждан раздражают и речевые ошибки политиков, и формально правильный, но тяжеловесный канцелярит

Марина Королева, психолингвист, ведущая еженедельной авторской программы «Говорим по-русски» на радиостанции «Эхо Москвы»: «Наших сограждан раздражают и речевые ошибки политиков, и формально правильный, но тяжеловесный канцелярит»
Наших сограждан раздражают и речевые ошибки политиков, и формально правильный, но тяжеловесный канцелярит

Марина Королева, психолингвист, ведущая еженедельной авторской программы «Говорим по-русски» на радиостанции «Эхо Москвы»

– Марина Александровна, каковы, на ваш взгляд, основные особенности речи российских политиков?
– В первую очередь это неяркость. Уж очень их речь формальна и официозна. В ней нет запоминающихся моментов. Пожалуй, единственным исключением можно считать речь Владимира Путина. Он иногда употребляет дворовую жаргонную лексику. Делает президент это нечасто, но время от времени позволяет себе подобную языковую игру. Что касается остальных чиновников, то тут тенденция такова: чем ниже их ранг, тем скучнее они говорят.
Видимо, это уже традиция. Есть такой термин, введенный Корнеем Чуковским, – канцелярит. И я думаю, чиновникам кажется, что когда они говорят на этом своеобразном диалекте, то делают это грамотно и правильно. Они боятся использовать разговорные конструкции, боятся говорить свободно. А когда чиновники используют канцелярит, им кажется, что они находятся в рамках литературной речи. Но на самом деле это не так.
Литературная речь – понятие более богатое и свободное. Однако со времен Салтыкова-Щедрина чиновники именно свободы и оригинальности в своей речи стараются избегать. К этому со временем добавились особенности «советского» языка. И вот этот компот из советского канцелярита и чиновничьего диалекта, знакомого по произведениям Салтыкова-Щедрина, и служит основой речи современных российских политиков.

– Ну неужели все действительно так плохо? Может, хоть в чем-то ситуация меняется к лучшему с советских времен?
– В последнее время я стала замечать, что наши политики все реже делают ошибки в ударениях. Речь идет о чиновниках высшего уровня – президенте, премьере, министрах и их заместителях. Грубых ошибок в их речи почти не бывает. Сегодня уже нет политиков, говорящих, как Михаил Горбачев. Но все равно назвать их речь хорошей я не могу. Она по-прежнему слишком чиновничья. Пусть явных ошибок и ляпов в ней нет, но она слишком тяжелая и неживая.

– Это работа в госструктурах накладывает неизгладимый отпечаток на манеру говорить?
– Да, это так. Канцелярит буквально въедается им в мозги. И изгнать его оттуда очень трудно.

– А насколько вообще для россиян важно соблюдение политиками норм русского языка? Сказываются ли речевые ошибки на их имидже публичного политика?
– Наших сограждан в равной степени раздражают как речевые ошибки политиков, так и формально правильный, но тяжеловесный канцелярит. А вот если бы речь чиновников и политиков обрела милую живость, это, безусловно, было бы россиянами замечено и положительно сказалось бы на их имидже. Для обычных носителей языка очень важно, как с ними говорят власть имущие. Люди на самом деле обращают на это внимание. Дело в том, что за неимением альтернатив русский язык превратился в суррогат национальной идеи. Сейчас русский язык – это единственное, что скрепляет людей от Калининграда до Владивостока и на всем пространстве бывшего СССР. Поэтому они относятся к родному языку очень трепетно. Я наблюдаю это в ходе своей профессиональной деятельности. Что характерно: пишут мне и звонят в программу не только скучающие домохозяйки и пенсионеры, но и бизнесмены, и менеджеры высшего звена. Иными словами, проблемы языка волнуют все слои населения России.

– Можно ли улучшить имидж политика за счет изменения специфики его речи?
– Безусловно. Я уверена, если человек по-настоящему озабочен своим имиджем, он должен прикладывать усилия к тому, чтобы сделать свою речь более правильной. Умение правильно говорить – это очень важная часть образа человека вообще и политика в частности.

– Кто из российских политиков, по вашим наблюдениям, успешно поработал над своей речью?
– Мне кажется, что этим занимался Владимир Путин. У меня нет никаких точных сведений об этом, но я видела архивную запись его выступления в Петербургской мэрии в начале 90-х и могу вас заверить, что его речь с тех пор очень сильно изменилась в лучшую сторону. Раньше он говорил менее внятно. Сегодня же наш президент говорит очень отчетливо, он по-другому подает слова.

– Как вам кажется, Владимир Путин продолжает работать над своей речью?
– Обычно если такая работа ведется, то она продолжается достаточно долго. Разница чувствуется не только при сравнении путинской манеры говорить периода его работы в администрации Анатолия Собчака с периодом его пребывания на посту главы государства, но и между речью Владимира Путина во время его первого срока и сегодняшней его речью. Например, раньше он не использовал жаргонные выражения. Мне как лингвисту это не очень нравится, поскольку я в принципе не люблю жаргон. Но народу выражения вроде «мочить в сортире» очень симпатичны.

– Вы оцениваете использование грубоватых словосочетаний как удачный ход?
– Это было сделано сознательно и принесло определенный результат.

Беседовал
Артем Кобзев

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30