01 августа 2021 13:46

Певец-загадка

Ставший популярным в восьмидесятых, Валерий Леонтьев и по сей день остается живой легендой

Ставший популярным в восьмидесятых, Валерий Леонтьев и по сей день остается живой легендой. Мы познакомились с Валерием Леонтьевым, когда он работал в Ворошиловградской филармонии, не имел в Москве жилья и на Центральном телевидении был под запретом.
Ставший популярным в восьмидесятых, Валерий Леонтьев и по сей день остается живой легендой

Мы познакомились с Валерием Леонтьевым, когда он работал в Ворошиловградской филармонии, не имел в Москве жилья и на Центральном телевидении был под запретом. За минувшую с той поры почти четверть века певец, которого называли «разрушителем стереотипов, возмутителем спокойствия», стал кумиром миллионов, суперзвездой, народным артистом России. Но загадка его восхождения на эстрадный олимп по-прежнему не раскрыта.

– Валера, по-моему, тебя стали редко показывать по ТВ. Или я не права?
– Права. За последнее время я был на экране в новогодних программах, в «Субботнем вечере» на РТР, на открытии «Славянского базара в Витебске» да на «Новой волне» в Юрмале – по-моему, все. Впрочем, где еще появляться? Теперь музыкальная продукция выходит в основном на МузТВ. А меня там нет, потому что я в клипах давно не снимаюсь. Последний клип – «Ночной звонок» – у меня был лет семь или шесть назад.

– При этом на тебя посыпались многочисленные награды. Последняя, насколько я знаю, – орден Петра Великого.
– Если разобраться, наверное, понятно, за что. Я же не прошу, не выпрашиваю: «Дайте, Христа ради, орден какой-нибудь». Люди каким-то образом вспоминают, что есть такой артист, находят повод и заслуги, чтобы их отметить. Меня только оповещают, когда и куда явиться. До Брежнева мне, конечно, далеко, но несколько орденов у меня уже есть: «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «За возрождение России», орден Ломоносова…

– Скажи, а какое событие в твоей жизни было самым главным, самым важным? Что из собственной биографии врезалось тебе в память навсегда?
– Ну, поскольку я все-таки случился в жизни как артист, то, наверное, самым важным шагом, требовавшим серьезного подхода и в то же время бесстрашия кинуться на эту стезю, было решение стать артистом.
А произошло это так. Я играл в Воркуте в самодеятельном театре, и меня решили послать на конкурс певцов. Затеяла его Сыктывкарская филармония, чтобы отобрать 12 – 15 человек, отправить их учиться в Москву и впоследствии организовать из них коллектив. И вот играю я последний перед отъездом спектакль – это был «Затюканный апостол» по пьесе Андрея Макаенка, – и там нужно было прыгать с такой довольно высокой конструкции. Я прыгнул и… отломал себе пяточную кость. Казалось бы, все – какой может быть конкурс для человека, закатанного в гипс? А я подумал-подумал да и поехал. Вот это был поступок, требовавший решительности. Как потом выяснилось, жизнь, которая была до того – целых 23 года, – я взял и выкинул. И поехал на костылях в другую жизнь, которая длится у меня по сей день.

– А конкурс ты, помнится, выиграл?
– Выиграл. И таким образом попал во Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства, где моим учителем был известный тенор Георгий Виноградов.
В Сыктывкарскую филармонию я вернулся в 73-м году уже в статусе профессионального артиста. Несколько лет ездил по городам и весям Коми АССР и в конце концов понял, что погибаю. Решил сменить филармонию и в 79-м году сменил ее на Горьковскую. А туда почти сразу поступила разнарядка: пришлите артиста на Всесоюзный конкурс песен стран социалистического содружества. Они взяли да и послали меня. А я взял да и победил. Конечно, я ехал, ни на что не надеясь. И на тебе – первая премия!
Считаю, что там, на конкурсе, меня просто прозевали. Ну не должен был такой артист на нашей эстраде появиться. Никак не должен был. Потому что тогда были востребованы совсем другие персонажи: дяденьки в строгих пиджаках и галстуках, «пришитые» к микрофонной стойке. Нет, по всем раскладам я не должен был победить. А они прозевали. Чему я бесконечно рад.

– То есть в тридцать лет на свет родился новый Валерий Леонтьев?
– Совершенно верно. Этот момент стал еще одним переломным в моей жизни: когда из просто артиста я превратился в того, кого называют «звездой». А это уже другие права и обязанности, другая походка, другой гардероб…
На следующий год Министерство культуры отправило меня в Болгарию – на международный конкурс «Золотой Орфей». Выдали суточные и сказали: «Поезжай!»

