28 октября 2021 08:05

Не царское это детское

Аделаида СИГИДА,<br /> спец. корр. «Гудка»<br /> Детское Село<br /> Фото Александра Савельева

Первый в России поезд из Санкт-Петербурга в Царское Село отправился 30 октября 1837 года в 12 часов 30 минут. Однако здание вокзала в Царском Селе начали строить только в 1836 году и к прибытию исторического поезда достроить, конечно, не успели.
Первый в России поезд из Санкт-Петербурга в Царское Село отправился 30 октября 1837 года в 12 часов 30 минут. Однако здание вокзала в Царском Селе начали строить только в 1836 году и к прибытию исторического поезда достроить, конечно, не успели. За 170 лет вокзал несколько раз перестраивали. Сейчас его снова перестраивают – на этот раз к 170-летнему юбилею железных дорог.

– Да вы что?! Какая такая станция Царское Село? Мы никогда не были Царским Селом, всегда назывались Детским! – уверенно сообщила мне по телефону Ирина Петровна Новикова, исполняющая обязанности заместителя начальника станции.
В трубке было слышно, как Ирина Петровна с кем-то консультируется.

– Мы ведь всегда были Детским? – спрашивала Ирина Петровна.
– Конечно! – ответил ей чей-то голос.

– И никогда не были Царским Селом?
– Никогда.

Как я ни старалась, мне не удалось убедить Ирину Петровну в том, что Детским Селом станция стала в 1918 году. Советская власть долго думала, как переименовать Царское Село. Решили переделать в Детское. В честь лицейских лет Пушкина. Долгое время станция носила двойное название Пушкин. Детское Село. Пушкин – город, на территории которого находится станция. Современное здание вокзала украшают барельефы учителей поэта: Державина, Жуковского, Карамзина.

Это здание было построено в 1950 году – предыдущий вокзал разрушили немцы. Но и сегодня станция снова выглядит так, как будто только вчера подверглась вражескому налету.

Как говорит Ирина Петровна, «незачем к нам приезжать, ничего у нас тут интересного нет, один ремонт». Но я все равно приехала.

Начальник станции Игорь Васильевич Пташук встретил меня приветливо. Отодвинул ногой от двери кабинета старый унитаз, и мы вошли в огромную комнату с древней мебелью. Посреди комнаты стоял стол с ободранным зеленым сукном.

– Вся эта мебель – под охраной государства! – с гордостью сообщил Игорь Васильевич. – Позапрошлого века мебель.
Мебель – это все, что осталось от самой первой станции, которая и выглядела не так, и находилась не здесь. Была она примерно на один километр ближе к Санкт-Петербургу. Первую перестройку затеяли в начале XX века. Тогда в связи с предполагавшимся увеличением интенсивности движения поездов станцию решили расширить. Старый вокзал разобрали, новый построили на том же самом месте. Он простоял почти полвека, пока во время войны его не разбомбили немцы.

Нынешний вокзал возвели в километре от предыдущего. Тем не менее у железнодорожников есть планы увековечить историческое место при помощи Детской железной дороги – она будет начинаться именно там, где находилась станция Царское Село.

Под руководством начальника станции Пташука находится также Павловск, вторая станция в истории железных дорог. Сейчас большинство туристов едут до Павловска. А раньше из Петербурга в Детское Село ходил ретропаровозик. Теперь он в Детском не останавливается, идет прямиком до Павловска.
– Здесь всего два пути, а там – три, – объяснил Игорь Васильевич. – Там ему есть где постоять.

– А объемы перевозок у вас какие? – спросила я.
– Погрузка в месяц – 50 вагонов, выгрузка – 200 вагонов в месяц. В сутки через каждую станцию проходит примерно 100 поездов, из них 62 пассажирских. То есть очень интенсивный участок. По нашей ветке поезда идут в Брест, Львов, Киев, Кишинев, Пушкин, Павловск – ближайшие пригороды Санкт-Петербурга. Народ отсюда в Петербург ездит на работу, из Петербурга к нам сюда туристы приезжают. От станции Детское Село до Екатерининского дворца пешком минут двадцать, не больше. Недавно сама Волочкова приезжала со своим свадебным поездом. Вышли здесь, сели в автобусы и поехали в Екатерининский дворец. Утром обратно. А поезд у нас на станции стоял, ждал.

– Электрички из-за Волочковой не пришлось отменять?
– Одну всего лишь задержали, – признался Игорь Васильевич.

Однако свадьба Анастасии Волочковой – это мелочь. Самые большие изменения в расписании были тогда, когда ремонтировали платформу Купчино. Ставили там турникеты. Дошло до того, что пассажиры на электричках ездить перестали – пересели на маршрутки. Но когда турникеты поставили и расписание наладилось, пассажиры вернулись, а выручка стала в три раза больше прежней.

