28 октября 2021 09:01

Культовый транспорт

Корреспондент «Гудка» побывала на родине железных дорог

Корреспондент «Гудка» побывала на родине железных дорог. На острове действуют двадцать четыре железнодорожных оператора. Однако конкуренции фактически нет: каждая компания «хозяйствует» на своей территории или является монопольным перевозчиком на важных трансрегиональных маршрутах.
Корреспондент «Гудка» побывала на родине железных дорог

Британцы стараются всячески подчеркнуть, что именно их страна – родина паровозов.

В начале девяностых британское правительство первым в Европе решило ликвидировать государственную монополию на железнодорожный сектор. Сейчас вся инфраструктура принадлежит частной компании Network Rail.

На острове действуют двадцать четыре железнодорожных оператора. Однако конкуренции фактически нет: каждая компания «хозяйствует» на своей территории или является монопольным перевозчиком на важных трансрегиональных маршрутах. Некоторые железнодорожные операторы имеют «дочерние» автобусные фирмы, которые доставляют к станции пассажиров из близлежащих городков и сел. Дублирующих автобусных «дальнобойных» маршрутов не много, и по времени они вдвое дольше железнодорожных.

По сравнению с континентальной Европой британские железные дороги заметно отстают в плане технических нововведений. Бросается в глаза преобладание дизелей: из 34 тыс. км путей электрифицировано около 5 тыс. км. Сверхскоростных магистралей европейского уровня нет. Считающийся самым быстрым на острове поезд между Лондоном и Эдинбургом преодолевает 650-километровый путь за пять с половиной часов. Много стареньких одноколеек. Станции ухоженные, но все «родом из прошлого». По всему чувствуется: на инвестиции эксплуатирующие компании не расщедрились.

Тем не менее по рентабельности британские железнодорожники – в мировых лидерах. Максимальные прибыли при минимальных затратах извлекаются за счет изощренных управленческих технологий. Действует принцип: что хорошо для компании, то должно быть удобно для пассажира. Эгоцентризм пронизывает все сферы британского общества и выходит на международный уровень под флагом «что хорошо для нас, хорошо для мира».

Число прямых рейсов в Британии оптимизировано до минимума. Ночью с севера на юг остров пересекают несколько комфортабельных (и дорогих) поездов со спальными одно- и двухместными купе. Остальные поезда – сидячие экспрессы. На некоторых дистанциях поезда ходят как метро, а где-то – два-три раза в день.

«Оптимизация» дает операторам экономию подвижного состава и персонала, а пассажиры получают кучу неудобств. Им приходится «складывать» свою поездку по кусочкам, как слова из букв. Даже короткая поездка в пределах одного графства может потребовать одной-двух пересадок. Сводные графики, как принято в России и континентальной Европе, не применяются. На каждой станции пассажиров встречает гора буклетов отдельно для каждого направления.

Совмещать расписание разных компаний да еще разбираться в тарифах – адский труд. Лично я все свои поездки предварительно прорабатывала в Интернете. «Бескомпьютерным» пассажирам оператор-информатор продиктует варианты по телефону или отправит SMS. Услуга платная, но недорогая.

Вокзал Паддингтон известен тем, что именно сюда прибывает экспресс-поезд из аэропорта Хитроу
На пересадку уходит 6 – 15 минут. Но даже небольшое опоздание поезда может стать роковым. Помню, как исстрадалась моя английская попутчица: ее дочери не попали на детский конкурс, к которому полгода готовились. Между валлийскими поселками Флинт и Бетвс-у-Коед – меньше часа езды с одной пересадкой. Пропустили «стыковку» – следующий поезд только через четыре часа. По моим наблюдениям, опоздания в пределах четверти часа для британских поездов – совсем не редкость.

Ценовой шок и возмущение очевидной несправедливостью – первое, что испытывает каждый европеец при знакомстве с британской железной дорогой. Билет в стандартный вагон (в Британии только два вида вагонов – стандартный и первый класс) из Лондона в Эдинбург на один и тот же рейс может обойтись от 15,7 фунта до 144 фунтов. Понятно, что сумасшедшую максимальную цену никто не платит: ее маркетинговая функция – бить на психику, быть «пугалом», в сравнении с которым любая другая цена кажется уже приемлемой. Британские железнодорожники – пока единственные в Европе применили давно практикующуюся в авиации схему, когда покупка билета превращается в лотерею. Как я заметила, жителям острова это не очень нравится, но они смирились с неизбежностью и кое-как приноровились.

В британской железнодорожной системе фигурируют четыре основные категории билетов. Предварительный билет на конкретный рейс. Билет день в день на фиксированный рейс. Билет день в день на любой рейс указанной дистанции. «Открытый» билет для поездки на указанную дистанцию в любой день и час в пределах определенного срока.

Внутри каждой тарифной группы есть еще подгруппы. Цена каждой подгруппы тоже «плавает». В компьютерную программу (у каждого из операторов она своя) заложены «база» и повышающие коэффициенты в зависимости от заполняемости поезда, интенсивности спроса, близости даты отправления и еще кучи факторов.

Пока пассажир раздумывает и сравнивает варианты, программа с холодной точностью за несколько минут может удвоить или утроить стоимость: кто не успел, тот опоздал, как на бирже. Помимо базовых тарифов у операторов есть свои бонусные программы, проездные билеты, рекламные «распродажи» и прочие маркетинговые игрища. Реклама внушает пассажирам: мы даем фантастические скидки, а только от вас зависит, сумеете ли вы ими воспользоваться. Все это позволяет железнодорожным операторам создавать привлекательный имидж, драть любую цену вне зависимости от качества услуги, не опасаясь общественного возмущения.

Елена Пеструхина
Лондон – Москва

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30