– И ты снова умудрился отличиться?
– Да, опять получил первую премию.

– Ну а дальше пошло-поехало: звания «заслуженный артист», «народный», приз в Монте-Карло «Золотой скрипичный ключ», титулы «Певец года», «Живая легенда» и так далее, и так далее. Но вот в конкурсах, по-моему, ты больше никогда не участвовал?
– Не участвовал. Дальше я стал ездить гостем. Или членом жюри – правда, оценивать кого-то очень не люблю. Есть композиторы и певцы, которым нравится судить чужое творчество, влиять на чужие судьбы. Например, в Юрмале на «Новой волне» такая компания из года в год собирается. А я боюсь. Боюсь навредить.

– Скажи, а татуировки, количество которых, я смотрю, на тебе все увеличивается, – это тоже из арсенала звезды? Кстати, сколько сейчас у тебя этих самых «татушек»?
– Пять.

– Зачем столько?
– Интересно было себя разрисовывать. Был какой-то момент, когда я почувствовал, что мне это нужно. Понимаешь, есть такое психологическое ощущение: ты находишься в этом времени или ты из него уже выбыл? После того как я эти штуки сделал, стал чувствовать себя более сегодняшним, что ли. Мне стало психологически комфортнее. Жаль только, что эстетика меняется. Лет десять назад были модны птички, звери, а сейчас совсем другие рисунки пошли. Но что нарисовано, теперь уж не отклеишь.

– А гастролируешь ты по-прежнему интенсивно?
– Не жалуюсь.

– Но теперь ты большую часть времени проводишь в Майами?
– Нет, гораздо меньшую часть. Большую – все там же: Воронеж, Нижневартовск и так далее, то есть на просторах нашей хоть и уменьшившейся после распада СССР, но по-прежнему необъятной страны.

– А вот в Москве ты стал выступать редко.
– Да, и мне очень жаль. Дело в том, что для меня родным домом был концертный зал «Россия». У меня было ощущение дома не в своей квартире, а в гримерке или на сцене этого зала. Он был связан с творчеством, пением, постановками – много чего там было сделано. А теперь его не стало, и я осиротел. Честно говоря, сейчас в Москве не хочется петь нигде.

– А что ты скажешь о сегодняшней эстраде?
– Ну, что тут говорить? Не появилось у нас эквивалента Пугачевой. Я имею в виду не то, что должна быть вторая Алла Борисовна, а отсутствие на нашей эстрадной сцене такой же яркой, сильной творческой личности. Да, способных людей много, да, в потенциале что-то может состояться. Но пока нет такого человека, который бы ворвался, установил новую планку, заставил слушать себя и вольно или невольно тянуться к его уровню.

– Меж тем телефабрики все куют и куют новых так называемых звезд.
– Что касается способных милых мальчиков и девочек, выпущенных «Фабриками звезд», то память о них держится лишь благодаря тому, что их одиннадцать раз в день по телевизору показывают. А покажи десять, сразу начнут забывать. Я же говорю о настоящем событии, явлении на эстраде, об артисте, которого, даже если не будет показывать телевизор, зрители все равно будут помнить.

– Как известно, эстрада – удел молодых. Не случайно Пугачева, Вайкуле, Меладзе, Макаревич и иные твои коллеги давно занимаются каким-то бизнесом. А ты – нет. Не чувствуешь себя деловым человеком?
– Очевидно, я под это не заточен. Может быть, нужды какой-то особенной нет, необходимости. Появится, наверное. А пока я не хочу ничем заниматься, кроме сцены. Мне нравится моя работа. Как ни странно.

Беседовала Тамара Мартынова


Кстати
    Пробовал Валерий Леонтьев свои силы и в кинематографе. В 1981 году он снялся в драме Владимира Лаптева «На чужом празднике», в 1985-м – в музыкальной комедии Евгения Герасимова «Не ходите, девки, замуж». Затем, в 1986 году, – в нашумевшей на фоне перестройки ленте Виталия Аксенова «Как стать звездой». В 1992 году он исполнил роль злодея из другого измерения в мистическом боевике Геннадия Глаголева «Экстрасенс». На фото Валерий Леонтьев в этой роли. Однако известности и признания как киноактер певец не добился.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31