Ремонт в Детском Селе начался в апреле, достиг максимальной сокрушительной силы в июне и с той же силой продолжается. То же самое – в Павловске. Только там ремонт покруче. В Детском хотя бы пол в вокзале не разобрали, а в Павловске в здание вокзала не войти. Кассиры сидят в будках на улице.

В Детском строители тоже мечтают взяться за пол. Недавно ЗАО «Интеграл», которое проводит ремонт, пробурило дырку в зале ожидания. Оказалось, что под мрамором пустота.

– В любой момент пассажиры могут провалиться, – сообщил Сергей Дмитриевич Ильин, руководитель ремонтных работ. – Вокзал все время оседает, и когда на улице дождь, пол водой заливает.

– Насчет того, что пол провалится, это он не прав, – возражает начальник вокзала Ольга Михайловна Багаева. – За полвека никто не провалился, с чего же теперь? Конечно, экспертиза покажет, специалисты дадут заключение.

Главное, что волнует Ольгу Михайловну, – так это новая платформа. Прежняя была обычная, асфальтированная. Теперь на ней укладывают новое дорогое покрытие.

– Раньше как зимой платформу убирали? Лопатой гребли и ломами лед долбили. Теперь ломом не подолбишь. Надо специальным составом посыпать. А каким – никто не знает. Я все вокзалы обзвонила – никто еще с таким покрытием не зимовал. Спрашивали строителей про это покрытие, они сами про него ничего не знают.

Ремонт должны закончить на месяц раньше юбилея – 30 сентября. Но не известно, закончат или снова обманут. Как их предшественники, не сдавшие в 1837 году вокзал вовремя.

– Препятствует нам городская власть, – рассказали строители. – До сих пор мы не получили разрешение на установку лесов на фасад здания со стороны города. Земля железной дороге не принадлежит. Пока заявление в администрацию напишем, пока его там рассмотрят... А времени осталось – кот наплакал.

– Всю платформу перекорежили, – возмущаются пассажиры, пробираясь между трубами по щиколотку в песке. Оказывается, горячий песок – это самый продуктивный метод очистки столбов и потолка от старой краски.

Но строителям есть чем оправдаться:
– Будем устанавливать светильники, видеонаблюдение. Поэтому пришлось платформу вскрыть – много кабелей закладываем в ее тело, – говорит Сергей Дмитриевич. – Платформа здесь, как взлетная полоса: со стороны Питера высокая, а в сторону области – низкая. А теперь все будет ровно, красиво. Тротуарная плитка, съезды для инвалидов.

– Пассажиры на съездах будут зимой поскальзываться и падать, – задумчиво сказал начальник станции.
– А вы очищайте! Тогда не упадут! – посоветовал начальник участка.

Последний раз станцию ремонтировали к 300-летию Петербурга. Но оказалось, что ремонтировали плохо, – крыша вскоре после ремонта стала протекать. К тому же она была неисторического серого цвета.

– Мы крышу заново перекрыли, – сообщил Сергей Дмитриевич. – И теперь у нее исторический зеленый вид. Штукатурим по технологии, которая была применена 60 лет назад: используем одну известь, без цемента. Постоянно приезжают комиссии из госинспекции по охране памятников культуры. Сложно работать с ними, но ничего не поделаешь – кругом одно культурное наследие.

Сергей Дмитриевич показывал мне ремонт с большим энтузиазмом.
– Вот здесь полвека назад был фонтан, – показал начальник участка на яму в земле. – Теперь здесь будет голова девушки, из нее будет изливаться вода. Эта голова много лет хранилась в кабинете у начальника станции. Теперь про нее вспомнили и отправили на реставрацию. Двери меняем – с фасада уже две заменили, осталось 18. Газон будет, остекление везде. До этого здесь вазоны с цветами стояли. Начальник вокзала Ольга Михайловна цветочки поливала. Этим летом ушла в отпуск, а тут городские власти с комиссией приехали. Увидели вазоны: «Это что за мусор? Быстро убрать!» Мы убрали. Ольга Михайловна из отпуска вышла, смотрит – нет вазонов. У нее сердечный приступ.

– А пассажиры за сердце не хватаются в связи с ремонтом? – спросила я.
– Чего им хвататься? – удивился Сергей Дмитриевич. – Пассажир если и недоволен, то только тем, что мы тут хотим установить турникеты. Ведь главная цель ремонта – установить на станции систему АСКОП, то есть автоматическую систему контроля оплаты проезда.

Кстати, первыми турникетами была оснащена станция Купчино. Говорят, народ вначале был очень недоволен, даже губернатору жалобы слал. Потому как для Петербурга турникет – это не обыденность, как для Москвы, а нововведение. Но сейчас ничего – привыкают.

Аделаида СИГИДА,
спец. корр. «Гудка»
Детское Село
Фото Александра Савельева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31